Фото: Архив "ДП"

Перевалка "Юлмарта". Глава Петербургского нефтяного терминала готов купить ретейл–сеть

Председатель совета директоров АО "Петербургский нефтяной терминал" и владелец панамской Ledaro Investments S. A. Михаил Скигин (на фото) заявил "ДП", что готов стать основным владельцем холдинга "Юлмарт". Он ведет переговоры с потенциальными инвесторами, в том числе зарубежными. От этого зависит распределение долей в компании и скорость реанимации бизнеса. При этом "Юлмарт" стремительно теряет позиции на рынке.

Ретейл–сеть "Юлмарт", увязшую в акционерных конфликтах, готовят к спасению. Подготовлено три пути выхода из тяжелой финансовой ситуации. Акционеры и кредиторы договариваются, как именно должна пройти реструктуризация, а также кто возглавит компанию. Почти во всех сценариях стратегическая роль отводится Михаилу Скигину. Он рассчитывает получить активы "Юлмарта" в качестве обеспечения по просроченному кредиту $30 млн и готов стать единоличным собственником.

Разрубить гордиев узел. Совладельцы "Юлмарта" ведут переговоры о продаже контрольного пакета акций

Разрубить гордиев узел. Совладельцы "Юлмарта" ведут переговоры о продаже контрольного пакета акций

1253
Светлана Афонина

"Разработанные бизнес–планы отличаются друг от друга масштабностью — важно, кто и с какой суммой придет. Компания может выбрать стратегию по захвату рынка, если, допустим, инвестор согласится вложить большие деньги, а может ограничиться "партизанским" сценарием — минимальными вложениями и работой со сторонними поставщиками", — сказал "ДП" Михаил Скигин.

По его словам, инвестиции могут достигнуть $200–300 млн, "но это потолок". "Сейчас идут переговоры с опытным топ–менеджером, который согласится представлять мои интересы. В этом смысле компания станет tabula rasa: концепция не изменится, а от долгов очистимся", — добавляет Скигин.

По его мнению, "Юлмарт" сохраняет клиентскую базу, кадровые ресурсы и внутренний потенциал, чтобы встать обратно на рельсы. При самом оптимистичном варианте на это может уйти 2–3 года, считает глава Петербургского нефтяного терминала.

Конфликт между акционерами "Юлмарта" начался в 2016 году, когда совладельцы компании Август Мейер и Дмитрий Костыгин разошлись во взглядах на развитие проекта с партнером Михаилом Васинкевичем. Договориться на берегу у них не получилось. Противостояние привело к тому, что к компании начали поступать иски от кредиторов. Не обошлось без задержаний: Дмитрий Костыгин находился под домашним арестом, проходя по делу о мошенничестве. Следствие считало, что предприниматель пытался скрыть реальное финансовое состояние компании, чтобы пролонгировать кредит Сбербанка.

Участники корпоративного конфликта, который низверг "Юлмарт" с лидерских позиций онлайн–ретейла, стремятся к его разрешению. Самым вероятным сценарием считается выкуп долей у прежних владельцев мальтийской Ulmart Holdings Limited (головной структуры холдинга) — Дмитрия Костыгина, Августа Мейера и Михаила Васинкевича. Михаил Скигин выступает в роли консолидирующей фигуры. Впоследствии он может передать бразды правления новым юрлицам, если те смогут закрыть многомиллиардную задолженность перед кредиторами.

Нас ценят, но невысоко

Семейный бюджет. Суд признал недействительной сделку с недвижимостью совладельца "Юлмарта"

Семейный бюджет. Суд признал недействительной сделку с недвижимостью совладельца "Юлмарта"

927
Светлана Афонина

Пресс–служба ретейл–сети не комментирует информацию о переговорах относительно изменения структуры собственности. Владельцы Ulmart Holdings Limited были недоступны для комментариев. Но в конце ноября Дмитрий Костыгин рассказывал "ДП", что вместе с компаньоном Августом Мейером рассчитывает остаться в числе акционеров, приобретя долю Михаила Васинкевича за $67 млн. Этот шаг станет исполнением решения Лондонского арбитражного третейского суда, где рассматривался спор между бенефициарами. Необходимые вложения в "Юлмарт" потенциального инвестора Дмитрий Костыгин оценил в 9 млрд рублей. По его мнению, компания продолжает сохранять ценность на рынке.

"В принципе своя платформа по обработке товара есть только у Ozon, и то кривенькая. А всем остальным нужна своя платформа, то есть интересуются все. Многие боятся смотреть в нашу сторону — напуганы (судебными разбирательствами и акционерными конфликтами. — Ред.). Но интерес есть. Мы предлагаем и фулфилмент делать, сдавать помещения и прочие активы в аренду. В общем, нас ценят, но невысоко".

Планы Михаила Васинкевича более призрачны. Его в октябре 2018 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти признал банкротом, требования кредиторов превышают 1 млрд рублей. Где находится предприниматель — остается загадкой. В отношении него введена процедура реализации имущества на полгода. В частности, внимание кредиторов приковано к недвижимости должника, половину одной из квартир Михаил Васинкевич переоформил по договору дарения на супругу Галину Васинкевич. 13–й Апелляционный арбитражный суд признал документ недействительным.

Также петербургская Фемида сейчас рассматривает иски о банкротстве всех четырех российских юрлиц, головной компанией которых остается Ulmart Holdings Limited. Две из них — НАО "Юлмарт" и "Юлмарт девелопмент" — оказались под наблюдением, там назначены временные управляющие. Иски инициированы в 2016 и 2017 годах, и на данный момент их рассмотрение продолжается: апелляция и кассация рассматривают многочисленные жалобы участников дел.

Неблагоприятной остается судьба ООО "Юлмарт ПЗК": арбитраж в ноябре 2019 года признал компанию банкротом и открыл конкурсное производство. Из опубликованных данных инвентаризации следует, что у нее нет имущества и активов, кроме кредиторской задолженности 4,08 млрд рублей. В свою очередь, ООО "Юлмарт РСК" также признано банкротом, сейчас конкурсный управляющий пытается оспорить несколько сделок компании.

Феникс восстанет из пепла

Михаил Скигин оценивает активы "Юлмарта" в $100 млн при условии разрешения корпоративного конфликта. По его мнению, даже при продолжающейся оптимизации компания может удержать позиции на рынке. Примером удачного становления он называет американскую Amazon, которая при больших вложениях не приносила прибыль до 2010 года. "С тех пор это одна из самых динамично развивающихся и дорогих компаний. Уверен, что не все потеряно с "Юлмартом": феникс еще восстанет из пепла", — уверен владелец Ledaro.

Впрочем, прогнозы экспертов менее оптимистичны. НАО "Юлмарт" перестало публиковать балансы с 2017 года. Согласно последнему бухгалтерскому отчету (за 2016 год), чистый убыток компании составил 260 млн рублей. По словам партнера агентства M. A. Research и руководителя направления "Ретейл" Анны Синявской, которая ссылается на открытые источники, объем продаж "Юлмарта" в 2018 году составил 13 млрд рублей.

"Еще в 2015 году доля "Юлмарта" в объеме e–commerce в России составляла 8,3–8,5%. Сейчас, по итогам 2019–го, эта доля едва достигнет 0,5%", — говорит маркетолог.

В рейтинге аналитического агентства Infoline сеть опустилась на 99–е место, а в следующем году рискует в него не попасть, рассказал "ДП" гендиректор Infoline Михаил Бурмистров.

"При расчете мы исходили из данных о выручке компаний. Динамика "Юлмарта" говорит о нехватке оборотного капитала, в 2019 году этот показатель составит менее $200 млн, — говорит он. — Кроме того, на рынке усиливается конкуренция со стороны Wildberries и Ozon. В этих условиях "Юлмарт" теряет клиентскую базу, не может держать низкие цены, расширять ассортимент и сохранять качество сервиса на прежнем уровне".

Это подтверждают и негативные отзывы, которые клиенты оставляют на официальных страницах "Юлмарта" в соцсетях. Покупатели в различных регионах страны жалуются на невозврат товаров, длительную доставку и некомпетентность сотрудников.

Аналитики считают, что спасительным для "Юлмарта" может оказаться сценарий развития по принципу маркетплейса — предоставления логистических услуг сторонним поставщикам, а также сдача в аренду складских помещений.

Гипотетически на покупку "Юлмарта" могла бы выйти какая–нибудь компания вроде Amazon. Но у иностранных инвесторов жесткие требования к прозрачности активов. Сценарий привлечения $200–300 млн не выглядит реалистичным, особенно в условиях долговой нагрузки "Юлмарта" и негативного информационного фона. Компания продолжает терять капитализацию, а конкуренты формируют альтернативную логистику. "Партизанский" сценарий по модели маркетплейса, на мой взгляд, также малоинтересен инвесторам: генерация трафика у "Юлмарта" незначительная. Без восстановления оборотного капитала компания не может инвестировать в трафик, а если сможет, то непонятно, как обеспечит нужную конверсию. Полтора или два года назад это было интересно "Яндекс.Маркет" или AliExpress, но они выбрали другие пути развития.
Михаил Бурмистров
Михаил Бурмистров
Гендиректор аналитического агентства Infoline
Добровольное соглашение между кредитором и должником предполагает вхождение в капитал первого в счет погашения долга. Если говорить о головной компании "Юлмарт", то это иностранное юрлицо, и здесь все будет определяться законом иностранного государства. Если договоренности касаются российских юрлиц, то условия и сроки определяются сторонами конфликта. Речь не идет о банкротстве и принудительном обращении взыскания на имущество должника в порядке исполнительного производства, так что четких сроков нет.
Александра Улезко
Александра Улезко
руководитель группы по банкротству бюро "Качкин и партнеры"

В контексте

Горячо обсуждаемый законопроект о профилактике семейно–бытового насилия впору распространить на отношения между собственниками крупных отечественных предприятий. Акционеры порой настолько непримиримы и даже агрессивны друг с другом, что не только уничтожают своего ребенка (компанию), но и подрывают репутацию российского бизнеса — внутри страны и за рубежом.

История корпоративных конфликтов в России чрезвычайно богата. Вспоминать, как бодались в Высоком суде Лондона Борис Березовский и Роман Абрамович, не будем. Вот куда более свежие примеры. Противостояние "Роснефти" с АФК "Система" вокруг "Башнефти" привело к тому, что уфимская компания стала крошечной частью огромной империи Игоря Сечина, а владелец "Системы" Владимир Евтушенков провел 3 месяца под домашним арестом.

Конфликт фонда UCP с Павлом Дуровым окончился тем, что сетью "ВКонтакте" не владеют теперь ни тот, ни другой, а талантливый российский программист покинул Россию и конкурирует уже не с "Одноклассниками", а с Facebook.

Baring Vostok из–за разногласий с другими акционерами банка "Восточный" позавчера решил вернуть инвесторам 5 млрд рублей, собранные для докапитализации кредитной организации. Таким образом, конфликт обернулся неприятностями как для банка, так и для топ–менеджеров Baring Vostok, познавших все прелести российского СИЗО.

В истории с "Юлмартом" тоже чего только не было — и 11–месячный домашний арест Дмитрия Костыгина, и попытка обанкротить Михаила Васинкевича, в результате чего тот подался в бега и до сих пор находится в розыске.

Все это не могло не сказаться на компании: ее обороты стали стремительно падать, и всего за 4 года доля на рынке онлайн–ретейла рухнула в 17 раз — с 8,5% в 2015 году до 0,5% сегодня. Как итог, пациент оказался доведен до состояния, при котором он скорее мертв, чем жив.

Почему российские предприниматели предпочитают переговорам бесконечные суды — от районного в России до Высшего лондонского? Худой мир лучше доброй ссоры — эта поговорка в полной мере должна, казалось бы, относиться к бизнесменам, объединенным стремлением развивать компанию. Ведь примеров успешного развития бизнеса при пылающем корпоративном конфликте просто нет.

Однако российские предприниматели в споре с членами "семьи" почему–то готовы идти до конца, "до основанья, а затем…". А чем ближе "основанье", тем дороже и болезненнее окажется последующая реанимация.

Алексей Клепиков

Алексей Стрельников, Светлана Афонина Все статьи автора
18 декабря 2019, 00:18 9087
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама