Станислав Савицкий Все статьи автора
29 ноября 2019, 13:04 96

Все серьезно. Скульптура Дмитрия Каминкера в Мраморном дворце

"Авиатор" в Пулково
"Авиатор" в Пулково
Фото: Максим Змеев

В Мраморном дворце — бенефис Дмитрия Каминкера. Напротив памятника Александру III Паоло Трубецкого теперь стоит каминкеровский каменный фонтан. Двор Мраморного оккупировали его скульптуры. Каминкер — неотъемлемая часть современного Петербурга. Его "Авиатор" встречает и провожает путешественников в аэропорту Пулково.

Только портреты. "Моисей Наппельбаум. Портрет эпохи" в KGallery
Авторская колонка

Только портреты. "Моисей Наппельбаум. Портрет эпохи" в KGallery

82

Многим знакомы его скульптуры, украшающие Большую Московскую. Его "Гребец" на Первом суздальском озере давно полюбился не только коллегам по цеху, но и жителям Шувалово и Озерков. Кстати говоря, эта северо–западная окраина — вотчина Каминкера. Он — один из основателей Деревни художников, сообщества художественных мастерских, которое вот уже 30 лет живет и побеждает в Коломягах, несмотря на наступающие со всех сторон многоэтажки.

Выставка Каминкера в Русском музее давно напрашивалась. Ведь даже среди именитых петербургских скульпторов едва ли найдется равный ему по владению характерной петербургской иронической интонацией. Эта ирония хорошо нам знакома. Мы отличаем ее от ехидной ухмылки, от едкого скепсиса и от равнодушной насмешки. Смех многолик, тогда как петербургская ирония не язвительна, в ней всегда есть симпатия к предмету смеха и готовность к его приятию. Каминкер — один из классиков изящного петербургского пересмешничества. В скульптуре ему удалось найти верное сочетание модернистской иронии и выразительной архаической формы. Многие его работы высмеивают избитые клише. Оборотень в погонах — эхо медийной кампании десятилетней давности. Фундаменталист, пронзающий кинжалом балерину, — образ, становящийся все более актуальным. Помимо каламбурно–анекдотической скульптуры Каминкер запоминается шутками, которые оценят в первую очередь коллеги по цеху. В древнеримском цирке закипает месиво тел: это дикие звери терзают первохристиан. Атлант переквалифицировался: вместо того чтобы держать небо, он подпирает свод гигантской туфли. Рядом другие герои классического искусства исполняют непривычные им травестийные роли.

Впрочем, по гамбургскому счету Каминкер, конечно, не пересмешник. В отличие от соцартистов и митьков, славу скульптору принесли знаковые и даже пафосные вещи. На них и строится выставка.

Станислав Савицкий, арт–критик

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама