Вера Хейфец Все статьи автора
23 декабря 2020, 07:18 195

Такие бездны и такие сокровища: о последствиях опровержений

Фото: Ковалев Петр

Идея опровержения недостоверной информации сама по себе прекрасна и правильна, защищает деловую репутацию и требует от авторов текстов тщательности в описании фактов. Однако мало кто умеет эту идею готовить. Чаще вcего требование справедливого возмездия — просто эмоция, без каких–либо оснований. Но с последствиями.

Редакции регулярно получают письма, содержащие слово "опровержение". Но по факту на полосах этих опровержений очень мало, потому что доказать свою правоту, как правило, адресанты не могут.

Не связалось: проект оператора Смольного свернули после анонса

Не связалось: проект оператора Смольного свернули после анонса

7109
Анна Торговцева

Классическая история с белыми полосами "Коммерсанта" в 2005–м до сих пор эталонна. Впрочем, возможно, только для журналистов. Поэтому есть смысл напомнить. Тогда в газете было указано, что "выпуск посвящён исключительно Альфа–Банку и лично Михаилу Маратовичу Фридману. Так им будет приятно". Редакция извинилась перед читателями и обещала, что следующие номера будут обычными, "даже если это вышеуказанным физическому и юридическому лицам будет неприятно".

Это на самом деле простой базовый принцип работы СМИ (не берём передергивания, желтизну и додумывание, бывает и такое). Но в целом в основе работы журналиста нет идеи быть приятными герою или даже читателю. Смысл — информировать общество о важных фактах, явлениях, тенденциях.

И часто бывает так, что оскорблённый в лучших чувствах бизнесмен (или боящийся потенциального гнева начальника пиарщик) начинает в диалоге с редакцией использовать набор слов из закона о средствах массовой информации: право, обязанность, опровержение, требование. Но получает прямо противоположный эффект. То есть редакция, конечно же, начинает дополнительно повторно перепроверять всё уже опубликованное.

И в процессе очень часто открываются такие бездны и такие сокровища, что лучше бы упомянутые в первом тексте не так сильно переживали за свою репутацию. Поскольку выясняются всё новые обстоятельства и факты — и после второго (третьего) материала поводов нервничать будет гораздо больше, а оснований для опровержения по–прежнему никаких. Оспаривать можно неверный факт, но не мнение эксперта и не туманную историю давних лет.

Иначе она прояснится — во всех деталях.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама