Владислав Иноземцев Все статьи автора
28 января 2020, 23:45 6400

Вызовы–2020. Что ждет экономику России

Фото: ТАСС

Мы вступили в последний год второго десятилетия XXI века. Если обратить взгляд на прошлое столетие, можно ужаснуться тому, сколько событий 100 лет назад вместил столь же короткий отрезок времени.

Случились экономические кризисы 1901 и 1907 годов, первая европейская держава потерпела поражение в войне с азиатской, закончило свои дни государство Цин, Первая мировая война унесла 17 млн жизней и три империи, произошел Октябрьский переворот и родилась Лига наций. Всем тем, кто рассуждает о стремительности и непредсказуемости нашего мира, следует время от времени вспоминать все эти факты.

Денег много, мало оптимизма. Какой должна быть политика Центробанка

Денег много, мало оптимизма. Какой должна быть политика Центробанка

6102
Владислав Иноземцев

Спокойный год

Современная экономика выглядит сейчас тем мощным балансиром, который позволяет миру развиваться гораздо более устойчиво и последовательно. Многие радикальные перемены, о которых мы слышали 20 лет назад, не случились: нефть не кончилась, роботы не вытеснили людей, ни одна крупная экономика не рухнула, и даже распространение коммуникаций практически не изменило количества людей, путешествующих по миру.

Наступивший 2020 год, на мой взгляд, вполне может выдаться довольно спокойным в экономическом отношении. Мировая экономика продолжает рост, и многие эксперты даже надеются на его ускорение (прогноз МВФ составляет 3,3% против роста на 3,0% в 2019–м) за счет развивающихся стран (в чем лично я, впрочем, сильно сомневаюсь). При этом особенное влияние на российскую ситуацию могут оказать три тренда.

В ожидании коррекции

Первый и наиболее значимый — это состояние фондового рынка США. За последние 10 лет основные индексы выросли в 3,85–4,25 раза — на столько они еще не росли ни на одной восходящей фазе цикла. Сама оценка компаний также превосходит воображение: Apple, Microsoft и Amazon стоят порядка $1 трлн каждая. Игроки попытались сыграть на понижение год назад, но рынки успешно восстановились и взяли новые максимумы.

Учитывая, что непрерывный рост рынка продолжается почти 11 лет, политика Трампа выглядит малопредсказуемой, а потенциал для снижения учетной ставки невелик, резкая коррекция на рынках может случиться практически в любой момент — и результаты будут печальными. Ведь более 60% прироста американских домохозяйств за 2013–2018 годы было обеспечено ростом стоимости их вложений в акции и фонды. Поэтому падение котировок вызовет серьезное стремление к экономии, порождающее общее хозяйственное замедление. Сокращение спроса в США срежет 1,5–2% роста ВВП Китая, что способно подтолкнуть перезревший там долговой кризис и ввергнуть мировую экономику в рецессию, которую в России почувствуют все. Но я бы отнес такое развитие событий скорее к следующему, 2021 году, так как американские финансовые власти будут стремиться не допустить паники в период избирательной кампании. Но они все же не всемогущи.

Второй фактор неопределенности, существенно важный для России, — это развитие ситуации на рынке энергоносителей, прежде всего нефти и газа. Двумя важнейшими трендами здесь являются продолжающийся (хотя уже не такими темпами, как в прошлые годы) рост добычи в Соединенных Штатах (сегодня там добывают соответственно в 2,11 и 1,49 раза больше нефти и газа, чем в 2009–м, в то время как в России прирост добычи составил 12,6 и 9,5% — по BP Statistical Review of World Energy 2019) и координация действий в рамках ОПЕК+, где намечаются растущие расхождения в определении перспективной стратегии действий. Отдельно для России большое значение имеют перспективы поставок по новым направлениям — в Европу по "Северному потоку — 2" и в Китай — по "Силе Сибири". Развитие альтернативной энергетики будет продолжать давить на рынок нефти. Однако, если в течение года не случится биржевых паник по описанным выше сценариям, я полагаю, что Москве нечего бояться. В 2020–м цены на нефть и на газ, скорее всего, незначительно снизятся (в пределах 10–12%), просто отдавая дань экономическому замедлению, но Россия компенсирует это снижение, наращивая объемы поставок (прежде всего газа) и прекращая выплаты Украине транзитных платежей.

Без фактора роста

Третий фактор неопределенности, разумеется, — это политика самого Кремля. Иностранные инвестиции продолжат снижаться из–за гонений на предпринимателей и явных попыток чиновников заняться инсайдерской торговлей (что прослеживается в деле "Яндекса"); отечественные бизнесмены также займут выжидательную позицию. Критически важными в такой ситуации станут эффективность государственных вложений (в том числе по программе нацпроектов) и вопрос о том, даст ли значимый эффект пенсионная реформа, которая будет продолжаться уже второй год.

Стоит заметить, что в 2020 году не будет действовать главный "фактор роста" 2019–го — искаженная статистика: изменения методологии принесли свои результаты в ушедшем году, тогда как в этом расчеты будут осуществляться по устоявшимся правилам, а результаты — сравниваться с прошлогодними завышенными показателями. Между тем невозможность продемонстрировать хотя бы бумажный рост усилит разочарование инвесторов и потребует от потребителей еще большей экономии, что чревато общим хозяйственным замедлением, переходящим в рецессию.

Прочие дестабилизирующие факторы — от возможной локальной войны и непредвиденного развития Brexit до обострения отношений с Украиной и новых санкций — кажутся мне либо крайне маловероятными, либо не слишком существенными. Поэтому, повторю, шанс прожить наступающий год относительно спокойно довольно велик. В отличие от 2021–го…

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама