Дмитрий Маракулин Все статьи автора
20 января 2021, 14:33 372

Записной бренд: как оценка товарного знака приводит к спору с ФНС

Фото: vostock-photo

Сложность в объективной оценке стоимости товарного знака часто приводит его владельца к спору с налоговиками

Традиционно выделяются два основных направления использования товарных знаков (ТЗ): для собственных нужд (брендирования своих товаров и услуг) и для продажи лицензии на право использования определённого товарного знака. При этом лицензия может быть исключительной или ограниченной (у правообладателя в последнем случае остаётся право на использование товарного знака в полном объёме, в том числе на передачу части прав третьим лицам).

Петербургская компания из-за долгов может потерять тракторный завод в Тамбове

Петербургская компания из-за долгов может потерять тракторный завод в Тамбове

630
Дмитрий Маракулин

Делай что хочешь

При использовании для собственных нужд владельцы ТЗ получают юридическую защиту своего бренда от недобросовестной конкуренции, возможность выхода на новые рынки, укрепление авторитета компании и т. д. На просторах крупнейших online e–commerce marketplace, таких как Wildberries, lamoda, Ozon, уже не встретить партнёров, не имеющих товарного знака.

Главной выгодой правообладателя при заключении лицензионного договора, безусловно, является получение вознаграждения.

Широкое распространение имеет такой способ использования товарного знака, как построение франчайзинговой сети. Кроме того, товарный знак можно отдать в залог банку, что особенно актуально для инновационных бизнес–структур (стартапов), считает юрист АБ Asterisk Дмитрий Венгерский.

К примеру, АО "Агротехмаш" ("дочка" петербургской "АТМ групп") в качестве обеспечения кредита передало Россельхозбанку исключительные права на два своих товарных знака: Terrion и "Террион", писал ДП.

Ещё один вариант — это внесение ТЗ в уставный капитал компании. Причём внести можно как право на товарный знак в полном объёме, так и на его использование на основании лицензионного договора (по аналогии с правом собственности и правом аренды имущества). "Такая практика распространена и для правообладателей товарного знака выгодна тем, что не нужно оплачивать уставный капитал “живыми” деньгами, а можно, предварительно получив оценку прав на товарный знак, оплатить уставный капитал путём передачи прав", — рассказал Кирилл Митягин, партнёр фирмы Nevsky IP Law.

Песня жить помогает: петербургский музыкант выиграл дело против ПФР

Песня жить помогает: петербургский музыкант выиграл дело против ПФР

580
Дмитрий Маракулин

Как считать будем?

Однако, как отмечает Наталия Дмитриева, патентный поверенный Semenov&Pevzner, сегодня не существует единого стандарта оценки товарных знаков. Помимо балансовой и рыночной стоимости ТЗ некоторые выделяют также реализационную, договорную, инвестиционную, ликвидационную и другие виды стоимости нематериальных активов. "Поэтому в зависимости от целей результаты такой оценки могут отличаться. К примеру, для передачи ТЗ в залог могут учитываться какие–то факторы, которые не будут играть роли при оценке ТЗ с целью предоставления права его использования по лицензионному договору", — добавляет патентный поверенный.

Балансовая стоимость ТЗ, как пояснил Дмитрий Венгерский, складывается либо из расходов, связанных с разработкой этого нематериального актива, его госрегистрацией, или же из платежей на приобретение исключительных прав на товарный знак. Сюда входят собственно затраты на создание ТЗ, затраты на его охрану (патентные пошлины: подача заявки на регистрацию, проведение экспертизы и т. д., при необходимости — услуги патентного поверенного). Также могут включаться затраты, связанные с приобретением нематериального актива (патентная пошлина за регистрацию лицензионного договора, вознаграждение правообладателю).

Рыночная оценка товарного знака зависит от его потребительской ценности и складывается из различительной способности и коммерческой силы. Поэтому чем известнее бренд, тем он дороже.

Например, в рамках спора ЗАО "Фармцентр ВИЛАР" и ФНС, доначислившей компании 7 млн рублей налога на прибыль, возникла необходимость определения коммерческой стоимости одного из товарных знаков. По оценке фискалов, в 2013–2014 годах компания неправомерно включила в расходы затраты на выплату роялти 54,4 млн рублей за пользование 12 товарными знаками. При этом комбинированный товарный знак ВИЛАР был продан акционеру фармцентра всего за 10 тыс. рублей самой же компанией. Тогда как экспертиза оценила коммерческую стоимость этого знака в 193 млн рублей. Такие манипуляции, по оценке фискалов, были экономически необоснованными.

ФНС думает иначе

Наталия Дмитриева говорит о распространённости судебных споров, повод к которым дают расхождения в оценке стоимости товарных знаков, — как правило, обжалуются решения ФНС о доначислении налога на прибыль, начисление пеней и штрафов в связи с завышением расходов или занижением доходов компаниями. При этом налоговики полагают, что в этих случаях коммерсанты получают необоснованную налоговую выгоду. "В данном случае зачастую речь идёт о совершении сделок между взаимозависимыми лицами, единственной целью которых является избежание налогообложения, а не получение реальной экономической выгоды", — поясняет Наталия Дмитриева.

Одним из самых громких дел такого рода можно счесть спор между ООО "Орифлэйм Косметикс", продвигающим в России известную марку средств для ухода за кожей, и налоговиками. Несколько лет назад компания попыталась оспорить решение ФНС, которая по результатам проверки доначислила ей налогов на 382 млн рублей, пени 155,3 млн рублей. Кроме того, ведомство уменьшило сумму убытков, которую насчитала себе компания, почти на 2,1 млрд рублей.

Речь шла об одном эпизоде — перечислении ООО "Орифлэйм Косметикс" лицензионных платежей в адрес компании Oriflame Kosmetiek B. V. (Нидерланды) за право использования в том числе товарного знака Oriflame в России. За 2009–2010 годы российская компания перечислила голландцам 2,088 млрд рублей лицензионных платежей. На эту же сумму компания уменьшила полученные доходы, соответственно, был снижен размер налога на прибыль.

Однако, по оценке фискалов, "Орифлэйм Косметикс" получило необоснованную налоговую выгоду, поскольку фактически являлось постоянным представителем иностранной компании в России, и поэтому заключение лицензионных договоров и выплаты роялти стали способом ухода от уплаты налогов в нашей стране. Арбитраж, где дело рассматривалось в нескольких инстанциях почти 2 года, в итоге поддержал позицию ФНС.

Вместе с тем, отмечают юристы, не всегда практика складывается в пользу контролирующих органов. Нередко коммерсантам удаётся убедить суд в целесообразности своих действий и отбиться от претензий.

Есть легальный способ изменения стоимости товарного знака в бухгалтерской отчётности. Он заключается в переоценке группы однородных нематериальных активов по текущей рыночной стоимости (но не чаще одного раза в год). Это выгодно с точки зрения двух моментов. Так, при увеличении амортизационных начислений компания уменьшает налогооблагаемую базу. С другой стороны, возможно увеличение стоимости компании. Второй подход имеет значение при IPO, поскольку увеличение стоимости активов общества влечёт увеличение расчётной цены акций компании. Добавлю, что зачастую занижается рыночная, а не бухгалтерская стоимость товарного знака, и происходит это при его отчуждении.
Артём Дмитренко
Артём Дмитренко
управляющий партнёр юридической компании "Дмитренко и партнёры"
При банкротстве нередко забывают про товарные знаки, но если даже и выявляют такой нематериальный актив, то не учитывают многие подводные камни при его продаже. На практике большие пакеты товарных знаков разделяются на лоты без учёта некоторых нюансов, что впоследствии не позволяет покупателям использовать купленные товарные знаки. Не всегда принимаются во внимание неохраняемые элементы товарных знаков — к примеру, изображение наград, год основания города или предприятия. Компания из Иркутска, созданная в 2020 году, не может получить исключительное право на логотип с элементами "Москва, since 1999". Также покупатели не всегда проинформированы о том, что товарный знак долгое время не использовался. И в этом случае есть риск аннулирования права на него.
Светлана Ускова
Светлана Ускова
генеральный директор юридической компании "Усков и партнёры"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама