Российские предприниматели запутались в ориентирах

Условная единица в России сватается к евро, но может оказаться в объятиях рубля

<B>Условная единица в России сватается к евро, но может оказаться в объятиях рубля</B><BR>asologub@dp.ru<BR>Чтобы не отстать от инфляции, российские компании привыкли устанавливать цены в условных единицах (у.е.), привязанных к доллару.<BR><BR>Так повелось в России с начала 1990-х годов, когда рубль стремительно обесценивался, а доллар набирал вес. Но теперь доллар не тот, что раньше. Снижение стоимости североамериканской валюты по отношению к рублю заставляет предпринимателей искать новый ориентир в ценообразовании.<BR><BR><B>Не могут решиться</B><BR>Предпосылки для смены ориентира возникли 4 года назад, когда темпы роста стоимости доллара начали отставать от темпов инфляции в России. И с тех пор при пересчете у.е. в рубли по курсу этой валюты компании недополучают часть дохода из-за инфляции.<BR>Так, в 2002 году инфляция в России составила 15,1%, а доллар по отношению к рублю вырос всего на 5,5%. В то же время европейская валюта уверенно росла и за год прибавила 24,4%. С начала 2003 года евро продолжает подниматься, но уже ненамного быстрее инфляции (см. табл.).<BR>Сейчас никто не осмеливается предсказать, как изменится ситуация в будущем. Не начнет ли доллар энергично наверстывать упущенное, а евро -- падать. Ведь еще год назад аналитики даже не думали о возможном падении доллара по отношению к рублю. А в начале 2003 года это стало явью. И конца снижению стоимости доллара аналитики не видят. По самым оптимистичным прогнозам, этот процесс может завершиться к концу текущего года. Но уверенности нет.<BR>Такая неопределенность выгодна для рубля. "Сейчас самое время переходить на рубли. Но пока политика Центрального Банка России не внушает доверия, и выражать цену в рублях мы не спешим. Переходить на евро -- тоже. Мы это сделаем, только когда кто-то из лидеров нашего бизнеса перейдет на евро. Это может произойти не раньше осени текущего года, так как арендные договоры заключаются, как правило, на срок не менее года", -- делится опытом Анатолий Лаврушин, финансовый директор ЗАО "Северо-Западная инвестиционная компания".<BR><BR><B>Держи курс</B><BR>Некоторые компании пытаются противостоять падению доллара. Они заморозили курс у.е. в диапазоне от 31 до 32 рублей за у.е. Другие не колеблясь перешли с доллара на евро. И извлекли из этого немалую материальную выгоду.<BR>Госкомстат РФ отмечает высокие темпы роста цен на услуги в России. С начала 2003 года они выросли более чем на 15%. Приблизительно так же подорожал и евро по отношению к рублю. Многие предприниматели заметили, что между стоимостью услуг и динамикой стоимости евро существует тесная связь.<BR>"Почти все компании, оказывающие услуги, выражают цены в у.е., и им проще, чем производителям или торговцам, перейти с доллара на евро. Например, гостиницы еще в январе указывали цены в у.е. и пересчитывали их в рубли по курсу доллара. А с марта они пересчитывают у.е. по курсу евро. При этом внутренний учет у них ведется, как и прежде, в долларах. Сейчас благоприятное время зарабатывать сверхприбыль на курсовой разнице", -- говорит Василий Быков, директор ЗАО "Петроакт".<BR><BR><B>Страшная валюта</B><BR>Вслед за сферой услуг о переходе на евро раздумывают производители товаров, оптовые и розничные торговцы. Им и хочется и колется. Во-первых, нет уверенности, что существующая динамика сохранится дольше, чем до конца этого года. Во-вторых, высокая конкуренция заставляет сдерживать рост цен и искать способы их снижения. Казалось бы, прекрасная возможность -- пересчитать цены в прейскурантах из долларов в евро, и визуально покупателю будет казаться, что цены снизились. Однако это может негативно отразиться на продажах. "В сознании большинства россиян евро -- самая дорогая валюта, хотя это не так. И переход на нее может отпугнуть покупателей", -- размышляет Александр Хомяков, директор по маркетингу и рекламе ЗАО "Компьютер-Центр "Кей".<BR><BR><B>Президент подал сигнал</B><BR>Большинство компаний -- не только в России, но и за ее пределами, -- строят политику ценообразования, ориентируясь на лидера отрасли или в соответствии с законами. Директив из Центробанка и Минфина России о переводе у.е. с доллара на евро пока не поступало. Вот предприниматели и мечутся между двумя валютами, выбирая, к какой привязаться.<BR>Внести ясность в этот вопрос попытался Президент России. Приняв поздравления от глав европейских государств во время празднования 300-летия Петербурга, Владимир Путин сделал им приятное. Он заявил, что сотрудничество России и ЕС приведет к "расширению зоны евро" за пределы ЕС. Этими словами глава государства дал предпринимателям понять, что можно не смущаясь переходить на евро. Многие экспортеры по сей день, отгружая товар в Европу, получают оплату в долларах. А ведь Центральный Банк России уже более полугода энергично скупает евро, диверсифицируя, таким образом, золотовалютные резервы страны и минимизируя потери от девальвации американского доллара. То есть роль евро в экономике России растет. И интерес к этой валюте проявляют граждане. Ее доля в сбережениях россиян пока невелика, но стремительно растет. Сотрудники обменных пунктов говорят, что люди постепенно теряют веру в доллар и все чаще покупают евро. Конечно, европейская валюта полностью не вытеснит американскую из сбережений россиян, но 50% расходов на покупку валюты оттянуть вполне может. Такого мнения придерживаются аналитики рынка.<BR><BR><B>История становления</B><BR><B>доллара</B><BR>До окончания второй мировой войны союзные государства -- США, Англия, Франция начали готовиться к миру. Главы этих государств боялись, что после войны в Европе и США разразятся безработица, депрессия и инфляция.<BR>Разоренной войной Европе нужны продовольствие, одежда, строительные и прочие товары, которых там нет. Более того, их не на чем производить. Зато все это есть в США. Но, чтобы это все купить в Америке, нужны американские доллары. Значит, после войны возникнет ажиотажный спрос на американскую валюту. Соответственно, мгновенно и многократно цена доллара вырастет. Это не выгодно никому, в том числе и США. Если национальная валюта вырастет, то у жителей страны возникнут проблемы с приобретением товаров -- они будут очень дорогими. И Америка может впасть в кризис производства. Поэтому, чтобы не допустить этого, союзники приняли упреждающие меры.<BR>В 1944 году они подписали Бреттон-Вудское соглашение. Согласно этому документу были учреждены Международный валютный фонд, Международный Банк Реконструкции и Развития, а также установлен золотовалютный стандарт фиксированного обменного курса.<BR>Делегация США доминировала на собрании в родном курортном городке Бреттон-Вуд. Поэтому почти все принятые предложения были американскими. Они предоставляли доллару привилегированное место в системе международных платежей.<BR>Согласно статье 4 устава МВФ каждая страна -- участница фонда должна сообщить свой денежный паритет в золоте или в долларах США "в весах и в пробах, применяемых на 1 июля 1944 года". То есть все деньги привязывались к золоту. Но после войны только одна страна -- США -- обладала запасом золота, достаточным, чтобы обеспечить конвертируемость своих денег в золото. В это время США обладали 2/3 мировых запасов ценного металла. И в мире установилась система золотовалютного стандарта, где господствовал доллар. Так продолжалось до 1971 года. Тогда государства перешли к системе плавающих курсов. Она действует по сей день -- соотношение валют определяется спросом и предложением на открытом рынке. Но за валютой США осталась главная роль -- резервной валюты. В качестве таковой ее использует подавляющее большинство стран мира. Менее чем за 60 лет американцам удалось наводнить своей валютой практически весь мир. По данным Министерства финансов и Федеральной резервной системы США, на конец 2002 года в обращении находилось около $630 млрд. Из них от $340 до $370 млрд -- за пределами США.<BR>По расчетам специалистов Федеральной резервной системы, основная часть долларов-эмигрантов приходится на страны с развивающейся экономикой. Около 25% этих средств "крутится" в Латинской Америке, до 20% -- в Африке и на Ближнем Востоке, 15% -- в Азии. Оставшиеся 40% приходятся на Европу и страны бывшего СССР.