Игорь Шнуренко Все статьи автора
21 августа 2009, 07:17 4026

На Гергиева напали валькирии пера

Валерий Гергиев
Фото: "ДП"

Ядовитые лондонские критики решили наказать руководителя Мариинского театра за строптивость и ошибки прошлого, а российская пресса охотно перепечатала негативные отзывы. Оперные рецензии не впервые используют как политическое оружие.

Оперный цикл "Кольцо нибелунгов", который Мариинка показывала в лондонском Ковент–Гардене с 29 июля по 1 августа, приковал к себе внимание ведущих британских изданий — от респектабельных до таблоидов. Любой отечественный деятель культуры отдал бы душу за тридцатую долю прессы, которую получил в Лондоне Гергиев со своим "Кольцом", вне зависимости от того, хвалят или ругают. А лондонские газеты действительно в основном ругали.

Валерий Гергиев номинирован на "Грэмми"

Валерий Гергиев номинирован на "Грэмми"

270
Валерий Гергиев номинирован на "Грэмми"

Валерий Гергиев номинирован на "Грэмми"

270

Были, конечно, и положительные рецензии, прежде всего отдававшие должное музыке в исполнении оркестра Мариинского театра, но мало кто из критиков удержался от того, чтобы едко высмеять постановочные ляпы. Баланс в целом был не в пользу Мариинки.

Отзвуки грома прозвучали и в российской прессе. При этом издания, написавшие о гастролях (от массового "Метро" до респектабельных "Ведомостей"), не направляли в Лондон собственных корреспондентов, а ограничились переводом вырезок из британских газет.

Возможно, эти негативные публикации о Мариинке по чистому совпадению появились именно тогда, когда правительство вот–вот должно утвердить объем дополнительного финансирования долгостроя второй сцены театра.

Валерий Гергиев Валерий Гергиев

Самая яростная подборка переводов появилась на одном из популярных городских сайтов за подписью журналиста Кирилла Шевченко, пишущего под псевдонимом Веселаго. Муж сопрано, когда–то выступавшей в Мариинке, Шевченко известен как автор скандальной книжки "Призрак оперы N–ска", в которой, как говорят злые языки, он вывел всю труппу театра, не исключая ее руководителя. Выборка Веселаго не отличалась полутонами: здесь царил дух ниспровержения.

Журналист добивается нужного эффекта, жертвуя смыслом перевода: самая большая цитата (из газеты "Гардиан") была озаглавлена "Это дурдом!", хотя в оригинале стоит всего лишь It's crazy ("С ума сойти!" — речь идет о длительности марафона, который действительно может выдержать лишь повернутый на опере человек).

Шевченко обвиняет Гергиева в "шокирующей спеси", хотя в оригинале речь идет о shocking display of hubris ("шокирующем выставлении обломков" — автор статьи, вышедшей за 5 дней до премьеры, заранее ждал от Гергиева неудачи).

Валерий Гергиев и Джеймс Кэмерон организуют 3D-трансляцию "Лебединого озера" на весь мир

Валерий Гергиев и Джеймс Кэмерон организуют 3D-трансляцию "Лебединого озера" на весь мир

354

За что же лондонские критики, еще недавно превозносившие Валерия Гергиева, решили его наказать? Может быть, за его амбиции?

Эпический шедевр Рихарда Вагнера (около 20 часов не самой простой музыки за четыре вечера!) считается вершиной мирового оперного искусства. Четыре длинных спектакля — а любители музыки знают, что Гергиев умеет сделать длинный спектакль бесконечным, — требуют от зрителей полного погружения, не говоря уже о больших затратах душевной и физической энергии. Опера идет на немецком, а все исполнители в этот раз были русскими — повод для журналистов поиздеваться над акцентами.

Кроме того, ядовитые лондонские критики хорошо помнят, как в 2006 году Гергиев привез программу, целиком состоявшую из Шостаковича, что закончилось финансовым провалом. Коммерчески неудачно прошло и исполнение "Кольца" в Кардиффе.

Королевская опера, иначе известная как Ковент–Гарден, одна из самых престижных площадок мира. На лето она снимается знаменитыми импресарио Виктором и Лилиан Хоххаузер, которые организуют на ее подмостках гастроли ведущих трупп. Именно туда Виктор Хоххаузер в 1961 году привез Кировский театр. Тогда русский балет выехал на Запад впервые после революции, что стало сенсацией. В 2006 году Хоххаузеры не одобрили выбор Гергиевым гастрольной программы, не пустили маэстро в Ковент–Гарден и, возможно, в отместку вместо Мариинки решили пригласить туда Большой. Гастроли Большого прошли успешно.

Критики привыкли к осовремененным интерпретациям тетралогии либо к изрядной доле режиссерской иронии. Валгалла может превратиться в офис, а боги — в клерков, но Гергиев попытался "взять" Вагнера лобовой атакой, поставив миф именно как миф. Возможно, критики такое уже разучились понимать. Впрочем, сарказм — дело обычное для лондонских журналистов, пишущих об искусстве. Но почему эхо лондонских гастролей так громко прозвучало в Петербурге?

Ушли в прошлое времена, когда опера вызывала общественный резонанс. В 1830–е исполнение "Риголетто" во Франции чуть не закончилось революцией.

В 1905 году в России общество аплодировало Федору Шаляпину, который спел революционную песню "Дубинушка" со сцены Мариинского театра. Превознося Шаляпина за этот поступок, завсегдатаи театра (врачи, учителя и другие представители среднего класса) с не меньшим пылом осудили великого певца, когда 4 года спустя на той же сцене он встал перед Николаем II на колени. Шаляпин знал, как стать центром скандала.

В революцию во время исполнения партии Гремина в "Евгении Онегине" он эффектно сорвал с себя погоны царского офицера, о чем написал популярный публицист Аркадий Аверченко. В нынешней России скандалы вокруг оперных постановок если и случаются, то носят скорее характер фарса или сознательного пиара.

Так, несколько лет назад пиарщики раскрутили бузу вокруг оперы Леонида Десятникова "Дети Розенталя" на либретто Владимира Сорокина. Книги Сорокина жгли напротив Большого театра, "Идущие вместе" с депутатами–единороссами пикетировали театр. Тему с ходу подхватило телевидение, и в итоге на "Детей" пошла вся Москва и ближние дачи. Потом зрители, которых удалось заманить на оперу, не могли понять, что в ней такого.

В Петербурге сегодня в фокусе внимания строительные проекты, поэтому культурные войны ведутся, как правило, вокруг архитектуры, а никак не оперы. Впрочем, строительство Мариинки–2 — постоянный раздражитель общественного сознания, и внимание публики приковано к Гергиеву как к главному действующему лицу затянувшейся драмы.

Отношения Гергиева с петербургскими журналистами не назовешь простыми. В июне 2008 года петербургский еженедельник "Дело" опубликовал две статьи критика Михаила Золотоносова о предполагаемых злоупотреблениях вокруг строительства Мариинки–2. В декабре газета была закрыта, и ходили слухи, что это случилось после того, как Валерий Абисалович пожаловался на эти публикации очень высокопоставленному спонсору издания.

Главный редактор "Дела" Сергей Чесноков, впрочем, отрицает эту версию. "Я знаю, что Гергиев был недоволен, но многие были недовольны теми или иными нашими материалами, — говорит он. — Это обычное дело. Он никакого отношения к приостановке газеты "Дело" не имеет. Его причастности практически нет, говорить тут не о чем". Чесноков говорит, что никто не давал ему отмашки на публикацию скандальных материалов: "Мы никогда не делали заказных материалов. Золотоносов считал, что эта тема очень важная, и препон ему не создавалось".

Сюжет "Кольца нибелунгов" крутится вокруг разрушительного влияния на мир жажды власти и страсти к наживе. В эпосе, героем которого выступает Валерий Гергиев, участвуют схожие силы. Кстати, у Вагнера в конце старый мир рушится, и на его место приходит новый — лучший, как надеялся композитор.

Новости партнеров
Реклама