Алексей Михайлов Все статьи автора
25 ноября 2019, 00:11 638

Амбициозно? Ничуть. Минэкономразвития внесло в правительство план приватизации на 2020–2022 годы

Фото: ТАСС

Приватизация — сколько эмоций сконцентрировано в этом слове! Причем негативные явно преобладают. Хотя стоило бы помнить и о бесплатной приватизации квартир — самой востребованной и выгодной для людей реформе 1990–х…

Крошки для бюджета. Доходы от программы приватизации в следующем году составят 0 рублей

Крошки для бюджета. Доходы от программы приватизации в следующем году составят 0 рублей

327
Иван Федоров

Вокруг приватизации всегда сталкивается множество интересов, и как только она встает в повестку дня — тут же стартует большая игра, эксплуатирующая эмоции людей. Те, кто не хочет терять контроль над компаниями, начинают раздувать искру забывающейся ваучерной приватизации 1990–х, которую люди воспринимают (во многом справедливо, кстати) как грандиозную аферу. При ее осуществлении были допущены такие очевидные ошибки, что действительно встает вопрос, не были ли они специально спроектированы архитекторами того процесса. И если да, то каковы были их истинные мотивы…

Но речь не о 1990–х. Вопрос о приватизации встает каждый год при планировании бюджетного процесса. В только что принятом бюджете на 3 года приватизации практически нет. То есть не совсем так. Она есть.

Согласно плану приватизации, до 2022 года планируется сократить долю участия Российской Федерации в уставных капиталах акционерных обществ "РусГидро", "Современный коммерческий флот", "Транснефть", "Ростелеком", "Российские сети", "Объединенная зерновая компания".

Но дальше в материалах к бюджету идет замечательная запись: "В отсутствие принятых Правительством Российской Федерации решений об отчуждении пакетов акций крупнейших компаний в 2020–2022 годах поступление средств от продажи пакетов акций указанных компаний не прогнозируется". В результате "поступления средств от приватизации указанных выше компаний" в бюджет не заложены. А есть там поступления только от "малой приватизации" — небольших компаний. 18,5 млрд рублей за все 3 года. Копейки, в общем.

Между тем первый вице–премьер министр финансов Антон Силуанов 19 октября, будучи за границей, на сессии МВФ и Мирового банка в кулуарах вдруг пообещал журналистам, что правительство приступит к подготовке "более амбициозного" плана приватизации. Прокомментировал это так: "Действительно, мы немного подрасслабились, потому что денег не надо, а министерства все сидят на своих даже небольших долях в компаниях и все хотят ими управлять".

Вернувшись в Россию, Силуанов и правда дал такое поручение Минэкономразвития. Выступая в Думе при принятии бюджета, глава Счетной палаты Алексей Кудрин поддержал эту идею.

В общем, это не новость. Минфин давно выступает за сокращение доли государства в компаниях, кроме оборонных, до 50%, а иногда до 25% или даже нуля. Ровно это было записано в прошлом майском (2012 года) указе президента. Но выполнено за 6 лет не было.

В МЭР сообщили об исключении ряда предприятий из плана приватизации на ближайшие три года

В МЭР сообщили об исключении ряда предприятий из плана приватизации на ближайшие три года

52

И вот 13 ноября Минэкономразвития внесло в правительство план приватизации на 2020–2022 годы. Амбициозный? Ничуть. Наоборот, он оказался урезан по сравнению с существующим планом: "Транснефть", "РусГидро", "Россети" и РЖД в него не попали. Силуанов, что скажете?

Понятно, что профильные министерства против приватизации этих компаний. Как и их менеджмент, который все устраивает: зарплаты как в частных компаниях и даже выше, а ответственности перед акционерами никакой, только перед чиновниками, с которыми всегда можно договориться.

Странный аргумент против приватизации привел помощник президента по экономике Андрей Белоусов: "Моя точка зрения — на уровне больших компаний практически нет (потенциала ускорения крупной приватизации. — Ред.). У нас есть некоторые оставшиеся невзятые крепости, например "Совкомфлот".

Как это нет потенциала? Доля государства в экономике России за последние 10 лет выросла почти на 10% — до 47–48%, это заявлял Кудрин.

По оценкам ФАС, госдоля перед кризисом 1998 года составляла 25%, в 2008–м — 40%, в 2013–м — более половины. А в 2017–м уже может превысить 60–70%. Фактически мы уже вернулись назад, в социализм, к преимущественно государственной экономике.

Это путь в никуда, проверено временем. Совершенно не случайно, что с увеличением доли государства замедлялся наш экономический рост, пока не дошел до чуть больше нуля за последнее десятилетие. Частный сектор, в том числе малый и средний бизнес, съеживается и отступает перед государственным монстром.

В итоге всего этого хозяйствования мы получаем: "помойку плохих кредитов" (один известный всем банк), банк плохих долгов (другая известная кредитная организация), бесконечно требующую докапитализации и списания долгов оборонку. Последняя новость — компания плохих самолетов.

И если мы хотим когда–нибудь действительно увидеть экономический рост в нашей стране, а уж тем более "экономическое чудо" (как в начале 2000–х), эту тенденцию надо ломать, отдавать экономику частной инициативе.

Потенциала приватизации, говорите, нет? А может, нет у высших чиновников желания упускать из рук руководство компаниями? Им только кажется, что они лучше рынка знают, сколько и чего надо произвести… Нет. Окончательный судья — потребитель, рынок.

Так что будущего у чиновничьей схемы нет. Приватизация нужна российской экономике как воздух. Без нее экономика задыхается.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама