Бoлезненная цифровизация

Пандемия дала толчок миграции в онлайн, но это совсем не та цифровая трансформация, о которой все мечтали

Дикий Запад, ночь, потрескивает костер, где–то в темноте завывают волки. Менеджеры британского книжного издательства в образах ковбоев собрались вокруг огня, чтобы выкурить трубку мира и обсудить текущие задачи. И никакой это не перформанс. Смертельно устав от Zoom, редакторы предложили проводить встречи в игре Red Dead Redemption 2 — приключенческом шутере в жанре вестерн.
"Самое лучшее — это то, что, когда собрание окончено, можно скомандовать всем запрыгнуть на лошадей и отправляться вершить разбой или правосудие. Что намного менее неловко, чем улыбаться в камеру и ждать, пока все выйдут из чата", — рассказывает британский иллюстратор детских книг Вивьен Шварц в своем Twitter.

Давно затаившиеся тренды

Сколько бы ни продлилась эпидемия, теперь это уже новая реальность. Описанный формат, конечно, экспериментальный, большинству хватит и обычных мессенджеров. Но факт остается фактом: далеко не все, кто ушел в онлайн, вернутся обратно, ведь так дешевле.
"Я должен был съездить в Китай, вместо этого я поучаствовал в двух мероприятиях онлайн, — говорит Игорь Рождественский, генеральный директор компании Martal Spb. — Да, конечно, живьем лучше. Да, конечно, можно пообщаться, узнать много нового в неформальной обстановке за рюмкой чая. Но оказалось, что падение эффективности не столь значительно, как сокращение расходов. Почти то же самое можно сделать в 10 раз дешевле. Думаю, корпорациям будет довольно сложно оправдать увеличение этих бюджетов обратно".
"Даже те, кто говорил, что работать на дистанционке невозможно, и всячески откладывал эти процессы, вынуждены были быстро перестраиваться, и тут выяснилось, что решать многие вопросы вполне реально, — согласна руководитель тренингового центра “Фактор роста” Любовь Беляева. — Те команды, которые были неэффективны, удаленка просто добила. Потому что она как лакмусовая бумажка показывает уровень скоординированности, коммуникации и приспособленности команды к адаптации. Многие, наоборот, выработали интересные подходы, отработали другой уровень контроля и планируют использовать эти инструменты далее".
Другое дело, что убежденные модернисты явно поспешили похоронить старые офлайн–форматы. "Все хорошо в комбинации, любые крайности приводят к искажениям и лишают возможности использовать все ресурсы, — объясняет Любовь Беляева. — Ни один экран не заменит человеческого обмена энергией. Дистанционно сложнее вести модерацию идей, приходить к совместным договоренностям. Поэтому есть ядро компании, оно останется работать в офисах, а есть люди, которые прекрасно выполняют ряд работ дистанционно. Так уже и было, просто сейчас процессы ускорились".

Обыкновенный e–commerce

Цифровизацию вообще часто воображают как революционный скачок. Но пандемический "сдвиг" выглядит совсем не так поэтично. Да, за 2 месяца проникновение e–commerce в США выросло больше, чем за предыдущие 10 лет. Но это не значит, что теперь мы сядем на беспилотник и полетим колонизировать Марс. Все банальнее: просто будем еще больше сидеть в интернете.
"Я понимаю, что люди ждут от IT роботов и дронов. Но в реальности COVID с особой силой вскрыл потребность бизнеса в цифровизации уже существующих коммерческих процессов, — говорит Александр Егоров, генеральный директор компании “Рексофт”. — Крупные заказчики из логистики, аграрного, транспортного сектора нуждаются в создании b2b–маркетплейсов для своих сегментов бизнеса. Им важен продуманный функционал платформы, удобный для всех участников. Попробуйте, например, совместить и сопоставить тарифы 100 международных экспедиторов из разных стран, и вы увидите, что у них даже названия большинства географических зон и пунктов до сих пор разные".
Сэкономленные расходы сопровождаются сокращением рабочих мест. Сейчас у владельцев бизнеса появился цифровой след сотрудников, и они своими глазами увидели, кто в команде работает, а кто — только руководит. С другой стороны, на смену уволенным пандемией могут прийти совсем новые специалисты.
"Сейчас мы говорим только про Zoom и еще несколько платформ. Но дальше появится бизнес по организации этих мероприятий, по созданию артефактов для них. Когда интернет открылся для коммерческого использования, появилась профессия “web–мастер”. Потом появились дизайнеры сайтов, дальше — люди, которые стали писать движки для создания сайтов, и целая поддерживающая индустрия. Мне кажется, сейчас это тоже будет интенсивно развиваться", — уверен Игорь Рождественский.

Шансы на рывок

Воспользуется ли открывающимися возможностями Россия? На уровне e–commerce — сомнений нет, потянем. Удаленка тоже неизбежна. А вот большие модернизационные проекты появятся едва ли.
"Произойдет восстановление цепочек добавленной стоимости, и Россия займет свое место, которое раньше занимала. Это 1% мирового ВВП, связанный с добычей сырья и первым уровнем передела, — считает гендиректор и владелец AEON Corporation Роман Троценко. — Все цифровые трансформации… в них Россия будет не криэйтором, а консьюмером, то есть ожидать, что Россия будет предлагать миру новые сервисы, не приходится. На что можно замахнуться? На следующий уровень передела. От газа перейти на газохимию, от дерева — к фанере и стройматериалам, от зерна — к полуфабрикатам. Это была бы скромная, но тяжелая задача".
Что интересно, денег меньше в кризис не стало. И их вполне можно было бы направить на цифровую трансформацию. Но решатся ли компании на глобальную "перестройку"? Увы, тут дело уже не в деньгах, а в образе мышления.
"Если в начале 2000–х годов на цифровой стартап нужны были инвестиции в районе $2–3 млн, а создание технологической базы занимало минимум год, то сейчас любой цифровой стартап запускается за несколько тысяч долларов и за 2–3 недели, — констатирует Владимир Коровкин, руководитель направления “Инновации и цифровые технологии” МШУ “Сколково”. — Есть огромное количество открытых и бесплатных платформ, которые можно использовать для быстрого старта. Поэтому вопрос не в деньгах. Все упирается опять в мышление. Глазами профессионального портфельного управляющего 30% успеха в портфеле — это “вау–результат”. Глазами Счетной палаты — это 70% прощелканных народных денег с дальнейшей адресацией в прокуратуру. И как с этим быть, не знает никто".
Получается, что расправить плечи, рвануть в фантастическое будущее или хотя бы кардинально перестроить экономику коронавирус нам поможет вряд ли. Поправим маску на лице и только еще больше сгорбимся над сияющим экраном смартфона.