Умеренное регулирование: оздоровление экологии слабо пострадает от санкций

Автор фото: shutterstock
Автор фото: shutterstock

Справедливы ли опасения, что из–за международных санкций в России будет заморожен ряд природоохранных проектов?

Скорее всего, нет. Ведь увлечение экономией в области охраны природы может выйти боком, несоблюдение экологических и санитарно–эпидемиологических норм ведёт к ухудшению здоровья граждан, а это невыгодно даже с экономической точки зрения. Кроме того, состояние окружающей среды — это не только индикатор качества жизни, но и базис для развития целого ряда бизнес–проектов.
Несмотря на существующий в обществе скепсис о невысоком уровне экологической безопасности в нашей стране, Россия в полной мере обладает конкурентоспособными на мировом уровне природными данными и ресурсами, позволяющими развивать именно экологический туризм и экологическое сельское хозяйство. И то и другое востребовано на мировом рынке. Так что забота об охране окружающей среды — это в том числе приоритетная задача для экономики.

Модернизация для своих

В последние годы было заявлено о ряде природоохранных реформ и мер по оздоровлению экологической ситуации, которые предполагают восстановление очистных сооружений, строительство мощностей по переработке отходов, технологическое переоборудование предприятий для снижения уровня выбросов. Если с последними возникает некоторая неопределённость в силу того, что каждое технологическое решение достаточно уникально и может потребовать иностранного оборудования, то потенциал первых пунктов остаётся значительным.
Так, по оценкам некоторых специалистов, присутствие иностранных компонентов в водоочистке — менее 20%. И это при том, что данный показатель мог быть и меньше. В прошлом на выбор поставщика в значительной степени оказывали влияние логистика и сложившиеся технологические схемы, которые не было смысла менять. В нынешних же реалиях, когда стоимость иностранных компонентов растёт, а западные поставщики не могут восприниматься как надёжные, происходит переориентация на отечественных производителей. Модульные системы очистки также в массе своей производятся в России, так что смена вектора в этой отрасли имеет скорее положительную тенденцию, так как ситуация работает на развитие внутреннего рынка. Учитывая задуманную реконструкцию очистных сооружений по всей стране, это астрономические суммы, которые теперь будут работать исключительно на отечественную экономику. Так, только в Ленинградской области на ремонт и реконструкцию очистных, по ряду оценок, требуется более 100 млрд рублей. Это, конечно, сугубо оценочная цифра, но тем не менее хорошо иллюстрирующая масштаб капиталовложений.
Похожая ситуация со строительством мусороперерабатывающих заводов. В аналитических материалах часто фигурируют данные, что в сфере рециклинга отходов иностранная составляющая достигает 30%. Также о том, что доля отечественного оборудования в сфере мусоропереработки составляет более 70%, говорит генеральный директор АО "Невский экологический оператор". Но это, так сказать, стартовое значение. Учитывая потенциал отрасли и относительную простоту технологий, полного импортозамещения можно ожидать уже в ближайшем будущем.

Сомнительные проверки

Послабление для бизнеса в части охраны окружающей среды вопрос двоякий. С одной стороны, природоохранные мероприятия — это дополнительные и порой существенные расходы, которые особенно тяжелы в нынешнее время. С другой стороны, те же предприниматели уже в качестве физических лиц, так же как и остальные граждане, хотят, чтобы вокруг было чисто и дышалось легко. Таким образом, в данном вопросе желательно по возможности найти золотую середину.
Правительство РФ решило эту дилемму, выпустив 10 марта постановление №336 "Об особенностях организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля". Главный упор в документе на то, что в 2022 году не будет проводиться большинство ранее намеченных плановых надзорных мероприятий. Но там, где послабления могут нести существенные экологические риски, поблажки не предусмотрены.
Очевидный вопрос: не приведёт ли снижение количества плановых проверок к ухудшению качества надзора? Вероятно, нет.
Плановая проверка как масштабное надзорное мероприятие действительно предполагает проработку и анализ целого ряда направлений природоохранной деятельности предприятия, охватывая экологическое и водное законодательство, соблюдение требований в области охраны воздуха. При внеплановой проверке инспекторы проверяют только вопросы, касающиеся сути поступившего обращения. Если поступил сигнал о несанкционированном сбросе сточных вод, то проверку будут проводить только в отношении очистных сооружений, а анализ выбросов чиновники производить не станут. На практике плановые проверки в первую очередь проводятся в отношении крупных юридических лиц, у которых на охрану природы уходит много сил и средств, соответственно, выявляемые правонарушения часто имеют скорее формальный характер. Например, отсутствие какого–то документа, его несвоевременное согласование, ошибки в отчётности достаточно редко связаны с действительно серьёзной угрозой окружающей среде. Таким образом, плановые проверки — это по сути профилактические мероприятия, потенциально направленные на предотвращение нарушений в будущем, способ держать природопользователя "в тонусе", не откладывая ради экономии природоохранные мероприятия в долгий ящик. Но если плановых проверок нет, это ещё не значит, что обязательно произойдёт авария. На любом опасном производстве и сами знают, чем чревата авария. В ней никто не заинтересован. Но если, скажем, возникает аварийный выброс или иная ситуация, чреватая экологическими рисками, проведению внеплановой проверки ничто не мешает.
Таким образом, практический итог постановления в том, что за "отсутствие бумажек" штрафов будет меньше, а надзор за серьёзными правонарушениями останется на прежнем уровне. В принципе, аналогично власти действовали и при ситуации с ударившими по бизнесу ковидными ограничениями. Однако никакого резкого всплеска экологических правонарушений из–за подобных послаблений не возникло. Так что законодательную тенденцию можно оценить как в целом положительную.
Но есть ещё один интересный нюанс. Есть надежда, что результаты любых надзорных мероприятий впредь реже будут заканчиваться штрафными санкциями, а сами штрафы будут назначаться с учётом нижнего значения "штрафной вилки". Всем известно, что в надзорных органах существует "палочная система" оценки результативности личного состава и руководителей государственных органов. Неэффективность такого подхода к надзору всем очевидна, однако на практике во многих инспекциях до сих пор процветает. Понимание тупиковости таких критериев оценки уравновешивается убеждением, что, увы, ничего лучше всё равно не придумано. Однако настоящая ситуация заставляет надеяться, что из Москвы будет спущен негласный сигнал о том, что "штрафы ради роста показателей" в текущей ситуации будут уничтожать плоды работы других органов по улучшению экономической ситуации в стране.