Фото: Сергей Коньков

В 20 раз меньше, чем в Финляндии: архитектурные конкурсы в Петербурге

Кому нужны и кому не нужны архитектурные конкурсы в Петербурге.

Архитектор Святослав Гайкович — автор ряда знаковых для нашего города проектов, вице-президент и председатель совета по архитектурной практике Санкт-Петербургского союза архитекторов — ответил на вопросы нашего корреспондента об архитектурных конкурсах в Северной столице.

Как вы думаете, почему в Петербурге практика архитектурных конкурсов не распространена так широко, как хотелось бы и горожанам, и архитектурному сообществу?

— Конкурсы в архитектуре — это механизм короткого достижения наилучшего профессионального результата по объекту проектирования.

Процесс профессиональной проектной архитектурной деятельности растянут во времени и состоит из длинной цепи изобретений, разработки, взаимных и внешних согласований. В цепи этой есть ключевое звено, концептуальный момент, когда решается вопрос, быть или не быть достойному архитектурному произведению и вместе с ним выгодному, остроумному, экономически эффективному решению. Быть или не быть объекту, приносящему постоянную, долговременную радость и заказчику, и жителям поселения.

На этот именно момент во всём процессе и проводилась во все времена примерно с XV века процедура, теперь устойчиво называемая архитектурным конкурсом. В итоге этой процедуры закреплялось концептуальное решение, отобранное уважаемым, специально сформированным временным органом — жюри или комиссией, и решение это всегда служило прочным фундаментом для всей следующей длинной рутинной части проектирования.

Каков смысл организовывать архитектурные конкурсы для конкретного заказчика?

— Самое главное, что при правильно организованном архитектурном конкурсе заказчик получает практически за те же деньги шесть-восемь вариантов основополагающей, концептуальной части своего проекта. Продукт передаётся ему в твёрдо очерченный срок, без вариантов откладывания по "объективным причинам". Заказчик получает продукт, выполненный на грани возможностей каждого из соревнующихся участников, ибо ничто так не расслабляет, как отсутствие конкуренции, и ничто не стимулирует творческие силы столь эффективно, как конкуренция по честным правилам.

Общество в целом при реализации приобретает более качественную работу связки заказчик — архитектор и лучшую среду обитания. Кроме того, до реализации, в процессе конкурса, для граждан имеется возможность рационально обсудить объект, провести настоящий общественный диспут на основе отличающихся вариантов, а не участвовать в формальном обсуждении единственного варианта, предусмотренном законодательством, на этапе, когда инвестор уже потратил уйму средств на формирование стадии проекта.

В мире ежегодно проходят сотни архитектурных конкурсов. Какие из них на вас произвели впечатление?

— Начнём с того, свидетелем или участником которого я не был. Но, очевидно, конкурс на создание купола собора во Флоренции в 1418 году был правильно организован, так как проект прославил и город, и автора проекта Брунеллески на последующие столетия. Первые внятные правила проведения архитектурных конкурсов появились в 1792 году при организации конкурса на Белый дом в Вашингтоне. Через 80 лет Королевский институт британских архитекторов сформировал пакет документов, который позволил провести в Британии за последующие 50 лет более 2 тыс. конкурсов!

Неумно было бы отрицать явный факт, что каждый из конкурсов приподнимает уровень архитектуры в регионе, где объявлен, на новую высоту. Число entries, то есть входящих работ, в открытых конкурсах может превышать тысячу, а число приглашённых на закрытые — доходить до 350, как в случае проведения конкурса на восстановление купола Рейхстага.

Можете провести "обзорную экскурсию" по шедеврам, созданным после проведения конкурсов?

— Одно из чудес света — Оперный театр в Сиднее создан в результате открытого конкурса малоизвестным ранее зодчим Йорном Утсоном, который победил более 200 соперников. Столица Бразилии по проекту Оскара Нимейера не была бы столь хороша, если бы мастер не стремился одолеть около 40 конкурентов. Знаменитая Арка Дефанса архитектора Спрекельсена — один из величайших стандартов современной архитектуры. Она собрала соревнование примерно 400 зодчих. Музей современного искусства в Хельсинки Стивена Холла, Берлинская филармония Ганса Шаруна. Наконец, пример из ХХI века — Freedom Tower фирмы SOM на месте разрушенного варварами Мирового центра торговли в Нью-Йорке… Список достойной конкурентной архитектуры может быть продолжен.

Оперный театр в Сиднее
Оперный театр в Сиднее
Фото: ИТАР-ТАСС/Архив

Можно продолжить примерами из Петербурга?

— Можно, но сначала о грустном. Беглый взгляд на конкурсную практику в Петербурге прежде всего выявляет самое общее правило: конкурс вызывает к жизни яркие, заметные работы, причём не только победившие. Качество конкурсной продукции при правильной организации конкурса всегда и везде лучше, чем произведённой безальтернативно. Ключевыми словами являются "при правильной организации".

Вспомним, например, мощнейший конкурс на Здание судов в Петербурге. Результаты его удручают. Будучи неправильно организованным — мало времени на работу участников, менее половины архитекторов в жюри, нет согласования программы в Союзе архитекторов, — этот конкурс привёл к избранию победителем проекта, который дезориентировал публику и, к счастью, не был реализован.

Архитектурная концепция застройки "судебного квартала" ООО "Архитектурная мастерская М. Атаянца"
Архитектурная концепция застройки "судебного квартала" ООО "Архитектурная мастерская М. Атаянца"
Фото: archi.ru

Весьма важный для Петербурга конкурс на реконструкцию острова Новая Голландия можно записать классическим примером бессмысленного смешения жанров финансового тендера и архитектурного конкурса. Результат — безупречный провал. Победителем выбрана работа, попирающая не только принципы реконструкции и вообще архитектуры в Петербурге, но и таковые в международном понимании. Реализуется, к счастью, совсем другой проект!

Проект реконструкции Новой Голландии, созданный Норманом Фостером
Проект реконструкции Новой Голландии, созданный Норманом Фостером
Фото: fosterandpartners.com

И наоборот: правильно организованные конкурсы дали значительные результаты. Стоит вспомнить конкурсы на городскую ратушу на Новгородской улице, на здание правительства Ленинградской области, на Фондохранилище Этнографического музея, на офисный комплекс "Атлантик-сити", на новый терминал аэропорта — Пулково-2, конкурс на "Набережную Европы", где победил Евгений Герасимов, "Зенит-арену" по концепции Кишо Курокавы, здание Музея ленинградской блокады Никиты Явейна. Началось строительство Петербургского квартала в Минске, и готовится реализация белорусского проекта в Полюстрово на основе концепций, победивших в конкурсе "Симметричные кварталы".

Стадион "Газпром Арена"
Стадион "Газпром Арена"
Фото: Ермохин Сергей
Здание Невской Ратуши
Здание Невской Ратуши
Фото: Ермохин Сергей

Подавляющее большинство конкурсов последних десятилетий в Петербурге было организовано комитетом градостроительства и архитектуры. Далеко не каждый из них оканчивался реализацией, но все они выносили в общественное пространство значимые, запоминающиеся проекты. Однако, к сожалению, в Петербурге (в пересчёте безразлично на что — или на душу населения, или на одного зодчего, или на 100 объектов) конкурсов организуется в 10 раз меньше, чем в Германии, и, пожалуй, раз в двадцать меньше, чем в Финляндии.

Бизнес-центр "Атлантик Сити"
Бизнес-центр "Атлантик Сити"
Фото: Ковалев Петр

Самое время задать два вечных русских вопроса. Первый: кто виноват?

— Главный враг архитектурных конкурсов трудноуловим. Это сумма действий — некоторых далёких от предмета юристов, живучих предрассудков об экономии, случайных обстоятельств, — приведших к юридическим препятствиям для организации конкурсов на государственный и муниципальный заказ. Хорошо сказано об этом в пояснительной записке к разработанному в Москве архитектором Виктором Логвиновым проекту Модельного постановления о конкурсах в субъектах РФ: "С принятием в 2005 году Федерального Закона №94… проведение публичных архитектурно-градостроительных конкурсов практически прекратилось, так как они были заменены торгами подряда, проводимыми в форме "конкурса" в соответствии с этим законом. Творческое соревнование по поиску наиболее ярких, оригинальных и выразительных архитектурных решений было законодательно фактически запрещено и заменено на конкурентную борьбу за предложение наименьшей цены и сроков проектирования".

Врагом номер два для правильного проведения конкурсов является искажённое представление о контроле над процессом девелопмента некоторыми — часто вполне культурными и благонамеренными — бизнесменами. Вместо того чтобы обратиться в КГА или Союз архитекторов и оперативно, в течение 4–6 месяцев, провести архитектурный или градостроительный конкурс, они месяцами и годами ходят по разным компаниям последовательно и без большого успеха. А затем встают перед справедливой критикой главного архитектора города или Градостроительного совета с несовершенным решением и необходимостью всё исправлять или начинать сначала.

И что делать?

— Увеличить плотность конкурсной практики, сделать организацию конкурсов обязательным обременением при инвестировании в застройку некоторых территорий является коллективной мечтой граждански активных архитекторов Петербурга. Эту мечту разделяют и наиболее ответственные представители исполнительной и законодательной власти, а также бизнес-сообщества.

Для осуществления этих целей необходимо совместными усилиями КГА и Санкт-Петербургского союза архитекторов усовершенствовать в юридическом смысле давно разработанный Союзом проект Положения об архитектурных и градостроительных конкурсах. Этот документ примерно похож на упомянутый уже московский проект Модельного постановления о конкурсах в субъектах РФ. Более того, архитекторы Петербурга пошли немного дальше и апробировали свой проект в Международном союзе архитекторов. Вот что пишет президент МСА Томас Воньер президенту Петербургского союза Олегу Романову:

"Международный союз архитекторов намерен работать с вами для гарантированного учреждения постоянного, хорошо организованного конкурсного процесса, который привёл бы к появлению новых примеров изысканной архитектуры и способствовал бы поддержке высоких культурных и художественных ценностей. Мы вдохновляем вас на внедрение вашего положения, наилучшим образом отражающего принципы конкурсных правил МСА-ЮНЕСКО, а также принимающего во внимание специфику правовых отношений в Санкт-Петербурге.

Мы находимся в понимании того факта, что Санкт-Петербург уникален требующими защиты историческими ансамблями. Город также требует развития новыми архитектурными работами, отражающими его современность и динамизм. Мы рекомендуем вам в сотрудничестве с местной властью определить для города системный план наиболее чувствительных площадок развития, для которых требуется повышенное качество девелопмента. Это стало бы полезным инструментом для защиты качественной и ответственной работы девелоперов на таких площадках".

Если идея позитивного отношения к архитектурным конкурсам "овладеет массами" девелоперского сообщества и если удастся откорректировать правовые позиции настоящих архитектурных конкурсов по бюджетным объектам, то, несомненно, в Петербурге вырастет число примеров "изысканной", по словам президента МСА, новой архитектуры.

Андрей Черенков Все статьи автора
28 августа 2020, 15:45 1624
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама