Фото: Вдовин Сергей

Роснано: "Надо сделать максимум для снижения углеродного следа"

Тема "зелёной" энергетики получила особое освещение в деловой повестке Петербургского международного экономического форума. Помимо дискуссий на форуме был заключён ряд контрактов, демонстрирующих интерес и готовность бизнеса к внедрению современных технологий. Алексей Кожевников, старший управляющий директор УК "РОСНАНО", рассказал "ДП" о подписанных РОСНАНО соглашениях по зонам углеродной нейтральности и технологиях, направленных на минимизацию отрицательного воздействия производителей на окружающую среду.

В чём состоит актуальность темы сегодня?

Углеводороды дали течь: лоббируемая Европой "зелёная" повестка пока не страшна

Углеводороды дали течь: лоббируемая Европой "зелёная" повестка пока не страшна

294
Любовь Лучко

— Россия ратифицировала Парижское соглашение по климату, взяв на себя обязательства о достижении параметров эмиссии углекислого газа с конкретными показателями. Обратной стороной этих договорённостей является введение со стороны стран Евросоюза трансграничного углеродного налога (ТУН), размер которого будет соответствовать накопленному углеродному следу при производстве товаров. Так появилась правовая рамка, в которой мы неизбежно окажемся. Это приведёт к существенным издержкам для наших экспортёров. А сегодня экспорт — это не только значимая часть ВВП, но и важный инструмент развития экономики нашей страны. На страны Евросоюза приходится около 30% экспорта, это десятки миллиардов евро. В контексте этой задачи многие участники условного консорциума, в который войдут федеральные органы власти в лице Министерства экономического развития, Министерства образования и науки, Министерства промышленности и Министерства энергетики, институты развития (в частности РОСНАНО) и непосредственно бизнес, начинают предпринимать действия, которые позволят экспортёрам быть более готовыми к наступлению новых времён.

Что делает непосредственно РОСНАНО?

— Если работа органов власти больше сосредоточена на нормативной базе, то наш главный акцент на работу с реальными компаниями, в том числе экспортёрами. На ПМЭФ мы договорились с некоторыми регионами о создании зон углеродной нейтральности. Это Ленинградская, Мурманская и Ульяновские области.

По какому принципу отбирались регионы?

— Ленинградская область — крупный промышленный регион с высокими показателями по экспорту. В Мурманской области РОСНАНО начинает большой водородный проект по низкоуглеродным энергоносителям, инвестируя в него совместно с международными партнёрами. В Ульяновской области мы исторически сильно представлены: у нас долгая история взаимодействия по реализации совместных проектов ветрогенерации и локализации компонентов энергооборудования. А также на территории региона функционирует один из наиболее успешных наших наноцентров.

Все пилотные регионы, отобранные для проекта углеродной нейтральности, разные. Но все одинаково хотят сохранить конкурентоспособность своих компаний, ориентированных на экспорт. При этом активность проявляют и другие субъекты.

Даже если предприятия пока не озаботились проблемой, то местные власти понимают необходимость такой работы. Завтра, когда законодательство будет принято и придётся уплачивать налог, предприятия резко сократят свою доходность, так как у них появятся дополнительные издержки. Из-за сокращения доходности на экспортных операциях будет меньше средств на развитие, повышение заработных плат, решение других социальных, социально-экономических и производственных задач. Соответственно, если мы сегодня совместно с регионами и крупными экспортёрами не подготовимся к этому, то фактически деньги предприятий останутся за рубежом в виде налогов в странах Евросоюза.

Ловцы ветра: перспективы "зелёного" будущего России

Ловцы ветра: перспективы "зелёного" будущего России

226
Любовь Лучко

Расскажите, пожалуйста, о сути проектов.

— Проект Carbon free zone подразумевает создание конкретных пилотных территорий, например, на базе существующих промышленных парков, особых экономических зон, где различные механизмы и технологии будут отрабатываться в пилотном режиме. К нам присоединяются компании, которые уже присутствуют в этих регионах, они ратифицируют наше соглашение, приступая к совместной работе.

В ближайшие 2–3 года мы должны обеспечить территории зелёными киловаттами, должны сделать максимум для того, чтобы снизить углеродный след в технологических процессах. Это включает применение более энергоэффективных технологий, к примеру, систем накопления энергии, что позволит без резкого увеличения издержек снизить углеродный след.

Мы отработаем организацию схемы электродвижения на этих территориях, включающие современный электротранспорт, систему электрозаправок или использование водородного топлива. Важно исключить применение двигателей внутреннего сгорания и дизельных двигателей.

Ещё один пункт касается квалифицированного раздельного сбора твёрдых коммунальных отходов, обеспечения их рециклинга и утилизации.

Также может быть использован потенциал наших лесных и био-ресурсов. В настоящее время эти технологии активно отрабатываются.

Во сколько оценивается эффект от этих мероприятий?

— По нашей оценке, это позволит снизить углеродный след от 30% до 70%, сократив в среднем до 50% будущих платежей по углеродному налогу. Но это очень предварительная оценка, так как итог будет сильно зависеть от всей цепочки создания продукта. Хотя мы ещё не знаем точный размер будущих платежей, но, по оценкам "большой четвёрки", дополнительная нагрузка на экспортёров составит минимум $5 млрд ежегодно и это для нас колоссальные потери. И сarbon free zone — наше предложение для экспортёров и регионов оптимизировать до 50% этого платежа. Надо понимать, что снизить до нуля на данном этапе его невозможно, пока никто в мире не произвёл, например, тонну чугуна с нулевым выбросом СО2. Но такие полигоны отработки технологий позволят стремиться к минимальным показателям выбросов и снизить издержки экспортёров, сделав их более конкурентоспособными.

Отмечу, что большое значение будет иметь система взаимного признания методик и результатов на международном уровне, а также прослеживаемость и учёт углеродного следа по всей цепочке создания продукта. С Евросоюзом необходимо заранее договориться: что такое хорошо и что такое плохо.

Затраты уже просчитывались? И где брать деньги?

— Стимулы инвестирования в технологии заложены в саму проблему. Экспортёры неминуемо будут платить налог. Есть два варианта. Первый: просто платить и ничего не делать. Второй подразумевает поиски путей сокращения платежей. И сделать это можно, инвестируя в "зелёные" технологии. Модернизация — не чистые издержки, чистые издержки — это как раз налог. Умные компании понимают: нужно инвестировать сегодня, чтобы меньше платить завтра.

Таких компаний много?

— Уже сегодня к нам активно обращаются крупные компании-экспортёры, поскольку у нас, пожалуй, у единственных в стране есть успешный опыт реализации всех этих технологий. Мы строили производство солнечных панелей, у РОСНАНО есть свои ветропарки, наш фонд — крупнейший в России производитель энергии из ветра. У нас есть системы накопления энергии, мы создали компетенции в области переработки отходов, реализуем проекты по электро- и водородному движению, строим кластер по производству и экспорту водорода.

Понятно, что такие технологии эффективнее всего внедрять на стадии проектирования. Вы можете что-то предложить компаниям, которые сейчас находится на стадии строительства новых заводов или готовы модернизировать действующие производства?

— Можно обеспечить их зелёными сертификатами, посмотреть на технологии и частично заменить метан водородом. В каждом конкретном случае можно найти эффективный набор решений.

Но для этого нужно перепроектирование.

— Да. Но чудес не бывает — законодательство поменялось, это международные системы, надо под них подстраиваться. Как я уже сказал, чтобы завтра платить меньше, нужно потратить деньги сегодня. Убеждён, что государство не останется в стороне, ведь оно крайне заинтересовано в успешности экспортных компаний и, соответственно, налоговых поступлениях. А значит будут решения на уровне Минпромторга, Минэкономразвития, Минсельхоза по донастройке программ поддержки. В итоге проекты получат поддержку существующих и перспективных государственных программ. Получится комплексная работа: компании-экспортёры, имея мотивацию, будут готовы к преобразованиям, наука и инновационный бизнес предложат технологические решения, а государство обеспечит меры поддержки. В итоге всё это послужит глобальной модернизации российской экономики.

Насколько рынок готов к нововведениям и наступлению новой эры?

— Она уже наступила. В США, Японии, Евросоюзе это уже обыденность. Страны, которые идут несколько раньше нас в "зелёной" повестке, уже давно живут по новым правилам, для них это норма. Для нас это тоже в целом не стало неожиданностью. В стране уже есть локализованные технологии и есть замотивированные участники. Ждём, когда государство донастроит нормативную базу, и наполним процессы реальными скоординированными действиями всех участников.

Евгения Иванова Все статьи автора
7 июня 2021, 20:02 5606
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама