Андрей Архангельский Все статьи автора
13 декабря 2019, 09:47 734

Живые и мертвые. "Ржев" Игоря Копылова

Фото: Кинопоиск

Фильмов про войну сегодня снимается очень много — их количество сказывается на качестве. Так уже было в советские 1970–е годы: война на экране превратилась в развлечение ("фильмушко про войнушку", как горько шутили остававшиеся в живых фронтовики). Что уж говорить про уровень нынешних фильмов, которые в 90 случаях из 100 являются банальной отсебятиной, недостойной самой темы, — или, что еще хуже, болезненно–актуализированной фантастикой, как, например, тот же фильм "Т–34".

Постный патриотизм. "Аванпост" Егора Баранова

Постный патриотизм. "Аванпост" Егора Баранова

357
Андрей Архангельский

На этом фоне "Ржев" смотрится принципиально иначе, он позиционируется авторами как "правда о войне" — и именно так и есть. Мы как–то забываем, что любая война — это прежде всего смерть, начиная с ХIХ века смерть на войне превращается в статистику. Об этом в нашем кино, в отличие от голливудского, мало кто вспоминает, предпочитая говорить лишь о смерти героической. "Ржев" — вероятно, первый российский военный фильм, который размышляет о смерти именно "рядовой", незнаменитой и статистической. Причем место и время выбрано очень точно. Ржевское сражение (1942–1943) было одним из немногих позиционных в той войне и происходило именно в таком ритме, как в фильме: освободили деревню, понеся большие потери; на следующий день противник отбил деревню, также понеся большие потери, — и так по нескольку раз.

Одно из главных достоинств фильма в том, что он пытается внимательно рассматривать именно повседневность, будни войны. И конечно же, лица ее участников, именно рядовых, — пристально и крупно. Все это говорит… как бы это сказать — о наличии совести у авторов фильма; о том, что они не просто отрабатывают выданные государством деньги "на патриотизм", а пытаются говорить со зрителем на серьезные и даже болезненные темы. Например, "какова цена жизни на войне" и ради чего шли на такие жертвы. Добавим дотошное отношение авторов к визуальной стороне. Начиная с внешнего вида солдат (они одеты именно как в бою, а не как на параде) и заканчивая тем, что, например, в атаке их поддерживают не легендарные КВ или Т–34, а малоизвестный Т–40 — легкий плавающий танк. Это очень точная деталь: зимой 1942 года, после огромных потерь в технике, в бой бросали все, что осталось, — и именно этот тип танка тут и смотрится наиболее правдоподобно.

Что же до уровня постановки вопросов, в фильме он достигает философских масштабов — причем авторы пытаются их разрешать прямо под грохот разрывов и свист пуль. Это тоже нечто новое для нашего военного кино и напоминает то ли Шекспира, то ли греческую трагедию. Однако, поставив ряд экзистенциальных вопросов о человеке на войне, фильм где–то ближе к середине как бы "спохватывается" — к сожалению, это тоже очень типично для нашего кино, — и все превращается в привычный экшен. То ли авторы испугались собственных же вопросов, то ли надорвались под их тяжестью — но выводы в итоге свелись к банальным риторическим фигурам, вполне совпадающим с нынешними идеологическими установками. Впрочем, даже с учетом всего этого финал фильма все же получился неожиданным. За одну эту попытку — взглянуть на войну без шапкозакидательства, без бравады — уже можно смело рекомендовать фильм к просмотру.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама