Максим Васюков Все статьи автора
1 февраля 2010, 00:00 216

Заработать 1000% годовых

Значительную часть вашего бизнеса составляет брокерское обслуживание. Легко ли развивать его после обвала фондовых рынков в 2008 году? Насколько велико было разочарование ваших клиентов?

— В любом случае оно несравнимо с моим разочарованием. Но для «Энергокапитала» в кризисе есть и положительные моменты. У нас было около 70% розничного петербургского рынка брокерского обслуживания, а теперь, когда некоторые более мелкие игроки ушли с рынка, — порядка 90%. И вы видели, что мы показали доходность до 280% по итогам года.

Люди постепенно забывают о разочаровании. Те, кто сейчас вкладывает в ценные бумаги, не только вернут то, что потеряли в 2008 году, но к концу 2011 года выйдут в большой плюс за счет бумаг второго эшелона. Эти бумаги смогут принести до 1000% годовых. И то, что «Энергокапитал» на петербургском рынке сегодня практически один, открывает перед ним блестящие перспективы. Компания станет локомотивом роста «ЭГО–Холдинга». Хотя должен сказать, что нам пришлось закрыть ряд офисов в регионах. По глубинке кризис ударил гораздо сильнее, чем по столицам. Там у людей просто нет денег.

Что вы предлагаете клиентам, которые боятся играть на фондовом рынке и не хотят хранить деньги на банковских депозитах?

— У меня есть партнер — Ольга Бородина, владелица компании Rafinadhome. Вместе с ней мы предлагаем VIP–клиентам «ЭГО–Холдинга» инвестировать в зарубежную недвижимость, в основном в Европе. Сейчас эта услуга будет востребована, потому что в кризис, как ни странно, у людей стало гораздо больше свободных денег. Раньше все деньги шли в бизнес, а теперь люди боятся рисковать, им нужна гарантированная доходность, причем в валюте. Валютные депозиты в стабильных банках не дадут вам больше 6% годовых, ценные бумаги все еще вызывают у многих большие опасения. Массовый покупатель на российский фондовый рынок вернется нескоро, а западные финансовые инструменты сложны для понимания и трудно предсказуемы. До кризиса можно было говорить, что вот есть тренд для американских банков, и акции каждого конкретного американского банка будут ему следовать. Теперь же надо знать, что произошло за время кризиса с конкретным финансовым учреждением. Столь сложную аналитическую базу, во–первых, мало кто может предоставить. Во–вторых, инвестор хочет сам понимать, как работают его деньги, а не слепо доверять их каким–то специалистам.

Многие люди обращаются к простому и понятному рынку недвижимости, и здесь на первый план выходят не те страны, цены в которых сильно упали и где сейчас можно купить очень дешево, а те, в которых даже на фоне кризиса стоимость жилья была более или менее стабильна. На мой взгляд, таких мест в Европе только два: Лазурный Берег во Франции и Лондон с его окрестностями в Англии. Там только за счет роста цен инвестор получает 6% годовых, как на банковском депозите, еще 10% можно добавить за счет сдачи недвижимости в аренду. Итого — 16% в евро!

Есть еще один момент: мы все патриоты России, я тоже патриот, но любому человеку, который делает деньги в нашей стране, не помешает запасной аэродром и вид на жительство тоже не помешает.

Но инвестиции в недвижимость трудно назвать гарантированной доходностью...

— Как бывший преподаватель экономического факультета я должен напомнить вам о таком понятии, как «монопольная цена». Кризис кризисом, а уникальные в своем роде места дешеветь не будут. Лазурный Берег — он такой один, и платить за него будут всегда.

Какой объем средств ваших петербургских клиентов вы намерены привлечь в сферу зарубежной недвижимости?

— До конца этого года — не менее 150 млн евро. Это примерно 50 крупных клиентов, желающих приобрести недвижимость в таких странах, как Франция, Англия, Щвейцария, Италия, Финляндия. Хотя порог вхождения может быть и ниже. В нашей базе данных есть и квартиры от 250 тыс. евро.

Каким вы видите портрет потенциального покупателя?

— Я бы разделил российских предпринимателей на три категории: на тех, кто потерял деньги и бизнес во время кризиса, на тех, кто сделал на нем деньги, и на тех, кто сохранил состояние. О тех, кто потерял, говорить уже не имеет смысла. Те, кто заработал, продолжают вкладываться в свой бизнес. А те, кто сохранил, выводят часть денег из бизнеса в поисках гарантированной доходности. Счета в западных банках. Портфели ценных бумаг. И, разумеется, недвижимость, главным образом зарубежная.

А вы сами к какой категории относитесь?

— К тем, кто сохранил. Я не слишком доверял оптимистичным прогнозам аналитиков, больше опираясь на собственное мнение. И должен отметить, что я предсказал основные фазы кризиса в банковской сфере в интервью «ДП» в мае 2008 года, когда многие еще верили в то, что Россия останется тихой гаванью (см. справку на стр. 15. — «ДП»).

Бизнес вашего банка развивался в полном соответствии с этим прогнозом?

— Для «Александровского» 2009 год стал самым удачным за последние 5 лет. Мы летом 2009 года наряду еще с двумя банками стали агентами Пенсионного фонда по выплате пенсий. Сумели быстро и качественно организовать работу по привлечению пенсионеров. И во многом благодаря деньгам пенсионеров остаток на счетах физических лиц в нашем банке в кризисный год вырос на 45%. Сейчас мы планируем расширение филиальной сети. Открываем три отделения в Петербурге: на Петроградской стороне, на правом берегу Невы, в Центральном районе и еще одно — в Мурманске.

Если бизнес банка развивается так хорошо, почему бы вам не возобновить ипотечное кредитование?

— Это больной для меня вопрос. До кризиса мы были лидерами в городе по программе АИЖК. Однако, когда на рынке начались проблемы, агентство (АИЖК) предложило нам выкуп кредитов с дисконтом. Такого поведения от госструктуры я не ожидал. Но вся наша команда ипотечных специалистов осталась на своих рабочих местах, мы никого не уволили. Думаю, что мы обязательно возобновим ипотеку, но теперь уже запустим собственную программу, без участия государства. Выберем несколько стабильных строительных компаний и будем с ними работать. А с государством мы, возможно, продолжим сотрудничество по военным программам. Тем более что теперь этими вопросами в Минобороны занимается знакомый нам Григорий Нагинский (основатель холдинга «Титан–2» и экс–сенатор от Ленобласти в начале года возглавил Управление расквартирования и обустройства. — «ДП»).

Собственные ипотечные программы до кризиса были только у крупнейших банков страны. Где «Александровский» возьмет необходимые ресурсы?

— Вы знаете, денег сейчас достаточно. Можем себе это позволить. Думаю, что за 1 год по собственной ипотечной программе выдадим до миллиарда рублей. А вот автокредитование — ни за что! Это деньги, выброшенные на ветер. Слишком много мошенников. Не знаю ни одного банка, который смог бы выйти по автокредитованию в настоящий, не «нарисованный» плюс с учетом резервирования. Точно так же я никогда не понимал потребительских кредитов на холодильники и телевизоры.

А среди ваших клиентов — юридических лиц были заемщики, с которыми вам не удалось найти общий язык?

— Нет, мы сохранили всех своих клиентов, в том числе оборонные предприятия. Мы помогали им выжить, как могли. Мне непонятна позиция некоторых коллег в различных регионах, когда в тяжелой для заемщика ситуации они пытаются забрать залоги по дешевке. Эти клиенты уже никогда к ним не вернутся. Мне кажется, менеджерам «Александровского» тяжелее всего находить общий язык с другими структурами «ЭГО–Холдинга». Потому что холдинг у нас горизонтальный, а не вертикальный. Никому никаких преференций нет. Более того, я стремлюсь к тому, чтобы компании «ЭГО–Холдинга» платили более высокие проценты по кредитам, чем другие клиенты.

И как ваши нефинансовые подразделения чувствуют себя в этих ежовых рукавицах?

— Отлично чувствуют. По оборонным предприятиям я жду троекратного роста заказов — до 3 млрд рублей. А самой устойчивой в кризис оказалась сеть мебельных магазинов высокого ценового сегмента — Hall Oscar. Получилось так, что средний ценовой сегмент практически умер, те, кто остались, перешли на торговлю самой дешевой мебелью. А в премиум–сегменте нас как было три основных игрока на всю страну, так и осталось. И богатые люди как были, так и остались. Кризис — это не повод изменить стандарты потребления. Кроме того, появились люди, которые в кризис сделали себе состояния. Они строят жизнь заново в соответствии со своими новыми возможностями. Вот объем продаж элитной мебели и растет. Мы хотим докупить еще 500–600 м2 торговых площадей в Петербурге, а в апреле этого года собираемся открыть магазин в Москве, где уже работает наша дизайн–студия.

А кто они, эти новые миллионеры?

— Это те, кто в начале кризиса оказался с наличностью на руках и получил хорошую прибыль на выходе из ямы, в которой оказалась вся мировая экономика.

Вы избавились от своих активов в сфере пищевой промышленности и общепита. Почему?

— Компанию по торговле морепродуктами я продал за месяц до кризиса, продал очень хорошо. Сейчас бы я выручил за нее раз в десять меньше. 30% в ЛВЗ «Нива» и 50% в сети блинных «Рубли» были для меня непрофильными активами. Их развитие требовало бы серьезных вложений, к которым я не был готов. Поэтому продажа таких активов была вполне закономерным шагом.

Как вы планируете развивать свою страховую компанию «Капитал–Полис»?

— Мы хотим быть больше чем страховой компанией. Мы хотим создать собственную сеть медучреждений и даже построить через 4–5 лет первую многофункциональную частную больницу в Петербурге. Но здесь проблема не столько во вложениях с моей стороны (а это около 200 млн евро!), сколько в изменениях федерального законодательства. Потому что сейчас государственное финансирование привело к тому, что в медицине деньги никто не считает. Ни о какой рентабельности речи не идет. Хорошо, что наши руководители понимают, что даже социальная сфера должна развиваться в рамках какого–то бизнес–плана. В оплате труда тех или иных специалистов и в закупке нового оборудования должна быть экономическая целесообразность. И вот тогда придет время частных больниц. Для меня медицина — второе любимое дело после спорта (Александр Кашин тренирует женскую волейбольную команду суперлиги «Ленинградка».  — «ДП») .

У вас остаются свободные средства на такое дорогостоящее хобби?

— Да. Больница — это моя вторая заветная мечта. А вот первая уже близка к осуществлению. Мы уже ведем проектирование спорткомплекса общей площадью 31 тыс. м2 на Стародеревенской улице. Это будет зал европейского уровня. Хоть Олимпиады проводи. Проект, по предварительной оценке, обойдется в 15 млн евро. Но эта цифра мне очень не нравится, и я хотел бы ее уменьшить за счет применения современных технологий строительства.

А здесь есть бизнес–план? Или эти деньги к вам уже никогда не вернутся?

— Доходы от комплекса должны будут пойти на содержание волейбольной команды. Я хочу создать систему, при которой, что бы со мной ни случилось, женский волейбол в Петербурге продолжал бы существовать и развиваться. Так что для меня это безвозвратные вложения.

Инвестировать такие деньги в волейбол вас обязывает новая должность? На днях вы сменили главу петербургского УФСБ Андрея Ручьева на посту президента Федерации волейбола Санкт–Петербурга.

— Нет, это не связанные вещи. С Андреем Владимировичем мы начали прорабатывать этот проект еще 3 года назад.

Автокредиты — это деньги, выброшенные на ветер.

Любому российскому бизнесмену не помешает вид на жительство в Западной Европе.

Какие компании входят в «ЭГО–Холдинг»

Финансовый сектор: ОАО «Банк «Александровский» (активы на 01.01.2010 — 7,356 млрд рублей), инвестиционная группа «Энергокапитал» (ЗАО «ИК «Энергокапитал» в декабре 2009 года заняло 32–е место среди операторов рынка акций ММВБ по торговому обороту), страховая группа «Капитал–Полис» (10% петербургского рынка ДМС), ЗАО «Универсальная Лизинговая Компания», ЗАО «Санкт–Петербургский Расчетно–Депозитарный Центр».

Сектор услуг, розничная торговля: группа мебельных компаний Hall Oscar, «Топ–стиль» (оптовая торговля товарами для дома и отдыха), группа охранных предприятий «ЭГО–Система», туристическая компания Rafinad Travel.

Оборонная промышленность: ОАО «НПО «Завод «Волна», ОАО «НТИ «Радиосвязь».

Кашин о кризисе

Весной 2008 г. из–за проблем в американской экономике банки РФ лишились возможности кредитоваться на Западе и принялись поднимать ставки по депозитам. Александр Кашин тогда же заявил, что это тупиковый путь: «Крупным банкам надо замещать те кредиты, которые они взяли или планировали взять на развитие, и, естественно, они подняли ставки. Дальше — цепная реакция: для средних и мелких банков встал вопрос, как сделать так, чтобы клиенты не ушли. Все понимают, что стратегически такой путь конечен» (см. «ДП» №094/08, www.dpgazeta.ru).

Александр Кашин верит в светлое будущее российского фондового рынка и не боится тратить миллионы евро на женский волейбол.

фото: trend

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама