вторник, 30 ноября 2021
$

Массовый отток: как коронакризис подкосил петербургский рынок труда

Автор фото: Ермохин Сергей
Автор фото: Ермохин Сергей

Анализировать ситуацию с занятостью в кризис становится всё сложнее, чем обычно.

На протяжении всего коронакризиса рынок труда Петербурга, как, впрочем, и остальной страны, пережил немало потрясени­й. Но зато стал индикатором многих неявных экономических процессов — эксперты верят, что активность соискателей и работодателей в моменте служит репрезентативной характеристико­й состояния той или иной отрасли экономики. Однако приходить к статистически значимым выводам становится всё сложнее: из-за демографических пертурбаций в условиях пандемии на повестке дня встают такие базовые вопросы, как численность экономически активного населения города.

Своими руками

Одной из заметных тенденций года стал массовый отток людей из Петербурга. А ведь в течение многих лет город оставался точкой притяжения как для бизнеса, так и для кадров из российских регионов и ближнего зарубежья. Сейчас же ухудшение эпидемиологической обстановки и финансовые трудности вынудили многих приехавших на заработки возвращаться на родину. Об этом сообщают и в Смольном: на 1 августа 2020 года численность постоянного населения города составила 5,38 млн человек, снизившись с начала года на 19,5 тысячи, или на 0,4%. "Сокращение численности происходило из-за естественной убыли населения и миграционного оттока", — объяснили в комитете по экономической политике. При этом помимо миграции в этом году имела место необычайно высокая естественная убыль. Таким образом, численность экономическ­и активного населения Петербурга этим летом составила 2,988 млн человек, сообщили в комитете по труду и занятости. В прошлом году в Петербурге готовы были трудиться 3,026 млн человек.
По данным НИУ ВШЭ в Петербурге, в 2019 году в городе работали 385 тысяч иностранцев, включая граждан из стран ЕАЭС (Армения, Белоруссия, Киргизия, Казахстан), которые могут трудиться без разрешительных документов. Пандемия нанесла сокрушительный удар по деятельности мигрантов. По официальным, но предварительным данным за 2020 год, их общее количество составляет 266,4 тысячи человек. Если за 10 месяцев прошлого года с целью "работа" в город въехали 327,7 тысячи человек, то за этот же период нынешнего — чуть более 67 тысяч.
По оценке экспертов, можно ожидать некоторых последствий ухода трудовых мигрантов с рынка труда. Те компании, которые могли вести деятельность только за счёт дешёвого труда мигрантов, вынуждены будут закрыться. С другой стороны, "новоиспечённые" безработные за неимением лучшего начнут соглашаться на менее привлекательные условия труда, со скрипом занимая нишу трудовых мигрантов. В Смольном сообщают, что некоторые строительные компании уже привлекают петербуржцев в рамках общественных работ: "Это антикризисная мера. При организации таких мест работодателю компенсируется из бюджета часть зарплаты временного сотрудника: 12 130 руб­лей плюс взносы в фонды с этой суммы".
Но, так или иначе, городской бюджет по итогам 2020-го недосчитается трети доходов от платы за патенты для мигрантов. По данным комитета финансов, поступления ожидались в размере 7,4 млрд рублей, фактически же собрано 4,4 млрд, а к концу года хотят довести эту цифру до 4,8 млрд рублей.

Показания не сходятся

По словам опрошенных "ДП" экспертов, дебаты относительно такого основополагающего показателя, как численность населения города, ведутся нешуточные.
По официальным данным Росстата, на данный момент на территории Петербурга проживает около 5,4 млн человек. А в Центре прикладных исследований НИУ ВШЭ, например, недавно пришли к совершенно другим выводам. В попытках оценить объёмы рынка труда на основе анализа данных мобильных операторов учёные смогли выяснить, что население Петербурга составляет целых 7,09 млн человек. "ДП" также известно и о ещё более смелых предположениях — якобы в течение рабочего дня на территории города могут находиться до 9 млн человек.
К представленной статистике относятся со скепсисом не только чиновники, но и некоторые рекрутёры. "Приток населения, который фиксируется нами в процессе работы над вакансиями разного уровня в последние много лет, постоянен, — говорит управляющий партнёр рекрутинговой компании Consort Group Юрий Михайлов. — Но все эти люди, поселившиеся в нашем городе, имеют своё жильё или прописку у родственников в крайнем случае. Возможно, какая-то часть приезжих не имеет ни того ни другого (кроме временной регистрации) и не учитывается в официальной статистике. Они могут проживать как в Петербурге, так и в близлежащих районах Ленобласти. Однако цифра 7 млн представляется мне малореальной".
Ещё большая статистическая не­определённость сейчас царит в оценках серого сегмента рынка труда. Тем более что актуальным­и на данный момент остаются два противоположных процесса. С одной стороны, многие петербуржцы были вынуждены уйти на дом, то есть "в тень", после закрытия большого количества предприятий в сфере услуг. С другой — именно в кризисные месяцы в городе наблюдался резкий прирост числа самозанятых, а также зарегистрированных безработны­х. Это связывают с введённым 1 января 2020 года специальным налоговым режимом для самозанятых, а также повышением пособия по безработице (в 2019 году сумма минимального пособия составляла 1500 рублей, а максимального — 8000 рублей; сейчас это 1500 и 12 130 рублей соответственн­о).
По данным Центра занятости населения, в ноябре 2020 года безработными признано 10 369 человек, а всего на учёте на конец ноября находилось 101 848 человек. В 2019 году было 2762 и 12 515 граждан соответственно. За неделю с 30 ноября по 4 декабря количество безработных уменьшилось на 1249 человек. "Исходя из статистических данных, можно сказать, что ситуация на рынке труда Санкт-Петербурга постепенно стабилизируется", — отмечают в ведомстве.
Специалисты уверены, что значительное количество зарегистрировавшихся петербуржцев работали в нелегальном поле и до этого. Только в центрах занятости заметили, что 58% признанных безработными после 1 апреля горожан не имели официальных источников дохода ранее.
В компании интернет-рекрутинга HeadHunter подчёркивают, что на данный момент только 66% работающих по найму петербуржцев получают белую зарплату. Каждый четвёртый получает серый заработок, то есть к официально задекларированной сумме добавляется что-то "в конверте". При этом 6% людей получают чёрную зарплату. Ответы тех, кто потерял работу, несколько отличались: официально трудились 52%, 29% зарабатывали по серой схеме, и 15% — по чёрной.
"Теневой сектор значительно вырос по одной простой причине — многие работники в сфере услуг лишились работы. Конечно, некоторые поспешили зарегистрироваться безработными, ведь процедура регистрации сейчас упрощена. Но всё–таки многие ушли работать неофициально на дом, — подчёркивает аналитик ГК "Финам" Алексей Коренев. — Скорее всего, доля самозанятых и официально безработных будет падать по мере отступления пандемии и отмены надбавок. Многие предпочтут опять уйти "в тень", потому что они привыкли так работать".
По данным министерства труда РФ, пиковое значение зарегистрированных безработных в стране — 3,7 млн человек — отмечалось в сентябре. В ноябре 2020 года это число снизилось до 3,201 млн человек. "Большинство макроэкономистов, которые высказываются на этот счёт, полагают, что восстановление российской экономики будет довольно длительным, — говорит доцент департамента прикладной экономики ВШЭ Сергей Солнцев. — Как следствие, можно ожидать, что безработица не скоро вернётся на докризисный уровень. Экономика находится в кризисе, вакансий становится меньше".

Рост зависимости

Год под знаком пандемии поменя­л не только образ жизни людей, но и их способы заработка. В апреле работников массово начали переводить в дистанционный формат. И если бизнес давно делал решительные шаги к удалённой работе, то государственные структуры оказались куда менее гибкими. Лишь спустя полгода Госдума приняла закон о регулировании дистанционной работы. Несмотря на то что по этому закону работодатель обязан обеспечить удалённых сотрудников необходимым оборудованием, технические проблемы по стране дают о себе знать. Среди регионов сохраняется неоднородность: далеко не у всех есть стабильный интернет, мощное оборудование и программное обеспечение. Это влияет как на качество работы, так и на образовательный процесс.
По данным аналитического центра НАФИ, только 27% россиян обладают высоким уровнем цифровой грамотности и ключевыми компетенциями цифровой экономики. Под этим понимается базовый набор знаний, навыков и установок, позволяющий человеку эффективно решать задачи в цифровой среде. От элементарных умений работы с гаджетами до навыков работы с текстовыми редакторами. Так, индекс цифровой грамотности в СЗФО составляет 64%.
Доктор социологических наук Альбина Бесчасная считает, что вынужденный локдаун вскрыл возникновение и укрепление нового социального феномена — цифрового неравенства: "Не все дети и их семьи в больших и малых городах имеют равную возможность беспрепятственного доступа в интернет и имеют ноутбуки, планшеты и смартфоны, которые позволили бы им полноценно реализовывать право на образование и право на труд. Если есть условия для проявления неравенства по причине обладания гаджетом, то о неотъемлемости этого компонента жизни уже нельзя говорить. Поэтому и автономия в такой ситуации очень условная: независимость в одних вопросах усиливает зависимость в других".
При подготовке обзора к проекту Итоги — 2020 использован материал, опубликованный в "ДП–Неделя" №147’2020