Дмитрий Маракулин, Павел Никифоров Все статьи автора
18 марта 2020, 13:20 486

Банкротство посмертно. В Петербурге бизнесмена начали банкротить через 3 дня после его смерти

Фото: vostock-photo

Больше года на земельные активы умершего человека стоимостью свыше 40 млн рублей не могут найтись наследники. Зато через 3 дня после смерти его начали банкротить.

С заявлением о банкротстве Анатолия Сомова 22 октября 2018 года в Арбитражный суд СПб и ЛО обратилось ООО "Риф". Он, как следует из карточки арбитражного дела, должен компании 15 млн рублей, не считая пеней и процентов (свыше 7 млн рублей). Заявление истец подал сразу же после смерти должника, наступившей 19 октября 2018 года.

Банкротные надежды. Как добросовестным участникам рынка вернуть долги

Банкротные надежды. Как добросовестным участникам рынка вернуть долги

1447
Павел Нетупский

По данным картотеки арбитражных дел, на 1 января 2019 года никто из наследников Анатолия Сомова не обратился в нотариат города (срок вступления в наследство — 6 месяцев с даты смерти). Если у имущества умершего не оказалось наследников ни по закону, ни по завещанию, оно переходит в доход государства, то есть становится выморочным.

Отметим, что законодательством предусмотрена возможность банкротства умершего человека. Владимир Полуянов, партнер Апелляционного центра, говорит, что в целом наличие у гражданина обязательств вполне коррелирует с наличием у него и активов: "И для кредитора в данном случае отсутствие наследников не должно стать критичным, поскольку конкурсная масса в статусе выморочного имущества будет направлена на погашение долгов".

Поводом к банкротному процессу в отношении Анатолия Сомова стало решение Смольнинского райсуда Петербурга, удовлетворившего в начале 2018 года требования ООО "Риф". Как из него следует, в июле 2016 года ответчик заключил с истцом договор займа на 15 млн рублей, отдав в залог недвижимость. Анатолию Сомову принадлежало девять участков земли с домами (в среднем размер участка — около 800 м2, а 1–этажного дома — 108 м2) и участок (2,32 тыс. м2), расположенные в поселке Островки–Пороги (Всеволожский район Ленобласти). Разрешенное использование земли — дачная застройка.

Срок погашения займа наступал в октябре 2016 года, но был пропущен ответчиком. В суде Сомов просил уменьшить размер пеней, но сам долг признавал. Также Смольнинский райсуд удовлетворил требования "Рифа" об обращении взыскания на заложенное имущество.

В начале этого года Арбитражный суд Петербурга признал требования "Рифа" обоснованными и признал умершего должника банкротом, введя процедуру реализации имущества. Недвижимость, как полагают эксперты, может стоить порядка 40–60 млн рублей. При этом, как следует из открытых данных, приоритет перед другими кредиторами (к процессу подключились Сбербанк и Петербургская сбытовая компания, чьи совокупные требования на момент подготовки текста не составляли и 1 млн рублей) имеет инициатор судебного процесса: его требование обеспечено залогом.

Анализируя сложившуюся ситуацию, опрошенные "ДП" эксперты полагают, что в данном случае, скорее всего, деловые партнеры умершего Сомова пытаются таким образом вернуть свою собственность. "Схема с оформлением имущественных комплексов (участков и домов) на физических лиц, через которые потом идет продажа, — это установившаяся практика на рынке загородной недвижимости. Она позволяет облегчить продажи, которые идут по простому договору купли–продажи, и снизить налоги. Скорее всего, в данном случае ситуация была именно такова", — считает Марина Агеева, директор по маркетингу ГК "Красная стрела".

Банкротства на любой вкус. Арбитражные процессы недели в Петербурге

Банкротства на любой вкус. Арбитражные процессы недели в Петербурге

508
Вита Чикнаева

Владимир Полуянов, в целом соглашаясь с девелопером, обращает внимание на следующее: "Некто де–юре запишет свои активы на третье лицо и будет иметь "в рукаве" судебное решение в свою пользу, призванное защитить де–факто свои активы. Однако, во–первых, такое третье лицо, конечно, не должно иметь других кредиторов, а во–вторых, судебное решение должно быть скорее не о подтверждении задолженности, а о признании за бенефициаром права собственности на имущество. В противном же случае выгодоприобретатель столкнется с необходимостью конкурировать за конкурсную массу с другими кредиторами и вряд ли сможет обеспечить передачу в свои руки имущества как такового, а лишь добиваться денежных расчетов".

Вместе с тем таких непростых ситуаций с выморочным имуществом, по данным Нотариальной палаты Петербурга, с каждым годом становится все меньше. "Можно уверенно утверждать, что люди стали активнее распоряжаться своим имуществом, тем более что выросло и число способов, которыми это можно сделать, к примеру, появилась возможность заключения наследственного договора и совместного завещания супругов", — отмечает президент Нотариальной палаты Петербурга Мария Терехова.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама