Охота к масштабному мышлению

Город ищет способы влиять на застройку больших территорий. Есть советский опыт проектов детальной планировки (ПДП).

Влияние городу нужно по очень простой причине — чтобы определять структуру и облик новых жилых районов. "Было бы целесообразно “укрупнить” границы разрабатываемой документации по планировке территории, то есть, применяя принцип ПДП, рассматривать планируемое строительство в рамках, например, целого района. Такой подход позволил бы качественно улучшить градостроительное планирование и развитие городской среды в целом", — поделился с "ДП" мнением главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев.Правда, для этого требуется внесение изменений в Градостроительный кодекс. ПДП отличались значительно большим охватом территории, чем современные ППТ. А кроме того, в них задавалась архитектурно–градостроительная идея или композиция застройки обширных участков. Этот эскиз, в частности, задавал функциональное назначение территории, планировочную организацию, размещение городских учреждений, зеленых насаждений и элементов улиц. По словам главного архитектора, проекты детальной планировки в том виде, в котором они просуществовали до конца 1990–х годов, сформировались в середине XX века. Их основной задачей являлось уточнение и развитие для отдельных частей города решений генплана до степени, позволяющей разработать проект застройки. В свою очередь, проект застройки готовился на квартал, микрорайон или группу зданий, то есть на значительно меньшую территорию. Такой проект включал уже в том числе сметно–финансовые расчеты и рабочую документацию. На его основании и велось строительство.
Но эта система основывалась на государственной плановой экономике. Все решения, начиная от генпланов и заканчивая индивидуальными проектами строительства, принимались государством.
В 1998 году был утвержден первый российский Градкодекс, который предусматривал разработку для частей территории города проектов планировки, межевания и застройки. В декабре 2004–го вступила в силу его действующая редакция, в которой остались только проекты планировки и межевания. Тем не менее ранее утвержденные ПДП продолжают действовать в той части, в какой они не противоречат Градкодексу.
Сегодня в Петербурге насчитывается около 80 действующих ПДП.

Творят как хотят

"В проектах детальной планировки действительно были эскизы застройки. Но они не были обязательными документами, не были утверждаемы", — сказал "ДП" замгендиректора ООО "Институт территориального развития" Владимир Аврутин. Однако, поскольку частной собственности не существовало и город выступал заказчиком и всей последующей документации, эскизы все равно учитывались. Сегодня на стадии разработки ППТ, по Градостроительному кодексу, также создаются и варианты проектно–планировочных решений, которые по сути можно считать теми же эскизами застройки. Но, по словам Аврутина, эти решения предоставляются для сведения (утверждаются, в частности, красные линии, границы зон капитального строительства и участков).
"Они остаются иллюстративным материалом, который разрабатывается, а дальше все делают (на своих участках. — Ред.) что хотят", — говорит Аврутин. Поэтому было бы разумно поставить вопрос о том, чтобы хотя бы отдельные элементы эскизов включить в утверждаемую часть проекта планировки. Это позволило бы обеспечить комплексность и единство архитектурных решений.Малый размер территорий по сравнению с ПДП — другой известный недостаток проектов планировки (этот вопрос, в частности, поднимал критик Алексей Лепорк в "ДП" № 77 от 22.06.2020). "У нас, с одной стороны, есть генплан на весь город, а с другой стороны, следующий уровень — это уже проекты планировки, которые в большинстве своем разрабатываются на отдельные кварталы. Между всей территорией города и отдельными кварталами ничего нет", — говорит Аврутин. Он уверен, что было бы правильным вернуть проекты, охватывающие целые жилые районы. Но это было возможно, когда заказчиком и источником финансирования выступал город.
Сегодня же 85–90% проектов разрабатываются по инициативе частных инвесторов и финансируются ими же. Очень трудно заставить частного застройщика, имеющего участок в каком–то одном квартале, заказать и оплатить проект на большую территорию. Затраты в таком случае существенно возрастут. Поэтому такие проекты должен заказывать город.

Чужие контуры

В свою очередь, практикующие архитекторы опасаются дополнительного регулирования. Так, директор ООО "Архитектурная мастерская Апостола" Филипп Апостол считает, что в нынешнем виде ППТ в целом хватает "как градостроительного и нормативного документа, регламентирующего те требования, нормы и регламенты, которые мы должны соблюсти". "Мне именно как руководителю архитектурной мастерской, которая работает на штучных объектах, достаточно генплана и ППТ", — сказал он "ДП". Любой регламент ограничивает творческую свободу, а ППТ вкупе с требованием заказчика уже задают жесткие требования. Архитектуру, созданную на основе эскизов, можно сравнить с адаптацией чужого здания (когда российский архитектор дорабатывает проект именитого зарубежного зодчего). "Контур здания уже нарисован, и, хоть не на 100%, такую аналогию можно провести. Это работа не сначала — я говорю о неких творческих рамках, которые сужаются еще больше", — сказал Филипп Апостол. При этом архитектор считает, что эскизы застройки в составе градостроительной документации могут быть уместны в проектах спальных районов на окраинах города. Можно добавить, что пока нет формальных инструментов, КГА проводит конкурсы концепций развития территорий. Например, был конкурс на кварталы серого пояса на юге города, а также на улучшение среды территорий Красногвардейского района.