Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
30 сентября 2019, 00:05 6302

Прищемили сектор. С 1 октября ужесточаются правила выдачи потребительских кредитов

Фото: Интерпресс

Кредитная контрреволюция, о необходимости которой несколько месяцев твердил министр экономического развития, наконец–то близка к своему началу. С завтрашнего дня Центральный банк повышает нормы резервирования по необеспеченным (читай, потребительским) кредитам. По замыслу финансового регулятора, это должно отвадить банкиров от раздачи денег в долг заемщикам, которые чем дальше, тем хуже справляются со своими финансовыми обязательствами.

Парадоксов друг. Поможет ли трансформация системы управления госфинансами экономическому росту

Парадоксов друг. Поможет ли трансформация системы управления госфинансами экономическому росту

11181
Дмитрий Прокофьев

Вообще–то если что и двигало экономический рост в этом году, то это именно деньги для частных заемщиков. Если бы не потребительские кредиты, россиянам нечем было бы платить примерно за 20% товаров и услуг. Оборот розничной торговли в любом случае продолжает замедляться, несмотря на 2,4 трлн рублей кредитов, выданных банками с начала года, темпы роста в этом секторе снизились с 2% в феврале до 0,8% в августе. Это худший результат за 2 года. Продажи не выросли, но вырос размер "среднего" кредита. В Петербурге он превысил 295 тыс. рублей. Но здесь объяснение простое — новый кредит все чаще и чаще берут для того, чтобы как–то рассчитаться с предыдущими долгами.

На оплату процентов по потребительскому кредиту среднестатистический российский заемщик тратит порядка 22 тыс. рублей. Как посчитали эксперты Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, каждый седьмой заемщик отдает на погашение кредитов больше половины своих доходов. А 2,5 миллиона должников делают это при собственном доходе менее 20 тыс. рублей в месяц.

Так–так, говорят начальники по финансам, именно поэтому доходы у россиян и снижаются на фоне формально растущей зарплаты! Все прибавки работник тратит на расчеты за прежнюю хорошую жизнь, которая закончилась бесповоротно. Вот и не будет вам новых денег, пока не расплатитесь по старым счетам. Тем более что 4,9 млн кредитов на сумму 532,5 млрд рублей уже находятся в состоянии просрочки.

Кроме того, напоминают начальники по экономическому развитию, деньги, которые гражданами тратятся на "потребление", могли бы быть потрачены олигархами на "производство". Правда, какое такое "производство" начальник имеет в виду, не очень ясно — понятно только, что оно должно быть ориентировано "не на Россию". Если доходы населения падают, то расширять производство для внутреннего рынка (тем более на заемные деньги) смысла нет — у вас не найдется покупателей.

Можно спорить со справедливостью начальственных аргументов и прогнозов, но трудно спорить со статистикой. Доля потребления в ВВП начиная с 2015 года устойчиво сокращается — примерно на 0,75% в год. Если в 2015 году "потребительская экономика" обеспечивала 53% ВВП, то в этом году — уже только 50%, а дальше будет хуже. Хорошая жизнь граждан, вопреки публичной риторике, очевидно, не входит в приоритеты начальства.

Ответ на вопрос, по какой причине начальники решили окончательно прищемить потребительский сектор, следует искать в проекте основных параметров бюджета на ближайшие 3 года, который прямо сейчас обсуждается российскими законодателями. Бюджет этот, само собой, профицитный. При этом налоговая нагрузка на нефтегазовую отрасль по отношению к экономике в целом снижается — с 7,2 до 6% ВВП. Но недостаток нефтяных денег будет компенсирован за счет всего, что "не нефть и не газ". 2,2 трлн рублей, которые не доплатят нефтяники, должны будут внести в казну все остальные.

Удивительное рядом. Исследование Росстата о реальных и нереальных зарплатах

Удивительное рядом. Исследование Росстата о реальных и нереальных зарплатах

8613
Дмитрий Прокофьев

Но и нефтяники требуют себе денег не только на новые дворцы и яхты — им нужно экстренно наращивать добычу, что требует инвестиций. А почему нужно наращивать добычу? Потому, что даже при ее существующем уровне российскому начальству нечем замещать выпавшие сырьевые доходы — если в 2011–2013 годах только нефть приносила РФ $170–190 млрд в год, то в 2016–2018–м эти же доходы колебались в диапазоне $80–120 млрд. А поскольку мысли об ограничении собственных аппетитов начальство не допускает, мы видим и девальвацию рубля, и запрет на импорт еды, и рост налогов и сборов, а теперь еще и ограничение кредитования. Рост потребления граждан, по логике начальства, означает увеличение себестоимости российского экспорта, чего никто не может позволить. И пока не вырастут доходы от нефти, начальство будет железной рукой выжимать недостающие ему $100 млрд из людей. Никакой "потребительской экономики" такая модель просто не предусматривает.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама