Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
21 февраля 2020, 06:02 212

Пособие по робинзонаде и предпринимательству. К юбилею Даниэля Дефо

Фото: EPA/Vostock-Photo

Должно быть, пионер деловой журналистики Даниэль Дефо (в этом году отмечается 360 лет со дня его рождения) был бы очень удивлен тем, что главная книга его жизни — "Робинзон Крузо" — за 300 лет существования превратится из "производственного романа" в "приключенческую повесть", да еще и для детей. Никаких детей Дефо своими читателями не видел, а писал исключительно для взрослых — объяснял, как устроен бизнес уличных проституток и эскортниц высшего общества, описывал практику борьбы с чумой, разбирал карьеру "солдата удачи", составлял перечень "грабежей и смертоубийств, учиненных знаменитыми пиратами"…

Про ячейки и сети. Рассуждения экономиста по случаю 14 февраля

Про ячейки и сети. Рассуждения экономиста по случаю 14 февраля

7344
Дмитрий Прокофьев

Дефо хорошо знал, о чем рассказывал, поскольку сам "не однажды испытал переход из королевского кабинета в тюрьму". Правда, вопреки сочинениям российских биографов писателя, начальником британской разведки не был — скорее его можно назвать осведомителем политической полиции. Самыми же известными его книгами, не считая "Робинзона", оказались "Идеальный английский торговец" и "Путешествие вокруг Британии". "Торговец" — родоначальник всех будущих учебников по ведению бизнеса, а "Путешествие" представляет собой справочник по экономике и торговле — где что купить, кому и за сколько продать, как заработать.

Но самым знаменитым из всех героев Дефо стал все–таки Робинзон. Только вот приключения на необитаемом острове оказались вынужденным событием в карьере этого типа. Да и моряком Робинзон быть не собирался — он рассчитывал быстро заработать, обменивая luxury из Лондона на золотой песок у африканских вождей. Первый же бизнес–тур принес Робинзону 250 фунтов чистой прибыли — за такие деньги офисный планктон британской столицы трудился 10 лет. Но второй заход был неудачным — Робинзон попал в плен к мавританским пиратам. Однако деловой человек нигде не пропадет — наш герой угнал в море хозяйский баркас, а с оказавшимися на судне маврами поступил по понятиям — одному предложил на выбор быть застреленным или посоревноваться в плавании с акулами (тот выбрал акул), а другой сам признал авторитет белого человека. Это маленькое пиратство вновь обогатило Робинзона — встретив португальский корабль, он тут же продал его капитану баркас со всем добром и невольником в придачу.

Вырученных денег Робинзону хватило, чтобы купить в Бразилии плантацию, преуспел он и в торговле, подрядив нового приятеля — португальского капитана — привозить ему на продажу английские товары. Но желание скорее разбогатеть толкнуло Робинзона на скользкий путь работорговли, поскольку он убедил своих бразильских друзей, что является экспертом в торговле "живым шоколадом". Правда, такой бизнес был королевской монополией, и, попадись самодеятельные работорговцы в руки военных моряков, их без разговоров ждала бы виселица. Поэтому–то Дефо и отправил своего героя в одиночную ссылку на необитаемый остров. И только спустя без малого три десятка лет к острову имели глупость пристать пираты, которым пришлось поменяться с Робинзоном местами.

За спасение судна из рук пиратов Робинзон получил от его владельцев 200 фунтов — сумму, достаточную для нескольких лет комфортной жизни, но далеко не богатство. И тогда Робинзон поинтересовался судьбой своей бразильской плантации. Удивительно, но в эпоху самого дикого капитализма и при полном отсутствии электронных средств учета не только плантация оказалась в полном порядке, но и ее управляющие были рады вернуть законному владельцу все нажитое имущество и накопившиеся доходы. Даже настоятель августинского монастыря предложил Робинзону без малого тысячу золотых монет, оставшихся от расходов поместья на благотворительность. И только королевский казначей не вернул персонажу излишек взысканных налогов, хотя по этому поводу имелось решение суда в пользу собственника плантации.

Для Дефо его герой был типом того совершенного предпринимателя, который "при перемене обстоятельств мог открыть любое дело и торговать всем, что добывается, произрастает и изготовляется, и при счастливом случае способен был оставить прежний вид коммерции, буде ему того пожелается, ради иного предприятия, не обучаясь всему заново".

Правда, обширные знания о коммерции самому Дефо не помогли. "Тринадцать раз я был богат и тринадцать раз впадал в нищету", — на склоне лет признавался Дефо. Разбогатеть в четырнадцатый раз ему не удалось.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама