Анастасия Жигач Все статьи автора
1 июля 2020, 14:25 264

Петербургские женихи стали покупать свадебные костюмы сегментом подешевле

Фото: Trend/ Андрей Федоров

Бизнес Леонида Баранчи (23 года) — компания Barleone — почти не почувствовал на себе влияния кризиса, вызванного пандемией коронавируса. В сентябре 2019 года Баранча начал шить на турецкой фабрике мужские костюмы по итальянским лекалам и продавать их в своем магазине в Петербурге.

Бермудно на душе: главные тренды офисной моды знойным летом

Бермудно на душе: главные тренды офисной моды знойным летом

418
Маргарита Фещенко

В период карантина торговая точка, конечно, не работала, однако проект продержался. "Если сравнить нашу ситуацию с той, в которой оказались рестораны, то можно сказать, что вирус нас практически не коснулся. Бизнес просел только в апреле, на 40%, — рассказал Леонид. — Костюмы, в отличие от еды, не портятся, они сшиты так, что могут пролежать несколько лет и остаться модными". По словам предпринимателя, сейчас компания вернулась к работе в привычном ритме, некоторые показатели даже улучшились. Через полгода Баранча намерен открыть по франшизе магазин в Красноярске.

Под брендом Barleone продается 12 видов одежды и аксессуаров к ней — пальто, рубашки, костюмы, куртки, ремни. Львиная доля продаж (90%) приходится на костюмы для женихов. И это несмотря на то, что в апреле–мае 2020–го петербуржцы, по данным Смольного, заключили всего 2647 браков (в прошлом году за эти 2 месяца в городе сыграли 6020 свадеб).

"В апреле все мои коллеги схватились за голову, думали, что это конец. Но удалось поймать отложенный спрос — те, кто хотел пожениться летом, купили костюмы не весной, а позже", — говорит предприниматель.

Стартовый капитал Barleone составил примерно 3 млн рублей. Эти деньги пошли на закупку тканей, пошив первых партий, доставку одежды в Россию, аренду и ремонт магазина, маркетинговую кампанию. Средства на развитие проекта Леонид заработал, торгуя спортивной обувью. Этим бизнесом он занимался с 2016–го по 2019–й. Годовой оборот того предприятия составил 13 млн рублей, прошлой осенью оно было продано.

Сейчас средний чек в ателье составляет 35 тыс. рублей. Это костюм, рубашка и аксессуар. Несмотря на пандемию и закрытие магазина, бизнес растет: если в начале года оборот составлял 300 тыс. рублей в месяц, то в июне он приблизился к 1 млн рублей. "О нас узнали, и мы настроили все бизнес–процессы", — говорит Леонид.

На продвижение марки он тратит 100–200 тыс. рублей в месяц. Леонид жалеет, что закрыт шоурум: интерьер магазина выполнен в гангстерском стиле, с отсылками к фильму "Крестный отец". "Покупатели часто выкладывают в сеть фото с автоматом Томпсона 1928 года, позируют в ретро–креслах и сохраняют в сториз изображения автографов Аль Капоне и Тони Монтаны, таким образом рекламируя ателье. Сарафанное радио в нашем случае работает лучше таргетинговой рекламы", — считает предприниматель.

Впрочем, эксперты рынка говорят, что бюджеты на свадьбу из–за эпидемии были пересмотрены. Спрос на наряды для жениха и невесты тоже изменился и перешел в сегмент "подешевле".

Подставь плечо: трендовые асимметричные топы и платья открывают руки

Подставь плечо: трендовые асимметричные топы и платья открывают руки

430
Маргарита Фещенко

По словам стилиста–имиджмейкера Эки Чохури, в разгар пандемии устояли те маленькие российские бренды, которые успели сформировать круг или даже клуб лояльных покупателей.

"Люди не перестали покупать люксовые бренды, но стали меньше тратить на них денег, ушло количество. В индивидуальном пошиве стремление сэкономить выражено сильнее, — объясняет она. — Раньше у нас было больше поводов надеть дорогой костюм, сейчас дресс–код стал более свободным, совещания перешли в онлайн, поэтому спрос изменился. Актуальными, например, стали не костюмы целиком, а пиджаки и рубашки, куда большую роль стала играть цена".

По данным исследования Business of Fashion, мировая швейная промышленность потеряет в 2020 году 30% прибыли по сравнению с прошлым годом.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама