dp.ru Все статьи автора
29 апреля 2011, 14:31 12493

Ректор СПбГУ открыто рассказал о доходах

Ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев рассказал о том, какие будут зарплаты в вузе и как он боролся с теми, кто открывал в стенах университета рестораны и вещевые рынки.

Николай Кропачев: Как это ни странно может показаться на первый взгляд, в университете около 20 лет отсутствует система учета кадров и единая для всех факультетов система оплаты труда как преподавателей, АУП, так и других категорий работников. К декабрю 2006 года в СПбГУ правом приема на работу и увольнения, определения зарплаты работников обладали более сотни различных должностных лиц СПбГУ: точное число их никому не было известно.

Ректор СПбГУ раскритиковал судебных приставов

Ректор СПбГУ раскритиковал судебных приставов

1930
dp.ru

Участие большого числа руководителей в решении вопросов об оплате труда при полном отсутствии как контроля со стороны ректората, так и полной неинформированности всех сотрудников о реальном положении дел привело к тем плачевным результатам, которые еще на декабрьском Ученом совете были озвучены мною. Отсутствие единой системы учета кадров и учета зарплаты подрывало не только единство университета, но и его экономику.

Все это происходило в условиях, когда в университете отсутствовала какая–либо более–менее точная информация о численности, например, преподавателей и научных сотрудников (на конец 2008 г. данные бухгалтерии, отдела кадров, ПФУ по этой категории сотрудников отличались соответственно на 40 и 100%, точно так же, к сожалению, нечеткими были данные о количестве кафедр, зданий, образовательных программ, мест в общежитии, грантов и т.д.), что не могло не сказываться на эффективности бюджетного планировании работы СПбГУ в целом.

Такой была экономика и управление в СПбГУ последние 20 лет. Именно в это время в университете открывались рестораны и вещевые рынки, сауны и мастерские по изготовлению надгробных памятников, ветеринарные клиники, продуктовые магазины и авторемонтные мастерские, гостиницы: всем им не было числа. Приведу только один вопиющий пример нашей бесхозяйственности.

В 2001–2002 годах по решению администрации университета более 500 000 книг силами курсантов Академии тыла и транспорта были свалены в бумажные мешки и навалом вывезены из здания по адресу: 10–я линия, 33, на университетский склад в Петергофе. В двух грязных складских помещениях общей площадью 500 м2 мешки с книгами были свалены в кучи высотой выше человеческого роста. В 2003 году часть книг (примерно 20%) была размещена на стеллажах абсолютно хаотично в неразрезанных пачках или стопками. При этом проходы между стеллажами остались завалены мешками с книгами. Только в 2007 году, после того как я при обходе помещений ПУНКа случайно обнаружил эти книги, начались работы по разбору фонда.

В настоящее время фонд расставлен на стеллажах силами сотрудников Научной библиотеки им. М. Горького. Работа была крайне тяжелой физически, так как каждый мешок весил 20–40 кг и был покрыт толстым слоем пыли и грязи. Сотрудники работали только в резиновых перчатках и защитных масках, которые приходилось менять каждый час из–за крайне высокой запыленности. При разборе фонда часть книг была отобрана сотрудниками отраслевых отделов для пополнения фондов отраслевых отделов наиболее ценными и интересными изданиями.

Сотрудниками отдела менеджмента отобрано 2862 экземпляра по истории, философии, а также справочная литература. Сотрудниками отдела экономики отобрано более 5000 книг по истории экономики, в том числе книги "Кабинета статистики", существовавшего в Университете с ХIХ века, представляющие большую историческую ценность.

Сотрудниками юридического отдела отобрано 16 992 издания по юриспруденции, истории государства и права, философии, справочная литература. Среди них 6429 дореволюционных научных журналов (Юридический вестник, Право, Известия Московской Государственной думы, Юридические записки, Журнал гражданского и уголовного права и др.) Среди отобранных книг отдельные тома Энциклопедического словаря Гранат; Свод законов Российской империи, книга Карамзина Н.М. "История Государства Российского" 1843 года издания — всего более 10 000 томов дореволюционных изданий, в том числе около 2000 иностранных. Все эти книги прошли электронную каталогизацию и сейчас доступны не только всем универсантам, но и всему научному сообществу.

Ректор СПбГУ: "В этом году не помню ни одной бумаги по поводу блата"

Ректор СПбГУ: "В этом году не помню ни одной бумаги по поводу блата"

5405
Дмитрий Грозный, Жанна Журавлева

В настоящее время на складе в Петергофе все книги вынуты из грязных мешков и расставлены на стеллажах. Проводится упорядочение их расстановки — выделены журнальный фонд, иностранные книги, книги по годам издания. Производится также отбор серьезно пострадавших книг, которые должны быть заново переплетены, отреставрированы, излечены от грибка. В течение ближайших 9 месяцев предполагается завершить работы по количественной проверке фонда, что даст возможность определить количественный размер потерь этого фонда. К сожалению, таких примеров по сути преступной бесхозяйственности много.

Итак, руководство университета не знало точно, сколько в университете работников, какую зарплату они получают, за какую именно работу. Так, например, в 2008 году я столкнулся с фактом, когда профессор СПбГУ был параллельно оформлен еще и на ставки сантехника и водопроводчика, один преподаватель был оформлен сразу же на пять таких ставок. В университете не было и должностных лиц, которые были бы заинтересованы в том, чтобы иметь полную информацию о положении дел с заработной платой и ставить вопрос о справедливости системы оплаты труда всех сотрудников университета.

Безусловно, имели место попытки создания локальных "факультетских" систем оплаты труда. Так, например, на юридическом факультете, декан которого распоряжался и бюджетными, и внебюджетными средствами, приказом декана была установлена цена каждого часа преподавательской нагрузки (консультации, рецензии, лекции бакалаврам, магистрам, занятия на подготовительных курсах и т.д.), в результате зарплата преподавателя стала зависеть от объема выполненной работы, а не от его лояльности. В то же время на юридическом факультете отсутствовала какая–либо система материального стимулирования научных исследований.

На филологическом факультете, декан которого также имел право расходования и бюджетных средств, действовала "своя" система оплаты труда, равно как и на Экономическом факультете и т. д. Все это свидетельствовало о том, что в период существования так называемых обособленных структурных подразделений с правомочиями юридического лица (до 2010 года) в университете в целом, и, как правило, в этих обособленных подразделениях никакой справедливой системы оплаты труда не существовало.

Данные, приведенные на мартовском Ученом совете университета, а ранее озвученные мною на Ученом совете в декабре 2010 года, об этом наглядно свидетельствуют. Из проведенного анализа стала понятна не "средняя температура по больнице", а конкретные цифры: из 166 ассистентов без степени, работающих в университете на полную ставку, 28 человек получают до 10 000 рублей, а еще 26 — до 12 500 рублей. Из 499 старших преподавателей без степени 70 человек получают до 10 000 рублей, и еще 85 — до 12 500 рублей. И это в ситуации, когда в последние 2 года ежеквартально в распоряжении каждого декана выделялись дополнительные средства на зарплату работников, но часть деканов не тратили ни копейки на повышение зарплаты самых низкооплачиваемых сотрудников.

Ранее действующая система оплаты труда на ряде факультетов была значительным образом ориентирована на учет интересов узкой группы "факультетских" людей, от которых зависело избрание деканов на новый срок. Не случайно, наверное, на одном факультете в первом полугодии 2009 года зарплаты доцентов членов ученого совета были выше зарплаты рядового доцента на 20–50 тыс. рублей, заведующих кафедрами — на 20–50 тыс. рублей, а средняя зарплата членов ученого совета была в 2 раза больше средней зарплаты по факультету.

При этом в состав Ученого совета входили заведующий учебной частью со средней заработной платой 101 124 рублей, инженер с окладом 85 532 рублей и специалист с зарплатой 62 135 рублей. На другом факультете на доплаты 10 сотрудникам, из которых пять — это декан и его заместители, ежемесячно тратились 30% всех средств факультета. Остальные 200 человек на факультете получали оставшиеся 70%.

Отсутствие единой и, главное, справедливой системы оплаты труда не только сказывалось на жизни всего коллектива, но и приносило прямые финансовые потери университету. Напомним пример, много раз цитировавшийся на многих совещаниях в последние годы. При начислении зарплаты работнику университет обязан выплачивать во внебюджетные фонды единый социальный налог (26%), а с 2010 года — страховые взносы во внебюджетные фонды. С 2000 года у администрации университета появилось право на использование регресса при начислении этих налогов (налог мог быть снижен с 26 до 2%!). Отсутствие единой автоматизированной системы учета кадров и зарплаты сотрудников не позволяло производить необходимые расчеты и, соответственно, не позволяло снижать налог и экономить средства.

Особенно большие финансовые потери понес университет, когда начался приоритетный национальный проект "Образование" (именно тогда зарплата некоторых категорий сотрудников существенно увеличилась). В результате за период с 2000–го по 2008 год университет переплатил в виде налогов в социальные фонды примерно 200–300 млн рублей. Между тем в ряде подразделений (где налажен был соответствующий учет) с 2000 года правило о регрессе применялось на практике, что позволяло экономить значительные финансовые средства. Так, на юридическом факультете за 2000–2008 годы в результате действий бухгалтерии и юридической служб сохранили более 90 млн рублей. Аналогичным образом действовало и руководство экономического факультета. К сожалению, переплаты в налоговую инспекцию с 2000–го по 2005 год, видимо, так и не смогут быть возвращены университету, так как документы уничтожены. И нетрудно догадаться почему.

C 2008 года параллельно с работой по возвращению сумм ранее переплаченных налогов в университете ведется работа по созданию единой информационной системы учета кадров и заработной платы. Введению единой системы учета мешали и продолжают мешать многие факторы, среди которых в том числе желание некоторых руководителей подразделений скрыть истинную зарплату, в первую очередь свою. Использование программы "управление персоналом и расчет заработной платы" SAP даже в тестовом режиме уже позволило узнать, что при большом объеме финансирования на стимулирующие выплаты это "стимулирование" не затронуло значительную часть универсантов–преподавателей, особенно тех, чей базовый оклад неприлично мал.

Эта информация открыла возможность вести аргументированные переговоры с представителями министерств и ведомств в январе–феврале 2011 года, в ходе которых удалось подготовить базу для серии решений, первое из которых — увеличение c 1 мая 2011 года заработной платы ассистентов и старших преподавателей, работающих в университете на полную ставку. Так, оклад ассистента без степени вместо предыдущих 7500 рублей будет равняться 11 000 рублей, старшего преподавателя —12 000 рублей (вместо 9000 рублей), ассистента со степенью — 14 000 рублей (вместо 12 000 рублей), а старшего преподавателя со степенью — 15 000 рублей (вместо 13 500 рублей).

Безусловно, необходима дальнейшая работа для увеличения этих цифр. Более точные решения могут быть приняты после введения в промышленную эксплуатацию программы SAP и получения информации обо всех выплатах сотрудникам. Приказом по СПбГУ установлена единая система надбавок для заведующих кафедрами, заместителей деканов — председателей учебно–методических и научных комиссий и деканов. Так, например, декан, доцент, кандидат наук получает 44 625 рублей, а декан, доктор наук, профессор, завкафедрой — 66 750 рублей.

В конце 2009 года вступил в силу Закон "Об МГУ и СпбГУ", и из законодательства об образовании было исключено понятие "обособленных структурных подразделений с правомочиями юридического лица". Поэтому в 2010 году в университете из устава вуза было исключено понятие обособленного подразделения, начался процесс закрытия казначейских счетов, которыми распоряжались деканы факультетов, параллельно продолжался процесс внедрения программ учета кадров и зарплаты (программа SAP).

"ДП": Подтвердите, пожалуйста, повышение зарплаты преподавателей в СПбГУ.

Николай Кропачев: Работа по повышению уровня заработной платы у нас ведется последний год достаточно системно: в сентябре 2010 года распоряжением ректора в связи с обращением профессора химического факультета сотрудникам, выполняющим работы по грантам РФФИ, были возвращены незаконно удержанные руководителями обособленных подразделений при расчете их заработной платы 13% подоходного налога.

Позже, в декабре 2010 года, с 1 января 2011 года введены регулярные (ежемесячные) стимулирующие доплаты для молодых кандидатов (до 30 лет) и докторов (до 40 лет) наук, фактически удваивающие "надбавки за степень" (3 и 7 тыс. рублей соответственно), которые будут только увеличиваться в последующие годы. Кроме того, установлено, что не менее 30% фонда оплаты труда по внутренним грантам предназначено для молодых ученых.

Премии по итогам 2010 года были выплачены ученым, получившим в 2010 году диплом кандидатов и докторов наук, в размере 20 и 40 тыс. рублей соответственно. При этом в случае, если возраст ученых на момент выхода соответствующего приказа составлял до 30 лет включительно для кандидатов и до 40 лет — для докторов, им дополнительно выплатили еще по 10 тыс. рублей.

Приказами по СПбГУ были поощрены ученые СПбГУ, опубликовавшие статьи в научных журналах с высоким импакт–фактором. Кандидаты наук до 30 лет и доктора до 40 лет включительно, опубликовавшие статьи в 2010 году, получили премию по 15 тыс. рублей (Web of Science, Scopus) и по 10 тыс. рублей (российские журналы перечня ВАК). Сотрудники, опубликовавшие работы в журналах Natura и Science, получили премию в размере 80 тыс. рублей каждый.

Позже, в марте, была установлена единая система надбавок за выполнение обязанностей: заведующих кафедрами, председателей учебно–методической и научной комиссий факультетов/ заместителей деканов факультетов, деканов факультетов, проректоров.
В апреле по предложению руководства профкома СПбГУ установлены С 01.05.11 надбавки к должностным окладам ассистентов и старших преподавателей (как имеющим ученую степень, так и пока не имеющим), работающим в СПбГУ на полную ставку. Зарплата будет повышена 940 преподавателям СПбГУ.

Совсем недавно состоялось еще одно решение: c 1 мая по предложению профкома СПбГУ, поставившего на встрече с ректором 13 апреля 2011 года вопрос о первоочередном повышении зарплаты у низкооплачиваемой части сотрудников, работающих на должностях учебно–вспомогательного и инженерно–технического персонала, минимальный размер оплаты труда работников этих категорий повышен до 9000 рублей. Повышение зарплаты произойдет более чем у 400 работников.

В результате этих действий минимальная зарплата (до вычета НДФЛ) у преподавателей СПбГУ, работающих на полную ставку, с мая 2011 года станет не ниже 11000 рублей, а средняя зарплата преподавателей СПбГУ – 39 790 рублей. При этом (после повышения) из более чем 3000 преподавателей, работающих на полную ставку, к сожалению, еще 2147 будут получать зарплату ниже средней, и 1018 — выше средней. За последние годы (!!!) средняя зарплата выросла более чем в 2 раза. К сожалению, этого нельзя пока сказать о средней зарплате 10% наименее оплачиваемых научно–педагогических работников. Еще одна наша задача — увеличить с 1 июня 2011 года размер фондов оплаты труда преподавателей и научных сотрудников тех факультетов, на которых объем фонда стимулирующих надбавок и выплат меньше 30%. Понятно, что это только начало…

"ДП": На сколько и за счет каких ресурсов они будут увеличены?

Николай Кропачев: Ответы на эти вопросы всегда можно посмотреть у нас на сайте. Вкратце ответ на вопрос, откуда деньги, таков: мы планируем производить повышение окладов и стимулирующих выплат преподавателям и сотрудникам СПбГУ в рамках правил, установленных действующим законодательством, за счет: истребования (в том числе в судебном порядке) ранее переплаченных в бюджет налогов и других выплат; за счет истребования (в том числе в судебном порядке) от арендаторов имущества СПбГУ ранее не полученной арендной платы; за счет средств, возвращаемых СПбГУ на основании судебных решений или в порядке собственной инициативы лицами, ранее работавшими в СПбГУ; и, безусловно, за счет повышения эффективности использования имущественного комплекса СПбГУ.

"ДП": Связано ли это решение с выступлением профессора В.Л. Рапопорта?

Когда еще год назад в университете обсуждался проект Программы развития, уже тогда многие ставили вопрос о том, что система материального стимулирования должна обязательно учитывать стратегические задачи университета и успешность его работников, а не быть "уравнительной". Надо учитывать оба вектора — и акцентированную финансовую стимуляцию сильнейших для обеспечения необходимого темпа развития, и поддержание достойного среднего уровня путем повышения зарплат низкооплачиваемым категориям.

После моего выступления на Ученом совете университета в декабре 2010 г. вопрос о системе зарплаты перестал восприниматься как табу. Это очень хорошо. Решения принимаются по мере поступления информации о реальных зарплатах сотрудников, а не о средних зарплатах по СПбГУ или его подразделениям. На регулярных встречах с членами профкома СПбГУ вопрос зарплат сотрудников обсуждается постоянно. Именно на этих встречах члены профкома настаивали на необходимости повышения зарплаты в первую очередь ассистентам и старшим преподавателям, чья зарплата значительно отстает от зарплаты профессоров и заведующих кафедрами, и далее — повышение зарплаты опять–таки не профессорам, а учебно–вспомогательному персоналу, и только далее — всем остальным категориям сотрудников. Именно в такой последовательности мы и действуем. Повторюсь — с 1 мая повышена зарплата ассистентов и старших преподавателей, а также учебно–вспомогательного и инженерно–технического персонала.

В ходе обсуждения действующей системы оплаты труда высказывались разные предложения. Предложение провести аттестацию всех профессоров СПбГУ, по результатам которой разделить их на три группы, не ново. В сентябре 2010 года я специально направил проректорам СПбГУ небольшой сборник должностных инструкций преподавателей Горного института (второй раз дополнительные материалы были направлены примерно месяц назад). Опыт последних лет показывает, что в таких случаях и сами материалы, и резолюция ректора проработать вопрос и представить свои предложения о возможности использования опыта Горного института достаточно быстро начнут обсуждаться в коллективе.

Это тоже хорошо. Сегодня все ставки и профессоров, и доцентов, и старших преподавателей, и ассистентов и т.д. подразделяются на две–три группы в зависимости от наличия/отсутствия у сотрудника ученой степени, ученого звания — других критериев нет. Правильно ли это? Если нет, то какие критерии должны использоваться, кто должен принимать такое решение, как долго оно действует, может ли такое решение быть пересмотрено ранее установленного срока, и в этом случае кто может это сделать? Вопрос о самоаттестации или внешней аттестации поднимался на некоторых ученых советах не один раз. Надеюсь, что уже в этом учебном году будут какие–то конкретные решения ученых советов факультетов. Что же касается градации размера зарплат профессоров, то этот вопрос надо решать после получения конкретных результатов аттестации.

Предложение увеличить размер грантов РФФИ высказывается постоянно всеми учеными России. В отличие от размера грантов РФФИ, бюджет СПбГУ на внутренние гранты с 2006 года увеличился в 5 раз. Правда, если ранее такие гранты делились в кабинете проректора, то теперь — конкурс, в нем могут принимать участие все желающие (к сожалению, некоторые рядовые сотрудники боятся участвовать в таких конкурсах без получения согласия заведующего своего отдела или кафедрой, декана факультета, надеюсь, что в ближайшее время ситуация поменяется), в том числе и те ученые, кто не работает в СПбГУ. Конкурсная комиссия состоит из ученых (профессоров, академиков), имеющих большой авторитет в кругу коллег. В комиссии принимают участие сотрудники других вузов и научных учреждений России. В этом году к участию в комиссии будут приглашены и зарубежные ученые.

Еще раз — решения принимаются по мере анализа информации о реальных зарплатах сотрудников, а не о средних зарплатах по СПбГУ или его подразделениям. Например, если сотрудники на одной и той же должности — программиста сайта — получали, как мы выяснили, на одном естественно–научном факультете 80 000 рублей, а на другом — 7000 рублей, то, несмотря на очень "приличное" среднее арифметическое, бессмысленно издавать приказ "повысить всем программистам заработную плату на 20%": тому, у кого она и так 80 000 рублей, это не надо.

Анализируя кадровые вопросы "сложности пробивания молодежи на более высокие позиции и, соответственно, ставки в вузовской системе" профессор Чижов, член Ученого совета физического факультета, кстати, недавно отметил, что "идея провести самоанкетирование также не представляется ему эффективной. Сейчас свободных позиций для молодых профессоров в университете не найти, средний возраст профессоров превышает 60 лет. И с тех пор, как зарплаты повысились до 30 тыс. рублей, у всех открылось второе дыхание: никто не хочет уходить на пенсию, все хотят работать дальше до 80 лет. Младшие и старшие научные сотрудники десятилетиями находятся на второстепенных по уровню зарплаты позициях, а механизма, чтобы юридически открыть им перспективы роста, нет. Вот эту тему действительно стоит обсуждать и находить варианты выхода из сложившейся ситуации".

"ДП": Недавно СПбГУ опубликовал отчет о доходах преподавателей. Из него следует, что на некоторых факультетах разница между самой маленькой и самой большой зарплатой достигает 11 раз. Каким образом формируются зарплаты и будет ли изменен этот порядок?

Николай Кропачев: Зарплаты преподавателей формируются из окладов и надбавок. Таким образом, базовая зарплата доцента со степенью и званием — 18 375 рублей, зарплата профессора со степенью и званием — 30 840 рублей. Что касается доплат из внебюджентных доходов СПбГУ, то они осуществлялись по принципу: если у подразделения есть этот доход, то декан распоряжается этими средствами самостоятельно, если нет дохода — нет и доплат.

На каждом из тех факультетов в распоряжении руководителей было право расходовать дополнительные внебюджетные средства. Результат действия таких систем мы и видим. На отдельных факультетах разрыв в зарплате руководителей и рядовых преподавателей достигает 10/11 раз. Задача сократить разрыв в зарплате. На ученых советах всех факультетов до 01.06.11 должны пройти публичные обсуждения вопроса о критериях и системе оплаты труда преподавателей факультета. Повторю еще раз: для обеспечения возможности дополнительных к окладам преподавателей выплат проректорам Горлинскому и Бойко дано поручение к 6 мая представить предложения по увеличению с 1 июня фондов оплаты труда преподавателей и научных сотрудников тех факультетов, на которых объем фонда стимулирующих надбавок и выплат меньше 30%. Кроме того, снова повторюсь, определены общие для всех преподавателей надбавки за выполнение обязанностей заведующих кафедрами, заместителей деканов и деканов факультетов. Установлено, что выплаты премий и других стимулирующих выплат преподавателям факультетов должны происходить по представлению декана факультета.

Надеюсь, что с сентября 2011 года для каждого преподавателя университета ситуация с расчетом его заработной платы станет куда более прозрачной: он будет не только знать ее базовый уровень (ставку, доплаты за степень и звание), но и сможет рассчитать стимулирующую часть в зависимости от успешности своей работы.

"ДП": Существует мнение, что доходы преподавателей "богатых" факультетов, таких как Высшая школа менеджмента, например, формируются за счет бюджетного финансирования СПбГУ и денег, которые студенты платят за обучение. В таком случае, скорее всего, на факультетах с небольшими платными отделениями зарплаты преподавателям не повысят?

Николай Кропачев: Повторяю еще раз — увеличение зарплат будет происходить и происходит за счет: истребования (в том числе в судебном порядке) ранее переплаченных в бюджет налогов и других выплат; за счет истребования (в том числе в судебном порядке) от арендаторов имущества СПбГУ ранее не полученной арендной платы; за счет средств, возвращаемых СПбГУ на основании судебных решений или в порядке собственной инициативы, лицами, ранее работавшими в СПбГУ; и за счет повышения эффективности использования имущественного комплекса СПбГУ.

Кроме того, я надеюсь еще и на доход эндаумент–фонда СПбГУ, увеличение бюджетных поступлений. К сожалению, надеяться на доходы от реализации патентов СПбГУ пока еще рано.

"ДП": В докладе профессора Рапопорта утвержается, что зарплаты топ–менеджмента СПбГУ достигают 700 тыс. рублей в месяц. Так ли это на самом деле и планирует ли университет раскрыть эту информацию?

Николай Кропачев: Информация открыта: о них говорилось на деканских совещаниях, информация о которых регулярно печатается на сайте СПбГУ и быстро распространяется по каналам связи. К сожалению, все еще многие универсанты предпочитают пользоваться слухами, а не официальной информацией. В этом виноваты мы сами, за долгие годы многие универсанты перестали доверять своим руководителям.

Правила оплаты работы ректора определены в моем договоре с правительством. Так, зарплата в месяц 140 тыс. рублей, или "чистыми", 121.800 рублей. Замечу, давно пора обсуждать размер зарплат с учетом уплаты подоходного налога. Когда мы говорим, что средняя зарплата, например, профессоров химфака — 43 000 рублей, в действительности на руки профессор получает на 13% меньше. По моей просьбе из проекта договора с правительством исключено право ректора ставить перед Ученым советом вуза вопрос об установлении ректору постоянной надбавки. Такое правило действовало в СПбГУ до 2008 года.

Помимо зарплаты договор предоставляет мне право (такой пункт есть в договорах и других ректоров вузов России) на пользование автомобилем, приобретенным за счет внебюджетных средств вуза, этим правом я не пользуюсь, после выборов ректора машина первого проректора была закреплена за президентом вуза, а я купил за личный счет машину, которой и пользуюсь с июня 2008 года. Помимо машины я имею право на оплату ежегодного санаторно–курортного лечения, этим правом я тоже не пользуюсь. Помимо зарплаты ректора у меня есть и другой доход — за работу в наблюдательном совете "ВТБ банка" в 2009 г. я получил в 2010 г. 2 млн 213 614 рублей 02 коп. что составляет примерно 184 000 в месяц. Кроме того, не буду скрывать, пока я мог заниматься юридической практикой, мне удалось заработать вполне приличные деньги, которые и позволяют мне жить по таким правилам.

В соответствии с постановлением правительства, зарплата проректоров (по науке, по учебной и учебно–методической работе, по экономике, по эксплуатации материально–технической базы) составляет 70–90% от зарплаты ректора, т.е. "чистыми" — 85 240–109 680 рублей. В 2010 году в университете введены должности проректоров по обеспечению работы факультетов. Причина появления этих временных должностей, я надеюсь, вам уже понятна. До декабря 2008 года единый материальный ресурс университета был поделен на не одну сотню частей, находившихся в собственности отдельных подразделений университета, а в сентябре 2010 года уже только на два десятка. Более 10 лет некоторые руководители не принимали никаких мер по обеспечению не то чтобы развития этих ресурсов, но даже каких–либо мер по их текущему содержанию. А у некоторых руководителей в их распоряжении и не было никаких финансовых средств для решения этой задачи.

В одном здании могло быть две библиотеки (понятно, что и два директора библиотеки), два–три системных администратора, два–три заместителя декана по хозяйственной работе, до восьми диспетчеров аудиторного фонда здания, подчиненных каждый своему декану, и т.д. В университете действовали несколько десятков правил перевода и восстановления студентов, правил оформления и ведения личных дел сотрудников и преподавателей. В 2007–2008 годах отдел кадров и проректор по учебной работе были просто завалены обращениями студентов и сотрудников, которые жестко, вплоть до обращения в суды, ставили вопрос: я учусь в университете, почему у нас на факультете действуют, например, такие правила сдачи экзаменов и зачетов, а на других факультетах правила другие, и они меня (студента) больше устраивают. Еще хуже была ситуация в тех случаях, когда на факультете нет вообще никаких единых (писаных) правил. Также действовали и отдельные приемные комиссии. Фактически блат, а порой и просто коррупция процветали на некоторых факультетах. Дело доходило до того, что репетиторские занятия жена декана одного из факультетов могла позволить вести в домашнем кабинете декана, где, не смущаясь, могла не только брать деньги за репетиторство, но и требовать со школьницы/абитуриентки деньги за поступление в университете.

У меня на приеме несколько раз (слава богу, в последний раз это было уже более 2 лет назад) студенты возмущались: ему назначили репетитора (преподавателя факультета) в деканате, он занимается с этим преподавателем, платит ему большие деньги, а на экзамене/зачете опять двойка! Во всем этом надо было наводить порядок. Вернемся к проректорам по обеспечению работы факультетов. Основная задача таких проректоров — повысить эффективность использования единого для группы факультетов материального ресурса: зданий, оборудования. Напомню, университет разбросан по городу более чем в 300 зданиях, иногда располагающихся друг от друга на расстоянии до 2 часов езды.

У некоторых проректоров эта работа получается, у некоторых, к сожалению, нет. Некоторые вместо выполнения главной задачи — создания условий для повышения эффективности использования единого материального ресурса, — пытаются руководить деканами, учеными советами, научными и учебными комиссиями. Эти попытки будут пресекаться. Зарплата этой категории временных проректоров зависит от уровня зарплаты 10% преподавателей, работающих на полную ставку и имеющих наименьшую среди преподавателей факультета зарплату. К слову, я направил в правительство предложение увязывать мою зарплату также с зарплатой 10% преподавателей всего университета, имеющих самый низкий уровень оплаты. Еще один важный момент, серьезным образом влияющий на зарплаты проректоров. Получив в декабре 2010 г. информацию о конкретной зарплате преподавателей, тогда еще только преподавателей факультетов, находящихся в ПУНКе, я попросил всех проректоров в срок до 01.07.11 определиться в вопросе совмещения должностей преподавателей и проректоров.

Такое совмещение должностей для СПбГУ традиционно, в этом совмещении, безусловно, есть и положительные моменты. К числу отрицательных относится безусловный конфликт интересов. В этом году всем сотрудникам ректората (и проректорам в их числе) было запрещено участвовать в конкурсе внутренних грантов. Я потребовал от проректоров безусловного выполнения требования договоров с ними о выполнении обязанностей проректоров в режиме ненормированного рабочего дня. Надеюсь, что проректора выберут административную работу. К слову, у меня в расписании запланирован на следующий учебный год один магистерский курс по проблеме правового статуса преподавателей и студентов вуза.

Новости партнеров
Реклама