Ирина Силачева, Дмитрий Грозный Все статьи автора
8 мая 2009, 08:06 2196

Эдуард Лимонов: жирно было, но больше не будет

Фото: ИТАР-ТАСС

Писатель Эдуард Лимонов о том, сколько он потерял денег из-за кризиса, о недостижимости всеобщего благосостояния и столицы будущего - Сибири.

Эдуард Вениаминович, первым делом хотелось про биороботов вас спросить. Вот вы написали: "Человек создан создателями для удовлетворения их потребности в энергетической пище, искусственно разведен, как разводят карпов в пруду или кроликов". Это вы всерьез или для красного словца?

Я агностиков изучал, и меня озарило: почему-то Бог везде добрый и имеет добрые намерения. И я подумал: не может быть в природе - бездне хаоса - доброты, есть только необходимость. Отсюда и возникла мысль, что человек - биоробот. Я написал книгу, мне показалось, что это - ересь, ересь, ересь. Но не удивлюсь, что через многие годы окажется, что я прав. Существование Господа тоже не доказано. Безумного в моей теории ничего нет. Раньше люди спокойно об этих вещах рассуждали и думали, а сейчас стесняются.

Скажите честно, вы, как оппонент существующей власти, обрадовались, когда обвалился российский фондовый рынок?

Кризис коснулся и меня тоже. Раньше я писал для одного из сайтов четыре статьи в месяц, теперь только две. Я должен был заключить договор на фильм по моей книжке. Поскольку кризис, это так и не решено. Висит в воздухе с октября. То есть я, как и все, теряю деньги. А как политик я да, обрадовался, когда это началось. Подумал: ну наконец-то! Кризис поможет нам. Подтянем потуже пояса, ремешки, зато наконец единовластие будет ликвидировано, я надеюсь. Вот так я рассуждал.

Вы всегда проповедовали левые идеи - и когда жили на Западе, и здесь. Сейчас пришло время для ренессанса левой идеи?

На мой взгляд, совершенно точно, что правая идея сейчас неуместна. Это безо всякого сомнения. Я тем более не понимаю наших российских либералов, которые объединились в политическую организацию под названием "Солидарность" в то время, когда сам либеральный капитализм поставлен под сомнение. Возможно, это даже не кризис, а конец либерального капитализма.
Об этом говорят многие, от Джорджа Сороса до меньших чинов экономики. Неглупая Хакамада говорит своим единомышленникам бывшим - "это не наше время". Одновременно мы имеем Ходорковского, который пишет о "левом повороте", и еще ряд менее известных различных экономистов, политиков, экспертов, которые в один голос кричат, что время левых идей пришло.

Когда-то мы строили коммунизм в отдельно взятой стране. Может, и сейчас только мы смотрим налево? А в глобальном масштабе капитализм хоронить рано?

Когда Ходорковский называет Обаму одним из доказательств левого поворота, я, конечно, не могу с ним согласиться, поскольку "операция "Обама" - это очень умная американская внутренняя проблема. Они таким образом закончили свою гражданскую войну, которая началась более 100 лет назад, в 1860 году.

К слову, об операциях. Есть мнение, что глобальный кризис - это заранее хорошо спланированная операция.

Я не верю в теорию заговоров и считаю, что кризис - скорее, это даже крах - результат того, что система мировой экономики стала слишком усложненной. Если представить ее в виде кровеносной системы, как у человека, то все слишком тесно переплелось и любая песчинка, попадая в самую слабую вену, закупоривает всю систему. Именно поэтому система глобальной экономики, скорее всего, не будет существовать. Она вынужденно будет модернизироваться, и, возможно, предпочтение будет оказано национальным экономикам. Как бы ни приятно и жирно было жить в этой паутине мировой экономики (ведь неплохо жили, даже в России жили неплохо), но, видимо, это все уже прошло. Увы.

Выходит, экономика станет более примитивной и всеобщего благосостояния, равенства и братства опять не видать?

Морально они давно были недостижимы, а теперь еще и экономически. "Золотой миллиард" - Европа и Америка - жили блестяще, а все остальные, азиатские окраины, мрут как мухи или тараканы. Из шести миллиардов только один жил нормально. Это аморально. Идея обанкротилась морально, а потом и экономически.

Вы, как можно думать, не любите средний класс. Но его пестование провозглашено чуть ли не национальной идеей. Почему вы против?

Видите, я не против того, чтобы люди хорошо жили, я как раз за. Но, как художник, artist, интеллектуал, я безусловно, испытываю некоторое презрение к пошлости буржуазии. И не я один, еще Флобер называл буржуазию ужасным монстром. Как класс буржуазия ужасна, она своей пошлостью заражает все остальные классы. В этом смысле я против буржуазии, но за то, чтобы люди жили хорошо. Почему нет? Просто не надо разделять ее предрассудки. Кстати, по-моему, России не светит прямо уж так образование среднего класса. Процесс и раньше шел очень медленно и ненадежно.

А это совместимо - хорошо жить и не быть буржуазным?

Ну, тут мы влезем в область морали целиком. Мне трудно сказать, совместимо ли это. Мне неприятна гордость этого класса, неприятно обожествление денег, неприятна та шкала ценностей, которая создана вокруг этого. У нас высказывается множество олигархов, банкиров в том смысле, что, если вы бедные, значит, вы идиоты, люди третьего сорта. Я так не считаю, я тоже не богатый человек, но, думаю, у меня достаточно талантов, чтобы рубить деньги, если бы меня это интересовало. Я в этом уверен, но для меня это не является целью. Думаю, есть еще масса людей, которые думают так же. Мы не укладываемся в эту шкалу. Я хочу, чтобы люди, у которых есть деньги, знали свое место.

Давно говорят, что Россия никак не может сформулировать национальную идею. А вы хотя бы для себя ее формулировали?

Я выдвинул даже четыре национальные идеи в своей президентской программе, поскольку я имел наглость декларировать свои намерения быть кандидатом в президенты в 2012 году. Одна из идей - перенос столицы из Москвы предположительно в южную Сибирь - место, географически равноудаленное от наших западных границ до наших восточных границ, до Владивостока, потому что на сегодняшний день наша страна перекособочена, опасно перегружена на западный борт. У нас столица находится в нескольких часах езды от границы. Это со всех сторон опасно - и в военном отношении, и в демографическом. Наше основное население сосредоточено в европейской митрополии, земли здесь истощенные, люди здесь истощенные. Российская европейская часть производит впечатление опустошенной земли. Посмотрите на деревни: половина изб разрушена. Если же столица будет переведена в Сибирь, будет построена новая инфраструктура, новые шоссейные дороги, новые железные дороги, аэропорты, миллионы будет рабочих мест. Нам надо перебираться туда, перетянуть вес населения туда. Чем не национальная идея? Это необходимо, иначе мы просто потеряем Дальний Восток, не в военном смысле, а просто его будут контролировать другие. Экономически его будет контролировать Китай. Он уже все больше и больше его контролирует. Это очень серьезная вещь. Потеря Южного, Дальнего Востока, Приамурья будет для нас катастрофой, потому что там будущее России - и Байкал, и пресная вода. И разве строительство доступного жилья не может быть национальной идеей? Чего они выдумывают, пальцем в носу ковыряются! Кто у нас может позволить квартиру купить?

Это как-то мелко для консолидации нации. Думаете, такой идее поверят?

Поверят. Почему у нас невозможно строительство доступного жилья? Потому что строительные компании имеют сверхприбыли. Но это можно прекратить очень легко. Любой руководитель региона должен для этого сказать всем своим приятелям «до свиданья», сказать: ребята, время кончилось, мы срезаем у вас сверхприбыли. А срезать надо три четвертых, если не больше. Цены завышены, идиоту понятно. Тот, кто решит жилищную проблему, будет любим людьми. Его будут помнить в нескольких поколениях. Возможно, даже надо национализировать строительный бизнес, строительство жилья. Это нужно сделать хотя бы на время. Когда я жил во Франции, к власти пришли социалисты, Жискар д,Эстен. они национализировали этот бизнес. Ничего страшного. Потом опять приватизировали через 10 лет. Не боги горшки обжигают, не надо бояться этого.

Вы как-то высказали теорию: проблема России в том, что в нашей стране не растет виноград и население выросло на жесткой водке. У вас есть алкогольная программа?

Нет, нет. Это просто мои попытки понять, что происходит. У нас действительно популярна водка, а не вино, поэтому политический режим с самого начала сложился очень жесткий. У нас жесточайший климат, безусловно. Основу европейских экономик в Средневековье и вплоть до XIX века составляло сельское хозяйство. У нас только 4 месяца в году возможны полевые работы. Мы обречены с самого начала на нерентабельное сельскохозяйственное производство, его огромную себестоимость. Именно поэтому у нас родился жестокий крепостнический строй. Феодалы несправедливо делили получаемый продукт, держали крестьянина в полуголодном состоянии, оставляли ему для работы на себя чуть ли не 20 дней в году. Наш политический строй - производная от нашего климата.Нам нужен новый, толковый, сумасшедший, безумный руководитель, который засучит рукава, а не будет сидеть, менять бесконечно один джип на другой или по две пары часов на руке носить.

На Западе алкоголиков не любят, у нас их жалеют. Со стукачами наоборот. Сыновья Уоррена Баффета выдали отца ФБР, когда тот хотел перед началом кризиса спасти для них пару миллиардов. Общество в целом от западного взгляда на вещи выигрывает. Может, между нами есть системное противоречие?

Я не сказал бы, что у нас все под одну колодку. Например, отношение к заключенным. Их выдают, презирают и одновременно жалеют. Стукач, конечно, плохо, но посмотрите на наших бабушек, которые сидят у подъезда и считают, сколько к девушке ежедневно ходит людей, а потом докладывают в милицию. У нас все есть, нет одной морали, наша мораль случайна, основана больше на персоналиях. Отца сдавать нехорошо. Но могут и сдать. Я в детстве из окна видел душераздирающую сцену, как убежал какой-то заключенный. Все бросились, стреляли, и он лежал на какой-то крыше. Чудовищная такая травля… Его сдали. А я уже тогда думал: чего они его? Убежал - его счастье. Пусть бежит.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама