Дарья Зайцева, Анна Серпер Все статьи автора
11 февраля 2020, 23:52 6226

РАО слушает вас. Как петербургских бизнесменов штрафуют за музыку

Фото: vostock-photo

"Письма счастья" предпринимателям в Петербурге о штрафах или компенсациях за коммерческое использование музыкальных композиций стали прилетать все чаще. Согласно картотеке арбитражных дел, компании Северной столицы за второе полугодие 2019–го и первые недели 2020–го "заработали" более 70 судебных исков от Российского авторского общества, которое, по мнению экспертов, "вышло на тропу войны".

"Контрольные закупки" РАО проводит периодически, несколько раз в месяц "тайные покупатели" наведываются в компании под видом посетителей, делают аудио– и видеофиксации нарушений, далее следует штраф.

Полтора музея. Друзья Бродского и миллиардер Левченко не могут договориться, что делать с мемориальной коммуналкой поэта

Полтора музея. Друзья Бродского и миллиардер Левченко не могут договориться, что делать с мемориальной коммуналкой поэта

3243
Иван Воронцов

В пресс–службе РАО отмечают, что большая часть конфликтов урегулируется в досудебном порядке. Так, в 2019 году было зафиксировано более 2500 нарушений по всей стране и только 500 конфликтных производств рассматриваются или будут рассматриваться в суде.

"С пользователями заключены лицензионные договоры о предоставлении права дальнейшего использования произведений", — поясняют в пресс–службе. То есть, говоря простыми словами, организация наращивает клиентскую базу.

Впрочем, иногда РАО предъявляет и парадоксальные претензии. Например, в декабре 2019–го организаторы фестиваля Viola is my life получили письмо с требованием выплатить авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений композитора, которого не существует в природе.

За исполнение композиций Руста Фазинского (на самом деле это был музыкант Руст Позюмский, который заранее отправил в РАО разрешение на исполнение своих песен) общество требовало 160 тыс. рублей. Такую же сумму РАО просило за обнародование произведений авторов, которые ранее дали свое разрешение и отправили его в общество, и даже тех композиторов, которые жили еще в XVIII веке.

По закону просто включить музыку в кафе нельзя, это будет нарушением авторских прав, коммерческое использование возможно только в том случае, если подписан договор с Российским авторским обществом (РАО) или Всероссийской организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) или есть прямое лицензионное соглашение с правообладателем. Ставки определяются, исходя из озвучиваемой площади и формата заведения. Например, в ресторанах площадью до 70 м2 ежемесячный платеж будет равен 40 рублям за 1 м2. В кинотеатрах вознаграждение составит несколько процентов от выручки, а вот чтобы включать радио или же музыку на любом носителе в такси, необходимо платить 150 рублей за каждую машину каждый месяц.

Это контрольная закупка

Карантинный перенос. Мариинка отменяет концерт китайских музыкантов

Карантинный перенос. Мариинка отменяет концерт китайских музыкантов

324
Дарья Зайцева, Татьяна Елекоева

О том, что в Петербурге стали проводиться частые рейды РАО, говорят и предпринимательское сообщество, и юристы. Управляющий партнер Legal to Business Светлана Гузь в разговоре с "ДП" отметила, что сейчас действительно наблюдается активность организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. "Например, ВОИС и РАО в конце 2019 года было подано несколько исков с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальные произведения. В качестве подтверждения нарушений предоставлялись кассовые чеки, подтверждающие факт приобретения продуктов питания в конкретной организации, видеозапись покупки и публичного исполнения при этом музыкальных произведений", — комментирует она.

В большинстве исков требуют взыскать компенсации по уже заключенным договорам. Но Гузь считает, что даже появление таких исков свидетельствует об усилении контроля за соблюдением авторских прав малым и средним бизнесом. "Исходя из анализа судебной практики, можно говорить, что в действительности проводятся так называемые контрольные закупки с целью выявления нарушений авторских и смежных прав и последующего получения компенсаций. Также следует отметить, что до октября 2019 года исковые заявления с подобными требованиями в Петербурге так активно не подавались", — заключает эксперт.

В РАО отмечают, что проверочные мероприятия проводятся регулярно как в рамках заключенных с пользователями договоров, так и в случаях, когда таковые отсутствуют. "Представители РАО, как и любые другие лица, вправе фиксировать использование произведений в местах, открытых для общего доступа, в том числе с использованием средств аудио– и видеозаписи. По результатам проверочных мероприятий устанавливаются правообладатели. Затем представители РАО обращаются к пользователю объекта права для урегулирования ситуации путем заключения лицензионного договора", — рассказали в пресс–службе общества.

В РАО также добавили, что в 2019 году в городе на Неве было возбуждено более 300 конфликтных производств, а направлено в суд лишь 35.

При этом немалые убытки несет бизнес. Так, самый большой размер компенсации, исходя из картотеки арбитражных дел, составляет более 1 млн рублей, в среднем же штрафы выписываются на сумму 100 тыс. рублей. Конкретный размер определяется, исходя из количества незаконно воспроизведенных композиций. В Гражданском кодексе РФ установлен размер компенсации от 10 тыс. до 5 млн рублей.

Всегда найдется альтернатива

Не работать с РАО или ВОИС предпочитают многие предприниматели, особенно крупные торговые сети и ТРЦ. Более половины опрошенных "ДП" бизнесменов в Петербурге уже не первый год сотрудничают с профильными агентствами, которые либо выступают посредниками между компаниями и организациями, осуществляющими коллективное управление авторскими и смежными правами, либо имеют прямое лицензионное соглашение с правообладателем.

Специалист по аудиомаркетингу компании "Волна Медиа" Владислав Лукин отмечает, что они работают с неизвестными авторами и с теми, кто не хочет сотрудничать с РАО. "У нас есть музыка разных направлений, в основном это плей–листы, которые мы подбираем, они и интересуют торговые сети, потому что это фоновая музыка. Для кафе она не очень подходит, так как там должны быть более популярные композиции, и им придется работать с РАО. Особенно если заведение проводит, например, корпоративы, на это необходимы лицензии", — рассказал эксперт.

Директор по маркетингу и продажам Domino’s Pizza Russia Виктория Алеманова считает, что аудиомаркетинг — важная составляющая работы с потребителями. Компания уже несколько лет сотрудничает с одним и тем же подрядчиком. "Мы выкупаем у него лицензию на использование музыки из его собственной медиатеки", — добавляет Алеманова. У таких компаний заключены договоры напрямую с авторами, соответственно, отчисления в РАО и ВОИС платить не нужно. И получается, что такая модель работы более выгодна для бизнеса. Услуги некоторых компаний дешевле в 2 раза, чем выплаты в РАО. "Технически подрядчик просто загружает аудиофайлы на удаленный сервер, с которого мы скачиваем их для использования в ресторанах. Мы не хотим нарушать ничьи права, поэтому готовы выполнять эти несложные требования", — отмечают в Domino’s Pizza Russia.

Директор торгового дома "Пассаж", партнер Jensen Group Дмитрий Абрамов считает, что музыка очень важна для оформления пространства торгового центра. Они тоже работают с компанией, которая юридически сопровождает и подбирает треки. "Набор звуковых дорожек мы меняем часто, экспериментируем. Например, в прошлом году у нас звучала музыка, которую специально для "Пассажа" написал Бхима Юнусов, автор музыки к спектаклю "Солярис" в "Приюте комедианта", — рассказал Абрамов.

Обжаловать нельзя договориться

"На сегодня правовой статус и полномочия РАО в отношениях, связанных с реализацией, защитой прав и использованием произведений авторов, можно назвать особенными, что объясняется наличием государственной аккредитации в нескольких сферах коллективного управления", — заявляет старший юрист юридического бюро "Падва и Эпштейн" Евгений Богелюс.

Обращения в суд, связанные с нарушением исключительных прав на произведения, предполагают обязательное соблюдение досудебного порядка разрешения спора. "РАО активно предлагает лицам, которые в своей коммерческой деятельности используют чужие произведения, уплатить компенсацию в предусмотренных ГК РФ пределах добровольно", — добавляет юрист.

Эксперты отмечают, что иски РАО могут быть отозваны, потому что иногда его работа выходит за рамки законов России и происходят скандалы, как с фестивалем Viola is my life. Более того, если у фирмы есть разрешение автора на использование произведений, требования РАО не могут быть удовлетворены.

"Например, они не имеют права требовать компенсацию за произведения, автор которых умер более 70 лет назад. В России исключительное право действует в течение всей жизни автора и еще 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его смерти", — сказал первый вице–президент "Опоры России" Павел Сигал.

Дарья Зайцева

В далеком 2004 году я стал членом Российского авторского общества и заключил с ним договор, но тогда было совсем другое время, и меня убедили, что это нужно сделать. Сейчас в основном на всех своих концертах я пишу отказы, что я как автор освобождаю РАО от взимания процентов с выручки от этого концерта. Зачастую для организаторов комиссия РАО — это еще одна расходная часть, поэтому авторский отказ — частая практика. За воспроизведение музыки начисляются проценты, но, как правило, они небольшие. Нужны большие ротации — регулярные и частые, которые на коммерческих телеканалах и в СМИ проплачиваются. Если попадаешь в ротацию на Первый канал, то с одной песни может прийти несколько тысяч рублей, а с радиостанций обычно приходят копейки. Сложнее всего с сервисами, такими, например, как "ВКонтакте" или в iTunes. Наши песни есть "ВКонтакте", но мы от них никаких денег не получаем. Как проверяется структура стриминга в подобных пакетных подписках, сами авторы узнать не могут.А вообще я разделяю позицию Бориса Гребенщикова: если ты решил свою жизнь посвятить искусству, тогда твое творчество должно принадлежать всем людям. Что касается живых выступлений, творческих встреч — это может быть платно, но устраивать судебные иски из–за уже записанных и растиражированных произведений — я считаю, это недостойно людей искусства.
Билли Новик
Билли Новик
музыкант, один из основателей группы Billy’S Band
Безусловно, аудиоконтент — важная составляющая впечатлений гостей от пребывания в торговом центре. Его размещение позволяет решать ряд задач: тематическое музыкальное сопровождение помогает создавать и поддерживать определенную атмосферу и улучшать впечатление от покупки. Кроме того, решается ряд задач по сервисной коммуникации — с помощью аудио можно рассказать гостям о тех продуктах и сервисах, которые торговый комплекс может предложить на безвозмездной основе. Также приятное музыкальное сопровождение стимулирует продажи.
Кирилл Степанов
Кирилл Степанов
операционный директор компании MALLTECH, управляющей ТРК "Лето"
Многие бизнесмены не знают, что, включив в торговом зале музыкальный центр, они обязаны заплатить за это отчисление в авторский фонд. Необходимо понимать, что основной целью РАО является не наказание, а налаживание сотрудничества между правообладателем и предпринимателем. И нужно принимать меры к заключению соответствующих договоров, чем по сути и заканчивается любое мероприятие РАО. Ссориться с правообладателем нецелесообразно, при несогласии на заключение договора предпринимателю грозит иск на круглую сумму и гарантировано административное наказание.
Ольга Белова
Ольга Белова
адвокат, эксперт по экономическим преступлениям

В контексте

Система авторского права в цифровую эпоху явно барахлит. Когда Шопена или Чайковского нельзя послушать в свободном доступе из–за всплывшего окошка «Удалено по просьбе правообладателя» — это вообще–то даже пугает. Но живые тоже хотят защищать свои исключительные права.

Получается не всегда. В 2013 году из "ВКонтакте", например, вдруг исчезла часть зарубежной музыки — пожаловались правообладатели Universal Music, Warner Music и Sony Music. Тогда в соцсетях поднялся бунт меломанов — не беспощадный, но точно бессмысленный. Аудиозаписи были удалены "по просьбе правообладателя", но заново залить в соцсеть чью–то интеллектуальную собственность никто не помешал. Так музыкальное кладбище начало оживать и процветает по сей день.

Отечественные исполнители тоже не всегда довольны пиратством, в 2012 году Сергей Лазарев возмущался, что его музыкальные произведения есть в свободном доступе в том же "ВКонтакте". По просьбе исполнителя их честно удалили, слушателей Лазарева встречало злосчастное окно "Удалено по просьбе правообладателя", в некоторых случаях композиции сопровождались язвительной припиской "отсутствие культурной ценности". Но кто об этом помнит? Вся интеллектуальная собственность певца тоже давно на месте — пользователи вернули "ценность" музыкальной культуре соцсети почти сразу.

Адвокат, руководитель практики интеллектуальной собственности юридической фирмы "Аркона" Владимир Дмитриев говорит, что одна из главных проблем в борьбе с нарушениями исключительных прав в сети — необходимость по закону сначала потребовать у информационного посредника устранить конкретное нарушение, а возможность взыскания с него компенсации появляется только при невыполнении такого требования.

Технически, по мнению адвоката, устранить указанное в претензии нарушение не сложно, но так же просто создать его вновь. "Это будет уже новый юридический факт, требующий направления правообладателем новой претензии", — комментирует Дмитриев.

Решить проблему, по его словам, можно только путем изменения законодательства. А именно — обязать информационных посредников больше не допускать нарушения исключительных прав правообладателя после его претензии. Но у этих самых посредников пока что лоббисты посильнее.

Адвокат бюро "Щеглов и партнеры" Юлия Лялюцкая считает, что вычистят сеть от пиратского контента точно не скоро, бороться с ветряными мельницами, конечно, можно, но лучше — с ресурсами, которые на чужом контенте делают бизнес.

Анна Серпер

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама