Наталья Матюкова Все статьи автора
11 августа 2011, 10:46 2195

Дом, где обретают надежду

Фото: РЦ "Дом надежды на Горе"

Нет лучшего средства для создания идиотов, чем алкоголь, говорил немецкий психиатр Эмиль Крепелин. В реабилитационном Центре по лечению алкогольной зависимости "Дом надежды на Горе" людям разум возвращают. По окончании курса многолетнюю ремиссию сохраняют более 30–35% пациентов.

Еще задолго до подъезда к центру на обочине выстроились припаркованные автомобили. При входе — большое количество радостных, улыбающихся лиц. Глядя на них, никогда не подумала бы, что эти люди долгие годы страдали алкоголизмом. У некоторых стаж по 15–20 лет. На празднование 15–летия приехало более 700 гостей из 49 городов России, Швеции, Финляндии, США.

Выпускники благодарили за исцеление. Для них "Дом надежды на Горе" стал началом новой жизни. Каждый, кто выходил на сцену, начинал с традиционного представления: "Меня зовут Ирина. Я алкоголичка". И все хором ей отвечали: "Привет, Ирина!"

Центр находится в деревне Перекюля Ломоносовского района. На небольшой уютно обустроенной территории расположились маленькая православная часовня Св. Вонифатия и два кирпичных дома, точнее, уже три — к концу года надеются ввести в действие пищевой блок, построенный на грант от "Рождественского аукциона". Единовременно в Доме проходят 28–дневный курс 28 человек. Созданный по американской модели, он работает по программе "12 Шагов Анонимных Алкоголиков" (АА) — содружества, которое объединяет людей, желающих бросить пить. Подобные центры существуют не только в США, но и во всех развитых странах. В нашей стране он единственный. В него едут со всех концов России, а также русскоязычные граждане Белоруссии, Эстонии, Украины, Греции, Германии. Меньше всего, как ни странно, из Ленобласти. Для пациентов реабилитация бесплатная. Уже 15 лет центр существует на частные пожертвования.

Здесь работает правило: "Алкоголик не должен быть голодным, злым, одиноким". Пациентов встречают четырехразовое домашнее питание, доброжелательная теплая атмосфера, постоянная психологическая поддержка в лице персонала и товарищей по несчастью.

По словам соучредителя центра, президента Международного института по проблемам алкоголизма Евгения Зубкова, важно помнить, что алкоголизм — это болезнь, в основе которой лежит отсутствие ее осознания и критики к своему состоянию. Пациентам помогают не только осознать и принять проблему, устанавливать правильные коммуникации с людьми, преодолевать выход из внутренней изоляции, но и учат конкретным навыкам, как оставаться один день трезвым. Главное — остаться один день трезвым, потом еще один, и так далее. И это оказывается для многих людей спасением.

Кроме того, здесь работают с семьей, которая также больна, даже если родственники вообще не употребляют алкоголь. Эта болезнь называется "созависимость". На протяжении многих лет их жизнь подчинялась одному — пьяный или трезвый их алкоголик. И эта травматическая ситуация также требует помощи. Иногда бывает и по–другому. "Часто от родственников можно услышать: "И что, он теперь уже никогда не сможет выпить? Что, теперь дома на праздниках уже не поставить?" — рассказывает директор центра Светлана Мосеева. И признать свою болезнь созависимым бывает гораздо сложнее, чем алкоголику. Если это происходит, семья получает намного больше шансов на выздоровление.

Человек, принесший милосердие тем, от кого отказались не только общество, но и близкие, — американец Луис Бентл, папа Лу, как называли его здесь. Он немного не дожил до 82 лет, не успев отпраздновать в ноябре прошлого года 32 года трезвости. С 1973–го по 1993–й год Бентл руководил United States Tobacco Company (ныне UST). На пике своей карьеры он заболел алкоголизмом. Избавиться от пагубной зависимости ему помогла программа АА, согласно правилам которой для сохранения собственной трезвости необходимо помогать другим. Бентл основал Международный институт по проблемам алкоголизма, поддерживал несколько лучших реабилитационных центров в США. Приехав впервые в 1989 году в Россию, он был потрясен, как остро стоит здесь проблема алкоголизма и тем, как мало внимания ей уделяется. Сначала Бентл возил в США известных писателей, музыкантов, врачей, священников — всех, кто лично или профессионально имел дело с алкоголизмом. Таким образом, почти 400 человек прошли реабилитационный курс, а некоторые из них и стажировку. Затем был создан "Дом надежды на Горе".

Бентл думал, что, увидев эффективность модели, государство и общество заинтересуется и будет ее развивать. Но этого не произошло. За 20 лет он вложил в помощь в борьбе с алкоголизмом в России более $7 млн, невзирая на увещевания своих детей. Они приносили ему вырезки из газет со словами: "Смотри, их олигархи покупают яхты, футбольные клубы, они запросто могли бы помочь…". Бентл безгранично верил в человека и помогал несмотря ни на что. Но в США хватает своих алкоголиков, и к тому же есть налоговые льготы, поэтому будет ли помогать Бентл–младший и в каком объеме — неизвестно.  Ясно одно — прежней помощи точно не будет, и многое будет зависеть от ситуации в нашей стране, позиции общества по отношению к проблеме алкоголизма в целом и к реабилитационному центру в частности. Надо искать жертвователей в России.

Редкий случай среди производителей алкоголя, Пивоваренная компания "Балтика", поддерживает "Дом надежды на Горе" в течение 6 лет. В этом году из–за смерти главного донора компанию попросили увеличить помощь. "Балтика" отказала, но пообещала обратиться к партнерам. К их удивлению, никто не откликнулся. В центре, наоборот, совершенно не удивились. "Очень часто на просьбы о поддержке мы слышим: "Такой категории лиц мы не помогаем", — говорит Светлана Мосеева.

"Один очень богатый человек, к которому я пришел по рекомендации с просьбой о помощи для центра, сказал мне: "Я не хочу вам в принципе давать деньги, я лучше дам $100 тыс. на женский бокс". в другом месте мне ответили: "Лучше пожертвовать на Мариинский театр и увидеть свое имя в программе, а что такое "алкоголики"? Это невыгодно", — рассказывает Евгений Зубков.

Событием стало письмо с резолюцией В. Путина от 30 мая 2010 года: "Прошу рассмотреть и доложить предложения по поддержке центра". Распоряжение было направлено Жукову, Собянину, в Минфин, Минэкономразвития…Это письмо с просьбой о помощи центру лежало в папке, которую Юрий Шевчук передал Путину на ставшей известной встрече в Михайловском театре в прошлом году. Оно вернулось в "Дом надежды на Горе" в начале марта этого года, и его рассматривают там как моральную поддержку.

В начале работы годовой бюджет центра составлял $65 тыс., сегодня это почти 6 млн рублей, и все 15 лет здесь боролись за выживание.  Куда только не обращались — и в областное правительство, и в американские компании, ведущие бизнес в Ленобласти и Петербурге. В Доме были пациенты, кто мог бы дать тысячи, но они при выписке не оставили ни рубля. "Многие годы некоторые выпускники перечисляли на счет центра по 100 рублей, за последние полгода этот ручеек вырос, — рассказывает Светлана Мосеева. – Но пока объем пожертвований мал и непостоянен, да и нельзя рассчитывать на выпускников, поначалу им просто нечего отдавать. Чтобы встать крепко на ноги, нужно 6–7 лет трезвости".

В центральном холле приколоты записки, в них — надежда отчаявшихся и благодарность. "До прихода в центр у меня было только два желания: подохнуть, и так, чтобы не было больно. Теперь я хочу жить, учиться", — говорит Елена, "Умел я только лгать, а теперь радуюсь пению птиц", — вторит ей Александр.

Программа "12 шагов" не универсальна, она не помогает всем. Но ее важное отличие от других — серьезная трансформация личности и как следствие — улучшение качества жизни. "Бывает так называемая, "сухая трезвость", когда человек не пьет, но ходит мрачный, готов всех уничтожить. А здесь ты не просто трезвый, но и счастливый", — говорит председатель совета директоров центра, художник–митек Дмитрий Шагин (стаж трезвости 18 лет).

По словам Евгения Зубкова, согласно официальным данным в России 2,7 млн людей, страдающих алкогольной зависимостью, но они не отражают реальной картины, цифру надо умножать на три. "Кроме того, надо учесть, что болезнь одного, как правило, снижает качество жизни 16 вокруг: соседи, родственники, расширенная семья", — подчеркивает Зубков.

За 15 лет через центр прошло 4,5 тыс. человек. Если умножить эту цифру на 16 и прибавить в среднем по 15–16 тех, кому помогают исцелившиеся, — получится количество людей, жизнь которых изменил "Дом надежды на Горе".

Хочется верить, что центр отпразднует свое 16–летие. До сентября он живет на 1,5 млн рублей от благотворительного концерта Юрия Шевчука и группы "ДДТ" в Москве — музыканты уже не в первый раз спасают "Дом на Горе". В конце августа город пообещал выделить субсидию в 1,5 млн рублей. Что будет дальше, неизвестно.

Ганжа Олег, главный врач Академического медицинского центра

"Дом надежды на Горе" — уникальное явление. Эффективность центра, на мой взгляд, связана с комбинацией сразу нескольких факторов. С одной стороны, это терапия средой, с другой — большую роль играет человеческий фактор. Здесь работают и серьезные медицинские специалисты, и люди, имеющие собственный опыт выздоровления в программе "12 шагов", среди которых есть такие яркие известные личности как, например, Дмитрий Шагин. Он не стесняется об этом говорить, что редкость для нашей страны. Для России нужны лидеры, у пациентов есть мотивация — "я в одном ряду, в одной команде с ними",  с теми, кого он видел раньше только по телевизору".

Новости партнеров
Реклама