Это был полный конец, но мы выкарабкиваемся: петербургский бизнес в кризис

"Деловой Петербург" продолжает цикл интервью "Петербургский бизнес побеждает кризис" с бизнесменами города о том, как они преодолевают кризисный период в экономике. На вопросы отвечает основатель школы английского языка Андрей Гуляев. Проект "Петербургский бизнес побеждает кризис" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Чем компания занималась до пандемии?
— С 2013 года мы обучаем людей английскому языку в групповом формате, в основном очно. Наша методика заточена под тренинговый, проектный и навыкоориентированный формат обучения: мы не заставляем учить грамматику и транскрипции слов, а помещаем ученика в такую коммуникативную ситуацию, в которой он узнаёт, запоминает и начинает использовать знания. Все было эффективно, хорошо и массово до пандемии. Тогда мы усиленно начали переходить на онлайн и смогли-таки все наши особенности обучения перенести в Интернет. Баловаться с онлайном мы начали еще в 2015 году: делали Skype-курсы, запускали вебинары, тестировали идеи, но всё это было скорее факультативной историей. Коронавирус заставил нас всерьёз заняться онлайном.
Андрей Гуляев
Как самоизоляция отразилась на бизнесе?
— Мы 25 марта официально прекратили занятия в обеих школах в Петербурге. На тот момент у нас было 50 групп, в них занимались примерно 500 человек. Около 200 учеников отвалились сразу: кто-то заморозил обучение, кто-то сделал возврат на фоне всеобщей паники. Это была рекордная волна возвратов, за всё время работы компании мы никогда не сталкивались с явлением такого масштаба. Остальных мы перевели в онлайн, сохранив групповую динамику и все наши особенности обучения. Мы начали набор учеников и довольно быстро выяснилось, что новые клиенты не хотят учиться в онлайн-группах. При этом спрос на индивидуальное онлайн-обучение резко взлетел. Мы запустили специальный курс, где три месяца в гибком графике с учеником работает три преподавателя. Это было отличное решение: с апреля по октябрь количество персонально занимающихся онлайн студентов у нас выросло в четыре раза. Сейчас это 503 ученика.
Кто ваша целевая аудитория?
— Наша целевая аудитория — взрослые, которые знают, зачем им английский язык: для работы, путешествий, переезда в другую страну и так далее. Как и у большинства школ английского языка, около 80% учеников — женщины, они активнее мужчин учат язык и предпочитают групповые занятия. До пандемии на наших онлайн-курсах в основном учились петербуржцы и москвичи. С апреля мы начали активно заниматься онлайн-направлением бизнеса и география клиентов увеличилась: теперь у нас много учеников как из регионов России, так и из других стран, есть даже ученики из США. Кроме того, изменился возраст целевой аудитории. Прибавились, как ни странно, пенсионеры, а также к нам пришли школьники. До этого они занимались оффлайн и с репетиторами, но когда школу перевели на дистанционное образование, родители принялись экспериментировать с другими форматами обучения. Мы даже писали записки в школы с детальным описанием программы курсов, чтобы нашим школьникам давали освобождение от уроков английского: за три месяца у нас они проходили столько же, сколько за год в своём классе.
События 2020 года заставили вас в итоге запустить новые направления бизнеса?
— Нет, мы усилили онлайн-присутствие и расширили линейку продуктов, в частности добавили курс про восприятие английской речи на слух. На самоизоляции все засели смотреть фильмы и сериалы, этот курс хорошо зашёл тем, кто хотел наслаждаться оригинальной версией.
Самоизоляция сильно повлияла на ваш рынок?
— Из-за пандемии рынок обучения английскому не стал меньше, он изменился: появились новые игроки, кто-то не смог быстро и качественно перевести занятия в онлайн формат и их ученики перешли в другие школы. Кроме того, увеличилось количество людей, которые были готовы заниматься языками онлайн.
Обращались ли вы за поддержкой от государства?
— Конечно, мы сразу же проверили все ОКВЭДы. Сама школа английского, увы, не попала под эту программу, но наши партнёры по бизнесу, которые делают нам маркетинг, отправили запрос и получили компенсацию на сотрудников. Убытки компании были несравнимо больше этой компенсации, но соломку мы таким образом себе подстелили. Наш оборот в оффлайне просел больше, чем в 10 раз. Дело в том, что мы привлекаем клиентов за счёт оффлайновых бесплатных семинаров. Как массовые мероприятия, понятно, такой формат встреч был под запретом, пришлось искать новые способы, мы начали делать вебинары, онлайн-марафоны и так далее. В итоге суммарный оборот всего бизнеса смогли всё-таки сохранить, в какие-то месяцы мы просели на 20%, в июле мы даже превзошли оборот прошлого года. Осень — горячий сезон для обучения английскому языку: все приезжают из отпусков, начинается школьный год, все идут чему-то учиться и работать над собой. В этот раз такой сезонности не было: спрос на английский, по ощущениям, на 30% меньше, чем обычно в эти месяцы.
Чему вас научила пандемия?
— Для меня вся эта ситуация стала отличным катализатором. Карантин нас сильно ускорил. В первые же дни мы провели антикризисную планёрку и составили план действий. Интересно, что принципиально новые задачи, о которых мы никогда не думали, в списке не значилось. В нём, наоборот, было всё то, что мы давно собирались сделать, но откладывали: бизнес работал и развивался, поэтому мы фокусировались на других задачах. Оглядываясь назад, я могу сказать, что это был огромный стресс, нам было тяжело, не хватало денег, мы задерживали зарплаты, но мы выкарабкиваемся: расширили целевую аудиторию, запустили новые курсы и форматы. Несмотря на пандемию и все её тяжести, мы сохранили ключевых сотрудников, что для нас, конечно, очень важно.
Видео версию интервью смотрите по ссылке.