Мария Кудреман, Дмитрий Маракулин Все статьи автора
13 ноября 2019, 10:24 348

Семеро за одного. Коллективная защита набирает популярность, но не всегда оправданна

Фото: Павел Долганов

Коллективная защита в судах набирает популярность, но позволить ее могут не все желающие, и не всегда она оправданна.

Вице–президент Адвокатской палаты Ленинградской области и председатель коллегии адвокатов "Первая адвокатская контора" Денис Лактионов отмечает, что коллективная защита как способ профессиональной консолидации сформировался в деле адвоката Михаила Беньяша. Он планировал защищать задержанных на акции против пенсионной реформы в 2018 году. Но в итоге был задержан сам, избит и обвинен в применении насилия к полицейским. На одном из заседаний интересы Беньяша представляли сразу 19 адвокатов. Аналогичная ситуация была в деле адвоката Лидии Голодович, обвиняемой в применении насилия в отношении судебных приставов, и в делах Андрея и Михаила Зломновых, обвиняемых в оскорблении следователя ФСБ (за них вступились более 40 адвокатов).

Однако, по словам старшего юриста фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Алексея Лежникова, сама практика привлечения нескольких юристов появилась в России в начале 1990–х годов. "В первую очередь развитие получило коллективное представление интересов по арбитражным и трансграничным спорам, затем положительную практику переняли и в уголовно–правовом направлении, — рассказывает юрист. — При этом в Европе и США явление развивалось с начала XX века".

В экономику группой

Как отмечает партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Анатолий Логинов, групповая защита чаще встречается в экономических уголовных делах, поскольку в них можно увидеть три случая, когда это стратегически выгодно: в деле несколько обвиняемых, деяние находится на стыке с другими отраслями права, и есть необходимость защиты свидетелей, опровергающих мнение обвинения. Выбор нескольких специалистов при работе одновременно с несколькими отраслями права (корпоративным, налоговым и уголовным) поддерживает и юрист национальной юридической службы "Амулекс" Екатерина Попова.

Отмеченную юристами тенденцию иллюстрирует экономическое дело в отношении председателя совета директоров ОАО "Компания Усть–Луга"Валерия Израйлита с пятью вменяемыми эпизодами и восьмью адвокатами (по данным из карточки дела на момент сдачи материала). Его обвиняют в хищениях и выводе денег за границу при строительстве нефтебазы в порту Усть–Луга, а ущерб, нанесенный ООО "Спецморнефтепорт Усть–Луга", оценивается более чем в 3,5 млрд рублей.

Эффект и конкуренция

Опрошенные "ДП" юристы неоднозначно оценивают эффективность группового представительства. Партнер юридической компании LDD Владислав Шкурихин считает, что от коллективной защиты положительного эффекта больше. Партнер юридической фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Клеточкин из плюсов видит только большой спектр мнений и возможность распределять задачи, а минусам уделяет более существенную роль. Навредить доверителю, по его мнению, может, например, конкуренция участвующих в деле адвокатов. Юристы сходятся во мнении, что для успешного осуществления групповой защиты необходимо сформировать команду адвокатов–единомышленников и заранее определить координационный центр, чтобы избежать эффекта, описанного в известной басне Ивана Крылова.

Как отмечает партнер и руководитель уголовно–правовой практики адвокатского бюро "Торн" Сергей Токарев, в основном люди пользуются услугами нескольких адвокатов, когда могут позволить себе это по финансовым соображениям. При этом Алексей Лежников называет высокую стоимость таких услуг заблуждением. "Привлечение к защите нескольких адвокатов не сказывается существенным образом на общих затратах, так как обычно оплата услуг производится пропорционально затраченному времени каждого из специалистов", — замечает он.

Споры за деньги

Илья Жарский, управляющий партнер экспертной группы Veta, которая уже 5 лет изучает рынок представительских юридических услуг, говорит, что в 2018 году впервые исследование было проведено в Петербурге (на данный момент исследуется 12 регионов). В анкетировании приняли участие 40 респондентов, занимающих верхний сегмент рынка юруслуг. В анкете для Северной столицы было предложено восемь категорий арбитражных дел (налоговые, корпоративные споры, банкротство и т. д.) и шесть категорий в судах общей юрисдикции (трудовые споры, защита прав потребителей, семейные и наследственные дела и т. д.) — сюда включаются типовые дела. Как показало исследование, самая дорогая категория дел в арбитраже — налоговые споры (468,7 тыс. рублей), а в общей юрисдикции — споры о взыскании сумм по договору займа, кредитному договору (137,5 тыс. рублей). В арбитраже средняя стоимость ведения дела составила 308,5 тыс. рублей, минимальная цена за ведение одного дела — 70 тыс. рублей, максимальная — 700 тыс. рублей. Гонорар успеха составляет в среднем 9% (может достигать 20%) от суммы иска. При этом Илья Жарский напрямую связывает стоимость услуг и их качество: "Более успешные исполнители услуг более востребованы, на них выше спрос и, как следствие, цена".

Это же исследование, как отмечает Илья Жарский, может служить ориентиром для суда при взыскании судебных расходов (законодательство практически не регулирует судебные расходы), которые при их определении руководствуются разумностью, собственно, самих судебных расходов. И такие случаи есть, но попытка сослаться на исследование, как показывает практика, не всегда работает. "Мы попытались в этом году использовать его в качестве подтверждения обоснования судебных расходов в Арбитражном суде Республики Карелии — суд счел ссылку на исследование недопустимым доказательством, попросту его не принял", — отмечает Владимир Мечтаев, управляющий партнер адвокатского бюро "ФРЕММ".

Адвокаты и юристы, работающие в судах общей юрисдикции, сетуют, что если арбитраж все–таки принимает результаты исследования за ориентир, пусть и не всегда, то общая юрисдикция отказывается принимать во внимание этот аргумент в принципе.

Когда дело многоаспектное и требует вовлечения юристов разного профиля, без групповой защиты сложно обойтись. Широкий спектр мнений играет на руку в случаях, если клиент понимает, что он является центром управления: тогда он может эффективно использовать потенциал каждого консультанта и принимать взвешенные решения. В масштабной юридической "войне" цена вопроса обычно — победа или поражение. В ней участие команды высококлассных юристов разного профиля с высокими гонорарами может оказаться экономически выгоднее, чем работа одного юриста, который все проиграет.
Наталья Григорьева
Наталья Григорьева
генеральный директор юридического бюро "Григорьев и партнеры"
Наша компания участвовала в исследовании стоимости услуг по представлению интересов в судах, проводимом экспертной группой VETA. Заявленная в исследовании максимальная стоимость за ведение дела в арбитражном суде первой инстанции — 700 тыс. рублей — реальна (есть и гораздо выше), но, на наш взгляд, это справедливо лишь для отдельных проектов, в определенных категориях дел, для определенной категории клиентов (не все компании работают с "Газпромом"). Считаем, что при расчете именно средней стоимости крайние границы цены (непосредственно минимум и максимум) должны в принципе исключаться. Наша условная оценка стоимости представления интересов в арбитражном суде и судах общей юрисдикции в Санкт–Петербурге: первая инстанция — 150 тыс. рублей, вторая — 75 тыс. рублей, третья — 75 тыс. рублей. Иногда к этой стоимости может плюсоваться гонорар успеха.
Владимир Мечтаев
Владимир Мечтаев
управляющий партнер адвокатского бюро "ФРЕММ"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама