Андрей Таннер Все статьи автора
10 марта 2021, 07:06 2650

Сохранить нельзя развалить: 30 лет референдуму 1991 года

Всесоюзный референдум о сохранении СССР
Всесоюзный референдум о сохранении СССР
Фото: ТАСС

30лет назад на референдуме по вопросу сохранения Советского Союза победили сторонники единства СССР. А через несколько месяцев Советский Союз распался. Первый и единственный в истории СССР всенародный референдум, закончившийся так триумфально для его организаторов, абсолютно ни на что не повлиял. Как такое могло произойти? Почему тогдашняя власть не смогла использовать референдум и его результаты для того, чтобы сохранить страну? Ведь не было ни майданов, ни Интернета — ничего из привычного нам инструментария "оранжевых" и прочих революций, свергающих режимы сегодня.

Тематический заповедник. Феномен тоски по СССР со стороны там не живших перестал быть локальным явлением

Тематический заповедник. Феномен тоски по СССР со стороны там не живших перестал быть локальным явлением

898
Дмитрий Губин

17 марта 1991 года вопрос в бюллетене референдума был таким: "Считаете ли Вы необходимым сохранение СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?"

Варианты ответа: "Да" или "Нет". Из 185,6 миллиона граждан, имевших право голоса, проголосовали 148,5 миллиона. 113,5 миллиона (76,43%) ответили "Да", то есть высказались за сохранение СССР. Сегодня результат этого референдума кажется единственно возможным. А как могло быть иначе, когда на этот результат работала вся бюрократическая машина, оба центральных телеканала, только и имевшихся у подавляющего большинства жителей страны, все ведущие газеты?

Тем более не обошлось без иезуитства в формулировке вопроса. Ведь Союз в то время у многих ассоциировался не только с могуществом державы, но и со сверхцентрализацией, с всепроникающей властью компартии, неуёмным диктатом идеологии. А суверенность воспринималась как независимость и свобода. Отказаться было практически невозможно.

Тогда зачем нужен был этот референдум и почему всё произошло так, как произошло? Референдум решено было провести после так называемого парада суверенитетов. С ноября 1988 года по декабрь 1990–го парламенты всех (!) 15 союзных республик приняли соответствующие декларации. Российская Федерация, кстати, не была исключением. Стало понятно, что Советский Союз в существовавшей форме спасти не удастся. Референдуму надлежало оформить какой–то иной способ совместного существования. Или просто потянуть время. В случае силовых решений это был повод сослаться на мнение народа для их оправдания.

Прибалтийские республики, а также Армения, Грузия, Азербайджан отказались проводить этот референдум. Проходившее на их территории голосование проводилось в воинских частях, на предприятиях или там, где в основном проживало русское население. Полноценные республиканские комиссии (окружные и участковые) были созданы только в девяти республиках. Но и в них это был референдум либо с поправленным главным вопросом (как в Казахстане, сделавшем упор на равноправии суверенных государств), либо с дополнительными вопросами.

Так, в России голосовавшим на референдуме выдавались ещё бюллетени с вопросом о введении в РСФСР поста президента. Зачем России свой президент, если она не собирается быть самостоятельной, было непонятно. Москвичи дополнительно отвечали на вопрос о проведении прямых выборов мэра столицы. То есть тоже хотели самостоятельно определять власть. На Украине в бюллетенях был второй вопрос: "Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?" И результаты по второму вопросу были выше, нежели по первому (общесоюзному).

Ещё в декабре 1990 года Верховный Совет СССР в целом одобрил предложенный Михаилом Горбачёвым проект нового Союзного договора взамен действовавшего с 1922 года. 15 августа 1991 года в газете "Правда" была опубликована окончательная редакция Договора о Союзе суверенных государств. В ней, в частности, говорилось: "Государства (а никакие не республики! — Ред.), образующие Союз, обладают всей полнотой политической власти, самостоятельно определяют своё национально–государственное устройство, систему органов власти и управления".

Получается, что референдум изначально был фикцией. Советский Союз был обречён. И не только потому, что люди хотели свободы и демократии, — этим, наверное, можно было как–то управлять. Советская элита (партийная, советская, полу– и чисто криминальная) увидела возможность получить ресурсы в частную собственность (а значит — законные деньги) и возможность передавать всё это по наследству. И остановить её не мог уже никто. Да и региональные (республиканские) элиты, получавшие при развале Союза в свою собственность целые государства, тоже были готовы на всё.

Сегодня, вспоминая распад Советского Союза, кто–то говорит о предательстве, кто–то о глупости. Кто–то — ностальгирует. Президент России не так давно назвал это крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Есть и те, кто видит в этом абсолютную закономерность. Думается, всё это было.

Но есть ещё опыт, ещё один вывод, который не принято педалировать. Он касается взаимоотношений элиты и общества. Элиты — как управляющего класса, прослойки, сословия (можно называть как угодно). Как некой части общества, как бы случайно оказавшейся в нужное время в нужном месте. Вывод этот столь же банален, сколь и циничен. Любые социальные, экономические или политические преобразования, в том числе — реформы или революции, проводятся (либо — используются) элитой в собственных интересах. И ничьих больше. Если на это есть хотя бы один шанс — он будет реализован. Добавить можно только то, что элиты в подобной ситуации могут быть и чужими.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама