Андрей Таннер Все статьи автора
21 октября 2019, 06:26 383

Сила — в силе. Простые выводы из истории каталонских сепаратистов

Фото: EPA/Vostock-photo

Верховный суд Испании приговорил лидеров несостоявшейся Каталонской Республики к длительным срокам реального заключения. Проведя в предвариловке почти 2 года, они получили от 9 до 13 лет тюрьмы. Среди осужденных — вице–президент правительства Каталонии, несколько министров, спикер регионального парламента.

Дедушкина воля, или Зачем шведский король отпустил на свободу пятерых внуков

Дедушкина воля, или Зачем шведский король отпустил на свободу пятерых внуков

712
Андрей Таннер

Приговор достаточно жесток и показателен. Напомню: Испания — королевство. Не республика, не федерация и тем более не конфедерация. Для испанского правительства эти люди — сепаратисты и преступники.

Для каталонцев — мученики и герои. Сразу после обнародования приговора в Каталонии предсказуемо начались массовые протесты и беспорядки. С обвинениями в адрес испанского правительства в жестокости и авторитаризме выступили многие известные каталонцы, включая футбольную "Барселону", ее экс–игроков (Хави) и экс–тренеров (Гвардиола). Четверо членов мятежного кабинета скрываются в Шотландии и Швейцарии, их еще не выдали испанскому правосудию. Экс–президент Карлес Пучдемон в пятницу сдался бельгийским властям, но суд позволил ему пока оставаться на свободе.

Еврокомиссия заявила, что считает все происходящее внутренним делом Испании, полностью уважает конституционный порядок в Испании, включая решение Верховного суда Испании. Одновременно было заявлено, что "право всех граждан протестовать гарантировано в ЕС". Эксперты утверждают, что каталонские сидельцы имеют нехудшие перспективы. Все они находятся в тюрьмах на территории Каталонии, а местные власти имеют полномочия вводить для них послабления в тюремном режиме после отбытия четверти срока. В предварительном заключении подсудимые провели около 2 лет. При определенной позиции тюремного начальства многие из них уже в 2020 году смогут приходить в тюрьму только ночевать, да и то с понедельника по четверг. К тому же по испанским законам король может их просто помиловать. Европа остается вегетарианской.

Сегодня в мире почти не осталось моноэтнических или монокультурных стран. И вряд ли в политике существует более сложный и одновременно более простой вопрос, чем вопрос о территориальной целостности страны и праве нации на самоопределение. Особенно для политика.

Могли ли члены экс–правительства Каталонии поступить по–другому, имея на руках результаты референдума, где более 90% населения высказались за независимость? Нет, не могли. Иначе они не были бы политиками.

А могло ли испанское правительство позволить Каталонии спокойно нарушить конституцию, территориальную целостность страны, обрушить ее экономику и финансы, запустить процесс распада (там ведь еще и баски недалеко)? Тоже нет. И тоже с одобрения большинства населения Испании. И это тоже вполне понятное поведение политиков.

Правды здесь нет. Одни хотят отделиться, чтобы в том числе жить лучше. Другие не дают разваливать существующее государство, чтобы в том числе не жить хуже.

Может войти в привычку. История актера Устинова — второй случай эффективного проявления цеховой солидарности

Может войти в привычку. История актера Устинова — второй случай эффективного проявления цеховой солидарности

460
Андрей Таннер

И это мы выносим за скобки поведение и интересы элит, которые нигде не любят расставаться с властью и деньгами. В Испании, как мы видим, тоже.

Если кого–то в данном контексте интересует вопрос, в чем сила, то правильный ответ — сила в силе.

Так–то, брат. Есть примеры: Косово, Курдистан, Абхазия, Южная Осетия, ну и, конечно, Крым. За Гонконгом наблюдаем.

О чем думается в связи с испанскими событиями? В чем опыт для всех нас? Когда рушится государство, права человека и много чего еще, чем привыкла гордиться либеральная Европа, отходят на второй план. Демократия или не демократия — разницы нет.

От сегодняшних правительств требуется умная политика. И в общем понятна цель этой политики — сделать свою страну такой, чтобы из нее не только не бежали, не только не пытались от нее отделиться, отгородиться, а чтобы в нее ехали отовсюду. И в первую очередь — умные, талантливые, пассионарные. И неважно, какой они национальности.

И это не утопия. Это условие выживания и сохранения государства.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама