Георгий Вермишев Все статьи автора
25 марта 2020, 15:38 1701

И грянул гром. По всему миру цифры макростатистики бьют худшие рекорды

Подождите, цифры обновляются

По существу. Коронавирус убьет туризм?

По существу. Коронавирус убьет туризм?

5277

Картина в США и Европе нам пока доступна только по опережающим показателям. Предварительный индекс PMI за март, опубликованный вчера, рухнул до 38,8 в Старом Свете. В Америке показатель упал до 40,5.

Еще красноречивее о масштабе бедствия свидетельствует объем заявок на пособие по безработице в США. На позапрошлой неделе подано 630 тыс. заявок только по 15 штатам (было 280 тыс.). Уже очевидно, что финальные цифры могут оказаться даже хуже, чем при банкротстве Lehman Brothers. "Если это так, то можно с высокой вероятностью сказать, что в марте 2020 года в США началась рецессия", — указывает Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента компании "Локо–Инвест".

Хорошая новость в том, что сейчас экономика Китая уже начинает восстанавливаться. Китайцы, кстати, и нефть активно скупают в запасы, пока весь мир стонет от ценовой войны. Так что, как обычно, хитрая обезьяна ждет проплывающего трупа врага.

Статистика в России, куда коронавирус добрался с опозданием в 3–4 недели, все еще смотрится умиротворяюще. В феврале 2020 года общероссийский рост промышленного производства ускорился до 3,3% в годовом выражении. В Петербурге зафиксирован рост на 3,6%.

"Столь высокие цифры во многом связаны с високосным годом. С устранением сезонных и календарных факторов Росстат оценил февральский рост на уровне 0,5% к январю. Эти цифры не позволяют говорить о каком–то бурном оживлении в промышленности", — говорит Кирилл Тремасов.

Пока что даже таможня не зафиксировала бурных перемен. Вышли январские данные по товарообороту Петербурга. Смотрим на Китай — все еще видим рост экспорта в Поднебесную на 5% (до $572 млн). Правда, на 6,1% уже упал импорт (до $523 млн). Не так плохо, учитывая, что в январе коронавирус уже бушевал и Россия, насколько известно, продала в Китай за этот месяц на треть меньше нефти.

Термометр экономики

Первые российские "опережающие индикаторы" (в частности, PMI) появятся только 1 апреля. Но зато свой ежедневный стресс–индекс (Daily Economic Stress Index, DESI) для страны на прошлой неделе запустили в ВШЭ. Индекс использует 15 индикаторов, характеризующих ситуацию на нефтяном, валютном и фондовых рынках, а также в банковском секторе (средние ставки по кредитам, объемы ликвидности) и реальном секторе российской экономики (потребление электроэнергии, погрузка на железнодорожном транспорте). Еще в январе индекс держался у отметки 0,1. По данным на 24 марта, он уже достиг 0,43. Максимальные значения выше 0,8 фиксировались в 1998, 2008 и 2014 годах. "Можно предположить, что рецессия в российской экономике практически неизбежна", — делают вывод исследователи.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын скептичен и не считает, что такие оценки можно использовать для анализа. "Чуда не произошло — хорошо бы сотворить индекс, который будет отражать все, но итоговый показатель ведет себя непонятно и требует исходной информации для расшифровки и истолкования, — говорит он. — Понятно, что получился один из многих индексов, инвестиции в его раскрутку — задача его создателей".

Всегда особенный

Хороший кризис как любимая женщина — уникален и непохож на все предыдущие. По крайней мере, так кажется поначалу. Отличие нынешней экономической катастрофы — исчерпание монетарных возможностей регуляторов (ставки и так низкие или отрицательные), нарушение мировых производственных цепочек (контакты между государствами сильно деградируют) и сокращение экспортно–импортных операций. По всем пунктам Россия вроде бы должна быть сильнее остальных стран.

Во–первых, политику протекционизма и импортозамещения у нас ведут уже с 2014 года. Тогда же произошел значительный отток иностранных инвестиций, которые так и не вернулись, избавив нас от излишних шоков сегодня. "Хуже всего будут чувствовать себя страны, зависимые от внешних инвестиций, — Латинская Америка, африканские страны и т. д.", — уточняет Роман Ромашевский.

Во–вторых, страна входит в кризис с огромными резервами, покрывающими дефицит бюджета в течение 5 лет. "Развивающиеся рынки, как правило, более ярко переживают кризисы за счет снижения спроса на рисковые активы, однако специфика данного кризиса подразумевает, что удар почувствовал и реальный сектор развитых стран, что в какой–то мере уравнивает нас. В базовом сценарии, когда закрытие границ не распространяется дольше III квартала, мы все еще ожидаем увидеть положительные темпы роста российской экономики", — указывает Софья Донец, экономист "Ренессанс Капитала" по России и СНГ.

С другой стороны, ситуация с потребительским спросом и так не была приятной, а теперь станет еще хуже. "По сути, распространение коронавируса оставляет без работы многих занятых в сфере обслуживания. А, по статистике, в России в торговле и сфере услуг занято 67,3% работающего населения", — напоминает Вера Кононова, эксперт Института комплексных стратегических исследований.

Снимок для истории

В сухом остатке пока что имеем идиллическую макроэкономическую картинку петербургской "стабильности": промышленность выросла на 3,6%, обороты торговли — на 5,8%, даже рестораны, согласно Петростату, в феврале еще не почувствовали дыхания коронавируса (оборот общепита вырос на 3,1%). Уже в марте мы увидим, как драматично скакнут эти показатели: в случае розничной торговли, вероятно, вверх (разово, как в декабре 2014–го). В случае общепита и туристического сектора, вероятно, на десятки процентов вниз. Промышленность — еще посмотрим. По автопрому, например, эксперты затрудняются давать какие–либо прогнозы.

"Не исключено, что заводам придется приостановить производство, следом могут перестать выдавать машины дилерские центры, — говорит Михаил Чаплыгин, генеральный директор "Auto–Dealer–СПб". — Это тот сценарий, который мы сейчас видим в Европе. Все то, что там происходит с точки зрения борьбы с коронавирусом, доходит до нас через 2–3 недели. Поэтому закрытие заводов и дилерских центров, которые могут временно работать только на сервис и продажу запчастей, вполне реально".

Пока у города есть моментальный снимок экономики, от которого мы будем отсчитывать глубину падения. "Стабильность", которую часто с горечью называли стагнацией, на наших глазах становится историей.

Эпидемия влияет на темпы экономического развития Китая, а не на тенденцию. В настоящее время эпидемическая ситуация в Китае эффективно контролируется: с окончанием эпидемии поток сырья и рабочей силы постепенно восстановился, и большинство отраслей обрабатывающей промышленности, общественного питания и сферы услуг постепенно возвращаются к нормальному состоянию.
Чанг Шун
Чанг Шун
Генеральный Директор Криптобиржи Bitz
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама