Карашаш Ногаева Все статьи автора
16 января 2020, 15:13 2999

Товарный знак вопроса. Как использовать изображения музеев в продукции и не попасть под суд

Фото: Алена Марченко, фото: Роман Яндолин, Vostock-photo

Использование изображений и фотографий музейных предметов, зданий музеев и объектов подчиняется в России определенным законам. Так, для того чтобы произвести продукцию с этими изображениями, необходимо заключить соглашение с музеем, порой на коммерческих условиях. Также свои правила есть при регистрации товарных знаков с использованием названий и изображений культурных объектов.

Эти правила в особенности затрагивают изготовителей различных сувенирных товаров, логотипов и дизайнерской продукции. Порой бизнесу сложно разобраться во всех юридических коллизиях, как отмечают юристы, прежде всего это касается малого бизнеса. При этом этот вопрос особенно актуален в Петербурге: в городе много музеев и культурных учреждений, популярных у туристов.

Черная метка пиратам. В России появится аналог европейской директивы об авторских правах

Черная метка пиратам. В России появится аналог европейской директивы об авторских правах

1597
Владислав Скобелев

Как зарегистрировать товарный знак или создать продукцию с культурными объектами и не попасть впросак — разбирается dp.ru.

Эрмитаж против

Одним из самых громких случаев по незаконному использованию объектов музейного фонда стал спор между Эрмитажем и дизайнером Ие Йоц, которая использовала на своем сайте и в эмблеме собственного магазина одежды стилизованный монохромный рисунок, отсылающий к картине "Дама в голубом" кисти Томаса Гейнсборо.

Эрмитаж обратился в суд с требованием запретить модельеру использовать изображение без заключения соглашения с музеем. Как итог — Верховный суд РФ удовлетворил иск, посчитав, что, несмотря на отсутствие у Эрмитажа исключительного права на картину с точки зрения авторского права (ведь не Эрмитаж является автором картины, более того, с момента ее создания прошло более 70 лет и произведение стало по российским законам общественным достоянием), музей, однако, может требовать запрета на использование изображений-отсылок согласно соответствующему российскому законодательству.

Именно такое утверждение вносит закон "О музейном фонде Российской Федерации" (ст. 36). Согласно этому закону запрещается использовать в коммерческих целях и для изготовления продукции изображения музеев и музейных экспонатов, предметов и коллекций без разрешения самих культурных учреждений. Причем касается этот запрет даже фотографий.

Так, в 2018 году суд по интеллектуальным правам встал на сторону музея-заповедника "Павловск", который предъявил претензии к издательскому дому "Комсомольская правда" и ООО "Директ Медиа" из-за того, что они сфотографировали здания и сооружения, расположенные на территории музея-заповедника для последующего использования в коммерческих целях. Суд посчитал, что на 17 фотографий зданий не распространяются авторские права, потому что закон об авторском праве не доминирует над правами музеев на использование изображений принадлежащих им предметов, зданий и коллекций.

Суд отказал музею "Эрарта" в иске к художнику Дмитрию Шорину о нарушении авторских прав

Суд отказал музею "Эрарта" в иске к художнику Дмитрию Шорину о нарушении авторских прав

5959
Павел Горошков

В минувшем июле возник спор между Владимиро-Суздальским музеем-заповедником во Владимире и местными мелкими предпринимателями, которые изготавливали сувенирную продукцию с изображениями местных соборов. Разбирательство практически стало локальным мемом. Художники начали выпускать сувениры, в которых культурные объекты закрывались черным квадратом.

Помимо этого, компании не могут регистрировать в качестве товарных знаков ценные объекты народов России и культурные объекты мирового наследия. Например, не допускаются обозначения в названии торгового знака и изображений в торговых знаках, являющиеся тождественными или сходными с официальными наименованиями и образами культурных объектов (ст. 1483 Гражданского кодекса).

"Роспатент может отказать в регистрации товарного знака не только при наличии в нем изображения музейного предмета, но и если в знаке в принципе содержатся особо ценные объекты культурного наследия. Такие объекты могут не относиться к Музейному фонду России или даже располагаться за рубежом. Например, Роспатент обращает внимание на те случаи, когда в знаке содержатся объекты всемирного наследия ЮНЕСКО", — объясняет руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али.

В качестве яркого примера Али привел случай с товарным знаком "Агентство Акрополь". Владельцы знака хотели его сократить до простого "Акрополь", однако Роспатент посчитал, что тогда возникнет смешение с Афинским акрополем — археологическим памятником мирового наследия ЮНЕСКО. Суд по интеллектуальным правам поддержал эту позицию.

Юридические тонкости

В судебных разбирательствах между бизнесом и музеями порой может быть нужна экспертиза. Ведь могут возникнуть случаи, когда, например, компания использовала изображение нескольких культурных объектов (например, панораму Невского проспекта).

Как рассказал dp.ru юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям "Качкин и партнеры" Андрей Алексейчук, как правило, суды могут установить факт использования изображения культурного объекта самостоятельно, поскольку это не требует специальных познаний. Но в случае сомнений суд может назначить экспертизу по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон. Что касается регистрации товарного знака, то Роспатент в обязательном порядке проводит экспертизу заявленного в качестве товарного знака изображения.

"С панорамами, однако, все достаточно интересно. С одной стороны, если объект находится в месте, открытом для посещения (не на территории музейного комплекса), и не является основной частью изображения, то воспроизведение таких изображений, по моему мнению, не будет считаться нарушением. С другой стороны, в качестве объектов культурного наследия может признаваться сразу комплекс не связанных между собой зданий. Например, в перечень объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО включен исторический центр Петербурга и связанные с ним комплексы памятников. И это может повлиять, например, на возможность регистрации товарного знака, в изображение которого включена соответствующая панорама", — рассказал юрист.

Максим Али из Maxima Legal добавляет, что при отказе Роспатента в регистрации знака можно обратиться в суд по интеллектуальным правам и там привлечь независимого эксперта для судебной экспертизы.

"Ситуация, когда в знаке будут два объекта культурного наследия, с практической точки зрения выглядит экзотично. В любом случае закон запрещает несанкционированную регистрацию в качестве товарного знака обозначения, сходного до степени смешения с объектом культурного наследия: по определению, может существовать только один сходный до степени смешения объект. И именно с ним и должно производиться сравнение, а не вообще со всеми объектами, которые могут иметь свое отражение в знаке, но не быть сходными с ним", — отметил он.

Ярослава Горбунова, старший юрист компании "Городисский и партнеры", в свою очередь, обращает внимание, что судебная экспертиза может быть назначена в судебных делах подобного толка, но не только в целях определения композиционного доминирования спорного объекта на фотографии, но и в принципе для установления факта воспроизведения музейного предмета или здания музея на изображении. Ведь изображение объекта может быть воспроизведено не только фотографически, но и быть нарисовано художником, иллюстратором или стилистически вписано в дизайнерский объект.

"На наш взгляд, не будет нарушением, если компания разместит, к примеру, на коробке конфет панораму Невского проспекта, на которой будут изображены сразу несколько зданий разных музеев и других объектов культурного наследия, но ни один из них доминировать не будет. При этом если акцент будет сделан на конкретном здании (композиционно, цветом и т. п.), то нужно будет обратиться к музею, в ведении которого оно находится, с целью получения соответствующего разрешения. При этом нужно отметить, что музей не обязан давать разрешение любому обратившемуся за ним лицу", — добавила собеседница.

Как получить разрешение музея

Все опрошенные юристы отмечают, что какой-либо установленной формы для заключения соглашения с музеем нет. Каждое культурное учреждение решает самостоятельно, как им договариваться с предпринимателями. Договор в том числе может заключаться на коммерческой основе, таким образом, музей получает дополнительное финансирование.

На практике это может происходить путем уведомления музея о желании использовать изображения музейных объектов в коммерческих целях, затем идет обсуждение с музеем условий договора и его заключение, считает Андрей Алексейчук из "Качкин и партнеры".

"Можно увидеть, как это происходит, на примере Государственного Эрмитажа, на сайте которого содержится подробная инструкция по составлению и направлению заявки на получение права воспроизведения изображений музейных экспонатов. После направления такой заявки сотрудники Эрмитажа связываются с заявителем для обсуждения условий предоставления изображений", — рассказал он.

При этом, считает юрист, не совсем ясно, как квалифицировать договор, который в итоге заключается между музеем и коммерсантом. В доктрине такой договор квалифицируют в качестве договора оказания услуг или как непоименованный договор. Но такая неопределенность не влияет на возможность заключения договора.

"В некоторых случаях музеи сами изготавливают соответствующее изображение культурного объекта и предоставляют такое изображение для использования в коммерческой деятельности. В таком случае, так как фотография является самостоятельным объектом авторских прав, между сторонами может быть заключен лицензионный договор", — добавил Алексейчук.

Ярослава Горбунова из "Городисский и партнеры" отмечает, что многие музеи Петербурга уже имеют опыт "коммерциализации" своих зданий и экспонатов. Среди них Русский музей, "Петергоф", Эрмитаж, Музей истории Санкт-Петербурга и др.

"В некоторых музеях приказами дирекции разработаны и утверждены расценки за использование изображений культурных ценностей, находящихся в музее, в некоторых — размер вознаграждения, который определяется индивидуально в каждом конкретном случае", — рассказала она.

Она также добавила, что право использовать изображения музейных предметов, коллекций и зданий, а также использовать их названия и символику может быть предоставлено музеем по гражданско-правовому договору. Специальной формы законодательство не предусматривает, но свобода договора не ограничивает в этом праве стороны.

"Кроме того, ряд музеев зарегистрировал свои названия и эмблемы в качестве товарных знаков и успешно защищает их в рамках законодательства об интеллектуальной собственности, например парк "Монрепо", — рассказала Горбунова.

Так, свои товарные знаки имеют Мариинский театр, Дом книги и Императорский фарфоровый завод.

Зачем это музеям

Ярослава Горбунова добавляет, что благодаря таким законам музеи могут получать вознаграждение и сувенирную продукцию для своих собственных магазинов.

Председатель комитета по культуре Санкт-ПетербургаКонстантин Сухенко считает, что подобные способы взаимодействия между бизнесом и культурными учреждениями являются взаимовыгодными.

"Петербург — красивейший город мира. Поэтому желание прикоснуться к этой красоте, ассоциировать свой бренд со знаковыми памятниками, архитектурными ансамблями, произведениями искусства, конечно, велико. Замечательно, что наши учреждения культуры и бизнес все чаще находят цивилизованные способы использования символов, которые одинаково позитивно работают на имидж как самих брендов, так и города. Средства от передачи и разрешения использования авторских прав, поступая на счета учреждений, сразу же становятся бюджетными и могут быть потрачены только на благо музеев, библиотек или театров: реставрацию объектов, сохранение и пополнение коллекций, укрепление материально-технической базы", — рассказал он dp.ru.

Зачастую не все предприниматели знают об правилах использования изображений музеев и музейных объектов. Подобное законодательство является исключительным для России, отмечает юрист Максим Али.

"Хотелось бы сделать еще несколько замечаний. Во-первых, предприниматель может даже не знать, что объект относится к музейным предметам — в суде этот факт может подтверждаться выписками из инвентарных книг и тому подобными доказательствами, к которым обычно есть доступ только у самого музея. Во-вторых, суды запрещают не только прямое копирование музейных объектов, но и использование их различных переработок (например, дело Ие Йоц и Эрмитажа). В-третьих, музей ограничен в определении размера своего вознаграждения лишь собственной фантазией: каких-то стандартных тарифов не существует, что сильно осложняет работу коммерсантам", — считает юрист.

Также он видит противоречия между законом о музейном фонде и законом об авторском праве.

"Исключительное право автора на картину, здание, памятник или другой объект не является бессрочным — через какое-то время такой объект переходит в общественное достояние. Таким образом, монополия автора ограничена по времени. Сначала правообладатель может извлекать доходы из своей работы. Потом любой может свободно ее использовать. Иначе наш доступ к культурному наследию был бы неоправданно ограничен", — добавляет Али.

Но с российскими музеями ситуация совсем иная, считает юрист: "Стоит объекту стать музейным предметом, как решение о его использовании оказывается полностью во власти музея. Хотя музей, строго говоря, не является единственным адресатом культурного наследия и обычно усилий к созданию работы не прилагает. И после этого, несмотря на переход объекта в общественное достояние, музей может запрещать использование своих ценностей. И речь идет не только о символике музея или его коллекциях, но и о таких неочевидных вещах, как, например, интерьеры зданий музеев", — обратил внимание юрист.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама