Галина Борисова Все статьи автора
31 марта 2011, 12:38 2654

"ДП" собрал юристов, пока они еще остались в стране

Фото: Trend

Как российские бизнесмены крадут западные ноу-хау, почему Мариинский театр конфликтует с иностранными издательствами, и как обмануть кредитора на электронных торгах, рассказали юристы на конференции, организованной "ДП".

"Нашим вузам пора прекращать делать бесконечных юристов и экономистов, у нас их много, слишком много", — заявил в середине февраля президент Дмитрий Медведев. Между тем россияне продолжают гадать, как выполнить на практике часто противоречивые требования законодательства. И тут без помощи юристов не обойтись.

Пока правоведы в стране еще остались, "Деловой Петербург" и ИОЦ "Северная столица" собрали специалистов на конференции "Иновационный переворот в юридическом обеспечении предприятий", чтобы узнать о последних решениях законодателя и о том, как эти решения выполнять.

Технологический прорыв

Еще одним требованием Дмитрия Медведева стало использование в судопроизводстве современных технологий. Отныне на слушаниях Арбитражного суда ведется аудиозапись, а участвовать в судебном заседании теперь можно с помощью видеоконференцсвязи.
Не всегда возможно исполнить наставления президента, рассказал Дмитрий Хохлов, первый заместитель председателя Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти. Сегодня не во всех залах суда доступна видеоконференцсвязь.

Вместе с тем, благодаря новшеству, принять участие в заседании могут люди с ограниченными физическими возможностями, а каждый желающий теперь может получить в электронном виде все материалы дела, считает Дмитрий Хохлов.

"Неоцифрованные дела в электронном виде вы все равно не получите, придется по старинке фотографировать", — объяснил Дмитрий Некрестьянов, руководитель практики по недвижимости юридической фирмы "Качкин и партнеры". Скорее всего, суд не разрешит вам участвовать видеоконференции, если вы живете в том же городе, где слушается дело. Неудобно и то, что при таком заседании невозможно предоставить вещественные доказательства, да и в целом суды затягивают с разрешениями на использование подобных новаций, объяснил юрист.

Пока суды разбираются в технологических новинках, некоторые уже используют возможности Интернета в своих корыстных целях. С недавнего времени имущество банкрота продается через электронные торги. В деле о несостоятельности появляется еще один участник — оператор электронной площадки, но его ответственность сегодня не урегулирована законом, рассказал на конференции Андрей Соломонов, налоговый поверенный группы компаний "ВИТ".

"Вся информация хранится на сервере оператора площадки. Документальных подтверждений действий нет. Тут можно говорить о широком поле для злоупотребления со стороны недобросовестных операторов. Переход к электронному документообороту может существенно повлиять на информирование лиц, участвующих в торгах. Если все документы перевести в сферу электронного оборота, то будет невозможно доказать недобросовестность участника", — убежден юрист.

Договор обмана

Из-за неточностей в формулировках законов часто бизнесмены обманывают друг друга при заключении договоров. "Особую проблему для бизнеса представляет признание исполненного договора незаключенным", — пояснил Михаил Бойцов, управляющий партнер юридической компании Rightmark group.

Например, собственник здания заключил договор об аренде с неким обществом, которое, в свою очередь, решило провести ремонт этого строения. И все шло хорошо, пока стороны добросовестно выполняли договор, но арендатор прекратил оплату, в связи с чем возник судебный спор. Арендатор заявляет о незаключенности договора об аренде и посылает встречный иск о незаконном обогащении оппонента за счет выполненных работ. При этом стоимость работ сопоставима со стоимостью самого объекта. В результате у владельца объекта его изымают в счет выполненных работ.

"Возможность признания исполненного договора недействительным подрывает здоровые гражданские отношения между сторонами", — считает Михаил Бойцов. Сегодня в проекте нового Гражданского кодекса законодатель хочет ввести принцип сохранения однажды заключенного договора, что позволит избежать обмана, отметил юрист.

Много прорех и в законе 94-ФЗ о размещении госзаказа, рассказала Мария Новосельцева, генеральный директор юридической конторы Гессена. По документу стороны не имеют права расторгнуть контракт в одностороннем порядке, поэтому заказчик закрывает договор как исполненный, а сам выплачивает деньги по факту, потому что нерасторопный исполнитель не выполняет работы в обещанный срок.

Бесплатное ноу-хау

Руководство Мариинского театра столкнулось с тем, что авторские права эмигрировавших из России еще в 20-е годы прошлого века композиторов не были должным образом защищены. В результате сегодня приходится доказывать иностранным издателям, что оркестровый материал исполняется в театре законно, рассказала Елена Мочалова, начальник отдела интеллектуальной собственности и правового обеспечения внешнеэкономической деятельности Мариинского театра.

Кроме того, театр располагает ценными музыкальными архивами и секретами производства костюмов и декораций, заполучить которые мечтают многие.

"Безусловно, мы не можем принять точку зрения иностранных правообладателей безоговорочно и стараемся решать вопрос об использовании наших материалов индивидуально, учитывая в том числе историю создания оригинального произведения, историю его исполнения в том числе и в Мариинском (Кировском) театре. Мариинский театр заинтересован в сохранении своего исторического приоритета на использование музыкальных произведений в переработке или без и закреплении своих прав на такие произведения. Например, издавая такие музыкальные произведения в редакции театра", — отметила Елена Мочалова.

Оказалось, что в России не то что защитить ноу-хау, но сложно понять, что это такое и как с ним работать.

"Законодатель не раскрывает характеристики ноу-хау. Его признаки субъективны и оценочны. При защите прав на ноу-хау ничего не остается, как просто толковать по международным соглашениям, хотя наша страна их не подписывала", — рассказала Татьяна Терещенко, доцент кафедры гражданского права юридического факультета СПбГУЭиФ. По ее словам, речь идет об информации, содержащей секреты производства, но как продать такую информацию, если она засекречена? Рассказать покупателю технологии подробно — ноу-хау перестанет быть таковым, объяснить слишком общо — партнер может потерять интерес к предмету сделки.

По мнению правоведа, нужно заключать договор о неконкуренции, чтобы секрет остался в стенах компании.

И все же есть в российском законодательстве лазейки, позволяющие заполучить секреты конкурентов, рассказала Ирина Степанова, старший юрист АБ "Егоров, Пугинский и партнеры".
Одна российская компания заключила договор с французской на передачу секретов производства. Какое-то время россияне исправно платили за использование ноу-хау, а потом открыли вторую фирму с похожим названием, где работали те же сотрудники и продолжили использовать технологию, но уже бесплатно. Когда французы обратились с иском в суд, оказалось, что по российскому законодательству их секрет вовсе не является секретом. В конце концов в дело вмешалась Федеральная антимонопольная служба, и между сторонами было заключено мировое соглашение.

Однако Россия так и не присоединилась к международному соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), входящему в пакет документов о создании Всемирной торговой организации. Именно поэтому иностранных бизнесменов могут подстерегать в стране и другие неприятные неожиданности российского законодательства.

"Деловой Петербург" благодарит ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" и Управление Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу за организацию посещения участниками конференции этих организаций и возможность познакомится с технологиями работы их юридических служб.

Также организаторы признательны Русскому музею за прием и экскурсию по виртуальным экспозициям, организованную во время встречи участников конференции с юристами музея.

Новости партнеров
Реклама