Антон Мухин Все статьи автора
24 мая 2021, 07:35 240

Отступление невозможно: как управлять больной Россией

Фото: Лидия Верещагина

Экономическому форуму не повезло: его решили проводить, когда казалось, что вирус побеждён, а потом началась третья волна и вроде бы лучше отменить, но в России отступление всегда считалось признаком слабости. А мы, как известно, не слабые и, если что, можем кому хочешь зубы повыбивать. Поэтому форуму быть.

Стерильный форум: антиковидные меры ПМЭФ-2021 оказались беспрецедентными

Стерильный форум: антиковидные меры ПМЭФ-2021 оказались беспрецедентными

13983
Светлана Афонина, Дарья Ковалёнок

Надо сказать, что решительные действия во время эпидемии — наша добрая историческая традиция. Например, в 1771 году в Москве началась чума, принесённая из Османской империи то ли солдатами, то ли купцами и переросшая в августе того же года в настоящий чумной бунт. Дело было так: жители древней столицы ходили молиться к Боголюбской иконе Божьей Матери, которая должна была спасти их от "моровой язвы". А московский архиепископ Амвросий, видимо знавший толк в эпидемиологии, решил для предотвращения массового скопления граждан убрать икону и заодно стоявший перед ней ящик для пожертвований.

Увидя такое, москвичи закричали: "Богородицу грабят" — похватали колья, пошли громить Чудов монастырь в Кремле (потом его снесли большевики) и другие места, где можно было чем–нибудь поживиться. А на следующий день заодно убили и Амвросия. (Остальные отцы города заблаговременно уехали на дачи.) После этого войска перешли к решительным действиям, стреляли в восставших картечью и рубили их саблями. Когда бунт был подавлен, командовавший солдатами генерал Пётр Еропкин попросил у Екатерины II прощение за пролитую христианскую кровь и попросился в отставку, но вместо этого получил премию (да, тогда были склонны к картинным действиям).

Второй пример — холерный бунт в Петербурге в 1831 году. Там дело шло примерно так же, но усмиряли восставших не войска, а лично государь. По легенде, Николай I в открытой коляске въехал прямо в толпу на Сенной площади, поднялся во весь рост и крикнул: "На колени!" После чего, по воспоминаниям Бенкендорфа, стал укорять подданных в том, что они забыли страх божий и ведут себя как какие–нибудь поляки или французы. (Некоторые, впрочем, утверждают, что император выражался более близкими народу словами, но это неважно.) В общем, бунт был подавлен.

Тут можно задаться вопросом: не проще ли было победить эпидемию медицинскими мерами. Разумеется, нет. Не станем утверждать, что больниц хватало, но и те, которые были, не пользовались доверием населения. Что в Москве, что в Петербурге народ первым делом громил лазареты и карантины, выкидывал в окна врачей (врачи были преимущественно немцы и, понятно, старались при любой возможности погубить как можно больше православных, пичкая их какими–то подозрительными лекарствами). А спасённых ими из рук убийц в белых халатах пациентов восставшие отправляли домой со словами, что теперь, без докторских пилюль, они быстро поправятся сами.

Вполне возможно, что и сейчас никакой третьей волны бы не было, если бы граждане не манкировали вакцинацией. Но по крайней мере в Петербурге число доступных доз превышает число желающих уколоться. И даже ходят слухи, будто в Смольном хотят вакцинировать сотрудников силой, что чиновники отчаянно опровергают. Либо обещают привившимся бонусы (денежные выплаты готовым соблюдать карантин, кстати, практиковал и граф Григорий Орлов, отправленный Екатериной бороться с московской чумой).

А коль скоро в деле управления больной Россией главное — не давать слабину, то назначенный форум надо проводить. Как и праздник выпускников. А всякие антиправительственные митинги запрещать за нарушение карантинных мер.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама