Борис Мазо Все статьи автора
23 июля 2021, 11:21 242

"Университет ставит мышление": о плюсах и минусах онлайн-образования

Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Ректор Университета ИТМО Владимир Васильев о сильных и слабых сторонах образования в онлайне.

Онлайн–образование за минувший год показало существенный рост. Это ковид обеспечил или это тренд времени?

Учебный контент под мобильный и будущее ВУЗов онлайн

Учебный контент под мобильный и будущее ВУЗов онлайн

9906
Борис Мазо

— Скачок почти полностью посвящён ковиду. На ПМЭФ я даже пошутил, что точно знаю, кто сегодня лучший проректор по информатизации. Его фамилия "Пандемия". Это был серьёзный вызов. На 90% рост связан с ограничениями из–за эпидемии. Количество поглощаемых общеобразовательных курсов выросло, поскольку люди сидели дома, скучали и хотели приумножить знания. Некоторые модули по деловым компетенциям, по отдельным специальным курсам — это дополнительное профессиональное образование: курсы маркетинга, языков программирования, искусственного интеллекта — даже лучше воспринимаются онлайн. Можно повторить непонятное место, найти дополнительную информацию. Образовательные модули, которые требуют очного присутствия — медицинские, технические, связанные с лабораторным железом, — такого подъёма, конечно, не испытали.

Ректор ИТМО Владимир Васильев.
Ректор ИТМО Владимир Васильев.
Фото: Ермохин Сергей

Массовые образовательные курсы сегодня в основном построены на предварительной записи лекции. Вы слушаете, в любой момент включаете / выключаете, но контакта с преподавателем у вас нет. Совсем другой онлайн — это присутствие на экране компьютера лектора, с которым учащийся непосредственно общается. Задаёт вопросы, реагирует на задания тьютора. Надо признать, наши исследования показывают, что более качественное образование слушатель получает, общаясь с коучем. Эмоциональные вещи помогают восприятию.

Какую часть в вашем университете онлайн–образование занимало в 2020 году и занимает сейчас?

— До пандемии, в 2015, 2016 годах, наш учёный совет принял решение переходить на blended–образование. Это был тренд времени — смешанное обучение, когда сочетались личный контакт в аудитории и дистанционные технологии: автоматическая проверка, выполнение заданий. Это доступ к образовательному контенту в удобное для студентов время. Многие студенты–очники работают, это тоже надо учитывать. Тогда личного присутствия по времени было 70–80% и 30–20% — дистанционного. С началом пандемийных ограничений всё равно отправить на удалёнку 100% не получилось. Мы всё же магистерско–аспирантский университет, выполняем серьёзные контрактные работы. Они требуют непосредственного присутствия, проведения серьёзного научного эксперимента. Такую работу из дома не выполнить.

Мы точно знаем, сколько студентов приходят в вуз. Получаем данные о каждом студенте по 306 параметрам ежедневно. Когда пришёл, когда ушёл, как успевает, посещал ли занятия, чем занимался. Поэтому знаем, что в пик пандемии около 400–450 студентов у нас ежедневно приходили в здания университета. Процент небольшой — у нас всего обучается 10 тыс. человек, но работу они выполняли серьёзную. Сейчас, когда ограничения сняты, у нас примерно 50 на 50. Часть студентов почувствовали вкус дистанта. Выход на нормальный режим работы проходил по желанию студента. У нас свободный вуз, потому такие высокие показатели, потому уехавшие за границу аспиранты возвращаются в родные стены. Но свобода предполагает большую ответственность. Мы предлагаем каждому студенту варианты образовательных траекторий. Они носят рекомендательный характер. Если ты хочешь достичь определённого уровня знаний, мы советуем посещать такие–то курсы. Выбор за ним. Вы сами отвечаете за свой выбор. Мы, конечно, следим за выполнением, корректируем, предупреждаем о рисках не сдать зачёт, сессию. Если нужна помощь, помогаем. Но свобода обучения — это прежде всего понимание личной ответственности.

Фото: ru.wikipedia.org/

Онлайн–образование мобилизует студента или расслабляет?

— Это вопрос внутренней мотивации каждого. Есть студенты, мотивированные на образование. Свой свободный график используют во благо, глубже осваивают основной курс, расширяют кругозор. Можно каждый день прилежно ходить на лекции и ничего не усвоить. Всё зависит от цели, которую ставит перед собой обучающийся. Мы пытаемся подтолкнуть, не позволяем расслабляться и помогаем идти по траектории, которую студент сам выбрал.

Процент дистанта вырос по сравнению с допандемийными годами более чем в 2 раза, но процент отчислений — а у нас очень серьёзные требования, и многие сходят с дистанции, — даже снизился. Число отчислений по результатам весенней сессии стало меньше на 12% по сравнению с прошлым годом.

Насколько, с вашей точки зрения, для современного студента важна социализация в стенах вуза?

— Очень важна. В прежние времена, когда мы учились, социализация шла сверху. Стройотряды, спорт, всё от деканата. Сегодня студенческий театр, творческие клубы, спортивные команды, занятия фитнесом или аэробикой — инициатива самих студентов. И руководят ими, как правило, студенты. Наш спортивный клуб третий год подряд лучший студенческий спортивный клуб России. У нас мощное волонтёрское движение, экологическое движение, наши ребята активные сторонники раздельного сбора мусора. Мы помогаем, но инициатива идёт снизу. Другая идеология, другой формат. Ничего сверху не навязывается. Несмотря на то что они с пелёнок люди Сети, потребность в живом общении, в социализации не угасла. Это очень важно. Это востребовано. Не могу сказать, что все 100%. Есть и интроверты, но их меньшинство.

Какие тренды сегодня в европейском и американском онлайн–образовании?

— Не могу сказать про все университеты, только про наших партнёров, у нас налажено сотрудничество с рядом европейских университетов. Они всё это сложное время принимали наших студентов по обмену. Мы не могли никого принять. Границы закрыли. Это что касается очного обмена. С переходом на онлайн мы справились даже лучше, чем европейцы в целом. Американцы и раньше были нацелены на онлайн. Им и перестраиваться не пришлось. А вот классические европейские университеты оказались не готовы.

Впрочем, университеты очень разные. Есть топовые, с классической системой образования. Есть узкоспециальные, дающие определённые, нужные реальному бизнесу компетенции и конкретные навыки. Что–то типа наших крупных советских техникумов. Местный бизнес не просто говорит, что нужны такие специальности, но обещает предоставить конкретное рабочее место. И для них это очень важно.

В моём понимании университет прежде всего ставит мышление. Профессия важна, но её можно получить везде. Университет даёт фундаментальное образование, кругозор, не стареющие с годами знания, цифровую культуру, предпринимательскую культуру. На занятиях воспитывается, помимо всего прочего, важного и нужного, резистентность к неудачам, умение переносить поражение и выходить на решение других задач. Негативный опыт тоже очень важен. В жизни не бывает одних плюсов, минусов хватает. Это воспитание очень тонкое, идущее непосредственно от личности преподавателя к молодому человеку. Онлайн здесь не работает. Не думаю, что в ближайшее время это произойдёт.

Является ли достаточной правовая база для онлайн–образования?

— Пока регуляторика не сдерживает переход. Иногда возникают трудности с взаиморасчётами с другими городами. Но это не принципиально. Возможно, нужны какие–то разъяснения на уровне министерства, не более. Каких–то нерешаемых препон нет.

Возможно ли уже сегодня создать престижный онлайн–вуз?

— Конечно, возможно. Это тренд времени — переход узкоспециальных вузов на онлайн. Это проще, эффективнее и удобнее. Но классический университет никогда не уйдёт в Сеть. У этих двух направлений образования разное будущее.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама