Святослав Афонькин, Иван Ершов, Дарья Кильцова Все статьи автора
19 июня 2020, 08:45 4131

Детские сады и предприятия: названы объекты для сноса и списания

Фото: Валентин Беликов

Контрольно–счетная палата насчитала 14 объектов, ранее включенных в Адресную инвестиционную программу (АИП), стоимостью 1,9 млрд рублей, которые необходимо снести и списать. В представленном перечне в том числе три детских сада и предприятие по переработке отходов на полигоне Красный Бор. Еще 57 объектов, на которые потратили 2 млрд рублей, уже успели списать в прошлом году.

Ход исполнения АИП в Петербурге прокомментировала заместитель председателя Контрольно–счетной палаты Юлия Русакова на заседании городского парламента в среду.

Проще доплыть: намыв может стать худшим примером застройки без инфраструктуры

Проще доплыть: намыв может стать худшим примером застройки без инфраструктуры

2135
Дарья Кильцова

Она отметила, что, согласно данным ее ведомства, расходы на АИП по итогам 2019 года исполнены на 83,2% и составили 60,3 млрд рублей.

При этом уровень ввода объектов остается низким, сказала Русакова. Так, из запланированного к вводу в 2019 году 71 объекта АИП было введено только 35.

Ввод трех объектов сорвали, 33 достроили, но не ввели.

В 2018 году из запланированных 55 ввели и вовсе только 10. Еще годом ранее лишь 15 из 79 объектов были введены в срок.

"На балансе города числятся вложения в 308 объектов незавершенного строительства, ранее включенных в АИП, из которых 14 объектов с общей суммой произведенных кассовых расходов почти 2 млрд рублей планируются к списанию и, таким образом, будут утрачены", — сказала замглавы Палаты.

По ее словам, ведомство обеспокоено проблемой и планирует провести в этом году экспертно–аналитические мероприятия по решению вопроса.

Доходное место: Смольный собрал внушительный урожай штрафов за платные парковки

Доходное место: Смольный собрал внушительный урожай штрафов за платные парковки

5783
Дарья Кильцова

В заключении Контрольно–счетной палаты по результатам внешней проверки об исполнении бюджета Петербурга 2019 года также указывается, что 13 из этих объектов предусматривались к сносу и списанию еще в 2018 году. Их общая сметная стоимость составляет 2,8 млрд рублей.

Миллиарды под снос

В список из 14 объектов, которые "планируются к сносу и списанию и, таким образом, будут утрачены", входят восстановление пешеходной зоны на 6–7–й линиях Васильевского острова, два детских сада в Каменке в квартале 71А, детское дошкольное учреждение в Коломягах в квартале 12А, реконструкция Дома общественных организаций в Павловске на ул. Р. Люксембург, а также экспериментальное предприятие по переработке и захоронению промышленных отходов в поселке Красный Бор. Там же присутствуют три жилых дома в северо–приморской части города, клуб для подростков в Купчино и другие объекты. В 2019 году в список попал еще один объект: "Кустовое мазутное хозяйство" в Пушкине по адресу: Кузьминское шоссе, 64.

Аудиторы на основе бюджетной отчетности также посчитали, что за прошедший год город снес и списал 57 объектов адресной инвестиционной программы, на строительство которых уже потратили 1,94 млрд рублей. В 2018 году так поступили с 73 объектами, стоившими городу 2 млрд рублей.

Старые истории

Как пояснили источники "ДП" в Смольном, в отчете речь идет об объектах с многолетней историей. Например, реконструкция Дома общественных организаций планировалась еще в 1990–х. При этом сейчас даже улицы такой не существует — еще в 2003 году она была переименована в Песчаный переулок.

Экспериментальное предприятие по переработке и захоронению промышленных отходов в Красному Бору должно было хотя бы частично решить проблемы полигона, пристальное внимание которому уделяют не только в России, но и в соседних странах. Это тоже проект из 1990–х. По различным оценкам, в него было вложено от 1,5 млрд до 2,8 млрд рублей (первая цифра фигурирует в сообщениях Смольного, вторая — в документах рабочей группы Хельсинкской комиссии). Однако за эти деньги не запустили даже первую очередь комплекса. Недострой пришел в негодность и не может быть использован, к тому же его решения давно устарели. После передачи Красного Бора в подчинение федералов вопросами ликвидации полигона, как и всех его объектов, должен заниматься "Росатом". Поэтому на балансе города даже формально не может оставаться его имущество, поясняют юристы.

Жилые дома, предложенные к списанию, город передумал строить, так как уже давно для расселения аварийного жилья и других программ предпочитает закупать квартиры у застройщиков: даже с учетом ожидания ввода это получается надежнее и быстрее, чем строить за счет казны. Работы по детским садам из списка, предположительно, не ведутся, поскольку для экономии бюджета ответственность за них переложили на плечи застройщиков — в добровольно–принудительном порядке.

Это тем не менее не снимает вопрос о рациональности расходования 1,9 млрд рублей, потраченных на данные объекты.

Зона на месте

Заказчиком работ по реконструкции 6–7–й линий Васильевского острова с целью сделать здесь пешеходную зону более 20 лет назад выступил комитет по благоустройству и дорожному хозяйству (КБДХ) в лице ГУ "Дирекция транспортного строительства". Генеральным подрядчиком выступило ЗАО "Возрождение".

Новую пешеходную зону торжественно открыли в июне 2000 года. Спустя годы многие отмечали, что это был один из самых удачных урбанистических проектов администрации губернатора Яковлева.

Какие–то сложности могли возникнуть на стадии передачи данного объекта комитету по благоустройству.

Напомним, после 2010 года по решению тогдашнего губернатора Валентины Матвиенко КБДХ был разделен на два комитета: КРТИ и Комблаг. В комитете по благоустройству "ДП" сообщили, что не владеют никакой информацией по объекту и не знают, почему он запланирован к сносу и списанию.

Предположительно, речь идет о затратах на какое–то проектирование, которое затем не было реализовано.

Недоконсервировали

Аудиторы также сообщили о 36 недостроенных объектах АИП, которые не были законсервированы должным образом. 15 объектов заморозили более 10 лет назад. Работы на восьми из них были приостановлены еще в 1997 году. Общая сумма уже произведенных кассовых расходов на них оценивается в 9,1 млрд рублей.

При этом число оставленных строек с прошлого никак не поменялось. "Отсутствие консервации приостановленных строительством объектов незавершенного строительства является нарушением требований п. 4 ст. 52 ГК РФ и способствует разрушению и расхищению созданных конструкций, а также снижению прочности и устойчивости объектов под воздействием климатических факторов, которые впоследствии потребуют корректировки проектно–счетной документации, что в итоге может привести к дополнительным расходам бюджета Санкт–Петербурга", — указано в заключении.

Проект сам для себя

Контрольное ведомство также насчитало на 2019 год 776 объектов АИП, строительство которых так и не началось. Это на 10 больше, чем в прошлом году. Их общую сметную стоимость оценили в 37,4 млрд рублей. На проектно–изыскательные работы по ним из городской казны уже успели потратить 10,5 млрд рублей.

Загадкой для КСП осталась судьба проектной документации 218 объектов (1,2 млрд рублей кассовых расходов), где не указан срок реализации целевой функции проектной документации. "В связи с чем можно сделать вывод, что данная документация не предполагается к использованию", — написано в отчете. Кроме того, по 43 объектам проектная документация была списана в этом году.

Худшие и лучшие

По результатам анализа исполнения АИП в КСП насчитали несколько факторов, вызывающих долгострои и хронический рост смет. Среди них недостаточная готовность проектов к инвестированию, низкий уровень контроля за исполнением государственных контрактов, долгие сроки проведения закупок.

Аудиторы в докладе заявляют, что который год подряд государственные заказчики, участвующие в АИП, работают неэффективно. В частности, плохо справляются комитет по строительству и комитет по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ).

Так, в прошедшем году Комстрою на программу выделили из бюджета 12,5 млрд рублей, но исполнить удалось только 9,9 млрд рублей (79,2%). Что, однако, больше, чем в 2018 году (75,5%) и значительно больше, чем в 2017–м, когда удалось освоить только половину средств. Схожие показатели демонстрирует КРТИ, который потратил на проекты АИП 18,8 млрд из заложенных 25 млрд рублей (74,9%).

Самыми эффективными исполнителями по итогам года стали комитет по транспорту (99,9%) и комитет по информатизации и связи (99,9%). Правда, сумма расходов на каждый не превышает 500 млн рублей. Комитет по энергетике и инженерному обеспечению смог исполнить расходы на 95% при запланированной сумме 14,4 млрд рублей. Комитет имущественных отношений (КИО) смог потратить на объекты АИП 16,3 млрд рублей из 18,8 млрд запланированных (86,8%).

В контексте

Масштабно вкладываться в городскую инфраструктуру можно и нужно, но и предел надо знать. Иногда такие инвестиции могут стать палочкой–выручалочкой и серьезным драйвером экономики, а порой выброшенными на ветер деньгами или даже лесенкой в долговую яму.

В самом знаменитом романе покойного писателя Эдуарда Лимонова "Это я — Эдичка" Нью–Йорк представляется городом величественным и магическим. При этом "Большое яблоко" выглядит местами неопрятным. На домах тут и там потрескавшаяся штукатурка, а с фасадов валится плитка. И это не художественный вымысел. Действительно, в 1970–е прежде богатый, блистательный, респектабельный Нью–Йорк стал превращаться в грязные каменные джунгли. Из–за дефицита бюджета городу пришлось брать кредиты, общий объем которых составлял $5–6 млрд (при бюджете $11,5 млрд). В результате Нью–Йорк оказался на грани банкротства, от которого его чудом спасло федеральное правительство.

У того кризиса было много разных причин, но фотохроника очень наглядно даст понять даже не особенно сведущим в урбанистике людям, как быстро даже самая передовая инфраструктура может превратиться в язвы на теле города без должного обслуживания и финансирования.

Еще один замечательный пример явно недальновидных инвестиций в инфраструктуру на уровне как отдельных городов, так и целых государств — это Олимпийские игры. Гигантские и очень дорогостоящие стадионы и другие объекты стоимостью миллиарды долларов спустя некоторое время нередко становились убыточными и бесполезными. Хозяева Олимпиад с удивлением для себя обнаруживали, что гораздо дешевле и разумнее забросить стадион, чем тратить средства на его обеспечение и поддержку. Особенно фактурно получилось у греков, где спустя десятилетия руины летних Олимпийских игр можно спутать с архитектурным наследием древней цивилизации эллинов.

С другой стороны, история знала немало примеров, когда ставка на строительство инфраструктуры срывала грандиозный экономический куш. Из Великой депрессии правительства пострадавших стран выезжали по восхитительным немецким автобанам и широченным американским роутам. Грандиозные стройки давали не только рабочие места, но и серьезный импульс к развитию всей национальной экономики.

Опыт современного Китая, где, к слову, не осталось ни одной деревни без дороги с твердым покрытием, тому более свежее подтверждение. Поднебесная, отточив технологии внутри страны, теперь становится одним из самых больших экспортеров мостов, автострад и линий метро в мире.

Цифры шокирующие, и практика порочная, но мух надо отделять. Что касается незаконсервированных и до сих пор не снесенных объектов, тут, скорее всего, виноват пробел в городском законодательстве. До последнего времени не существовало порядка уничтожения такого вида городского имущества, как незавершенные объекты капитального строительства. Соответствующий проект губернатора поступил в ЗакС только в феврале этого года. Правда, информацию о масштабах происходящего депутатам не предоставили, казалось, что это мелочи. Закон подписан, и теперь есть возможность решить все накопившиеся за пару десятилетий проблемы. Что касается более семи сотен объектов, строительство которых так и не началось, то это системная ошибка. Весь цикл градостроительной деятельности со времен Валентины Матвиенко и даже Владимира Яковлева был заточен под непрекращающийся рост экономики. Это приводит к тому, что в Генеральный план закладывается избыточное количество объектов, с которым экономика города объективно не может справиться. Не только построить их, но и эксплуатировать. Чем больше мы строим в городе — тем дороже его эксплуатация. В какой–то момент все города входят в стадию стагнации, когда не могут развиваться, ведь все деньги уходят на содержание и ремонт. Но при этом деньги на проектирование выделяются, а проекты ложатся в стол и устаревают.
Александр Карпов
Александр Карпов
Директор Центра Эком
Недоисполнение АИП — это не петербургская, а общероссийская проблема, корни которой уходят в 44–ФЗ. Это тендеры и конкурсы, условия такие, что могут выиграть "Рога и Копыта", а потом их работы не принимаются, так как не выполнены должным образом либо не выполнены вообще. Поэтому вся история затягивается. Давно нужно переходить на долгосрочные контракты, сбалансированные по ценам и срокам. Уже стало очевидным, что тендеры не дают реальной конкуренции и не обеспечивают повышения качества закупок.
Оксана Дмитриева
Оксана Дмитриева
депутат ЗакСа Петербурга
Город определяет подрядчиков на свои объекты на основании 44–ФЗ, через торги, по которым выбирают самое дешевое предложение. Конкурс проводится на основании сметы, прошедшей госэкспертизу, смета составлена в территориальных единичных расценках, которые далеко не всегда соответствуют реальной себестоимости строительства. Построить качественно без экономии на материалах и уложиться в бюджет в таких условиях довольно затруднительно. Кроме того, как правило, деньги поступают с большим отставанием от выполнения работ.
Валерия Малышева
Генеральный Директор Ао "Ленстройтрест"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама