Ольга Комок Все статьи автора
15 июня 2020, 20:01 246

Хейтеры в "Инстаграме": новая виртуальная мода в театральном мире

Фото: "Невидимый театр"

Спектакль "Радио "Свобода" Семена Серзина и "Невидимого театра".

В онлайн–программе Александринского театра "Другая сцена", которая должна стартовать в августе, среди прочего значится инстаграм–спектакль "Радио "Свобода" Семена Серзина и "Невидимого театра". И это хорошо. Во–первых, потому, что Национальный театр России продолжает встраивать в свои планы независимые и не особенно предсказуемые труппы (что, впрочем, театр практиковал задолго до того, как приобрел генеральский титул). Во–вторых, потому, что в данном конкретном случае мы можем отчасти предсказать результат. Премьера "Радио "Свобода" уже состоялась в специально созданном инстаграм–аккаунте — по билетам, все по новой виртуальной моде. Несомненно, спектакль еще будет расти (возможно, вширь, но хотелось бы вглубь). Но первый отчет о проделанной работе составлять уже можно.

"Драма на шоссэ" и онлайн– программа  Александринского  театра

"Драма на шоссэ" и онлайн– программа  Александринского  театра

159
Ольга Комок

Прежде отчета напомним: "Невидимый театр" — летучий организм, мозгом которого работает Семен Серзин, режиссер и актер из тех самых "фильштов", что создали успешный "Этюд–театр" (с заметным трудом переносящий ныне бремя бесприютности и творческой демократии). Семен Серзин энергично ставит современную драматургию в географии от ярославского Театра драмы им. Волкова до "Ельцин–центра", от новосибирского театра "Глобус" до московского Театра им. Пушкина. Он играет Николая Михайлова в "Лете" и Петрова в "Петровых в гриппе" Кирилла Серебренникова. Номинирован на "Золотую маску" и "Прорыв". У него, кажется, все хорошо. Между тем родившийся где–то в 2017 году "Невидимый театр" — избранная компания "фильштов" 2011 года выпуска и примкнувших к ним "кудашей", "козлов" и других сочувствующих — играет где придется (бары, квартирники, арт– и неарт–лофты, дворы, музеи иногда) и как попало (с точки зрения менеджмента и "красивой картинки"). Зато, видимо, только то, что захочет: "Невидимая книга" по Довлатову, "Как хорошо мы плохо жили" по стихам Бориса Рыжего, "Стыдно быть несчастливым" по записным книжкам Александра Володина…

Карантин "Невидимому театру", кажется, сыграл на руку. Онлайн–стихия не то чтобы совсем покорилась Серзину&Co — неполадки со связью и грязное хоум–видео стали своего рода фишками их "продукции". Но ее количество переходит в качество. Если серия YouTube–разговоров на кухнях под названием "Невидимый завтрак" кажется необязательной, то перевод офлайн–постановок в виртуальную среду — чистый успех. Стрим–спектакль "Магазин" по пьесе Олжаса Жанайдарова по реальной, нашумевшей несколько лет назад истории рабства в одном московском продуктовом магазине надо ловить в Сети. Радиоспектакль "Мама, мне оторвало руку" по пьесе Маши Конторович о екатеринбургских (а вообще–то любых) подростках можно в любой момент послушать в YouTube. Крепкий сплав актерских удач (говорок, матерок, непередаваемые интонации спальных районов) с музыкой и поэзией петербургского проекта "Простывший пассажир трамвая №7" (Ваня Пинежин одновременно играет воображаемого друга героини Машки) производит мощное, объемное впечатление и дает крупную "прибавочную стоимость" к и без того сильной пьесе.

Спектакль "Радио "Свобода", похоже, и замышлялся для интернета. Что более чем естественно: в основе — пьеса Эрика Богосяна Talk radio, ставшая сценарием одноименного фильма Оливера Стоуна 1988 года.

Семен Серзин убрал любовную линию, добавил чуть–чуть довлатовских "анекдотов", все остальное оставил как есть. Ночной прямой эфир (радио на "Инстаграм" меняется легко, добавляется лишь квадратик картинки), вызывающий ведущий–ультралиберал и сторонник легалайза, дефиле безумцев на связи, финальная яростная отповедь всему современному обществу, из которой становится очевидно — возможно, с чрезмерной дидактичностью очевидно, — что американские грехи 1980–х ничем не отличаются от российских социальных пороков 2020–го. Ну и убийство.

Это, пожалуй, самый диссонансный лейтмотив спектакля: наркоманы, отчаявшиеся девочки, полные предрассудков домохозяйки, диванные конспирологи и хейтеры всех мастей есть всегда. Но вот фашик–антисемит — это жесткое ретро.

Легче легкого было бы поставить на его место фашика–бейхачей, не обладай ведущий — Женя Серзин — столь ярко выраженным нордическим обликом. Но тогда бы пришлось менять и текст — а в эту игру "Невидимый театр" играть не стал. Видимо, умышленно. Но почему — пока не вполне ясно. Надо ждать августовских эфиров: живые, не записанные раз и навсегда онлайн–спектакли ничуть не хуже и не лучше реальных, вступают в полную силу не сразу. Говорят, к десятому показу.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама