Дмитрий Губин Все статьи автора
17 января 2020, 08:21 266

Трип по страшному. "Опасные советские вещи" Александры Архиповой и Анны Кирзюк

"Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР", Александра Архипова, Анна Кирзюк

Книга "Опасные советские вещи" — это исследование историй действительно опасных вещей, существовавших в СССР, правда, исключительно в виде слухов, сплетен и прочих фейк–ньюс. Ну знаете — эти рассказы про отравленную иностранную жвачку, "красную пленку" (вставляешь в фотик, и все голые), про зараженные спирохетой стаканы в автоматах с самой вкусной в мире газировкой… Сейчас такие истории классифицируются как urban legends, "городские легенды", и обложка книги является при некотором воображении дверью автобуса, на котором можно совершить тематическую экскурсию в легендарный Советский Союз. Причем Архипова и Кирзюк, выполняющие роль шоферов и экскурсоводов, — профессиональные фольклористки–антропологини, что дико важно с точки зрения экскурсионной безопасности. Сегодня любой трип в те времена — это риск. В лучшем случае тебя ждет мордобой в "Твиттере" по поводу содержимого советских кошельков и холодильников. А в худшем — привлечение к ответственности по какой–нибудь иезуитской статье типа "оправдание нацизма" за сравнение Сталина с Гитлером.

Право на ошибку. "Тяжелый случай" Атула Гаванде

Право на ошибку. "Тяжелый случай" Атула Гаванде

641
Дмитрий Губин

А здесь говорить об СССР проблемы нет. Вот, скажем, популярная (любой пионер ее знал) история о черной "Волге", которая имеет право давить людей и не останавливаться, а если в нее сядут мальчик или девочка, то сгинут навсегда. Взрослому вроде понятно, что это миф. Но все равно пробирает дрожь, поскольку черная "Волга" — потомок "черных марусь" и предвестник омоновских автозаков. Но еще, замечают авторы, черная "Волга" — часть мирового мифа.

В Америке точно так же популярна легенда о невесть откуда берущемся такси, в которое садится беспечный ездок — и исчезает бесследно.

Советские истории про отравленную жвачку (или про джинсы с блохами, или про сброшенных американцами с самолета колорадских жуков) — тоже из мирового каталога бродячих сюжетов. Где есть история про незнакомца, дарящего в Хэллоуин детям яблоки с бритвами и отравленные конфетки… Понимание этой общности полезно: создает иммунитет против паники. Типа той, что случилась в России недавно, когда пошли новости, что школьникам незнакомцы раздают "конфеты с китайским наркотиком" и что в Новосибирске "девять детей уже в больнице".

Иногда экскурсионный автобус заезжает довольно далеко: например, в одной из глав доказывается, что история о мыле, которое якобы варили из людей в нацистских лагерях, — тоже легенда, причем старая (впервые появилась в Первую мировую войну). Хотя я был стопроцентно убежден в ее подлинности: мне же с детства об этом рассказывали… Но теперь понятно, почему многим реальностью кажутся и отравленные конфеты.

Единственное, что не является предметом рассмотрения в "Вещах", — это детские страшилки про черную–черную комнату и прочий "гроб на колесиках". В книгу попала только история про желтые занавески–убийцы: по той причине, что они — все же реальный предмет (как и черная "Волга"). В отличие от оживших мертвецов.

Но тем, кому "гроба на колесиках" не хватает (и тем, кому "Советские вещи" покажутся чересчур заумными), — добрый совет. Я читал эту книгу параллельно с "Пищеблоком" Алексея Иванова. Того самого, который "Географ глобус пропил". "Пищеблок" — это роман про вампиров в пионерлагере: блестяще точный по реконструкции советских мыслей, слов и дел. От него не оторваться — как вампиру от юного пионера. Так вот, в "Пищеблоке" полно и тех историй, что проанализировали Архипова и Кирзюк, — и про "черные комнаты с черными пианино". Идеально читать главку "Пищеблока", затем "Опасных советских вещей", потом снова "Пищеблока".

Неделю не будете спать без света — гарантия!

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама