Антон Васильев Все статьи автора
30 сентября 2019, 06:30 541

МусорЭнергоСбыт. Почему буксует внедрение электростанций, сжигающих отходы

Мусор требует сортировки, а значит, строительства мусоросортировочных заводов. Просто сжечь его тоже можно. Но объем выбросов будет таким, что не помогут никакие современные технологии.
Мусор требует сортировки, а значит, строительства мусоросортировочных заводов. Просто сжечь его тоже можно. Но объем выбросов будет таким, что не помогут никакие современные технологии.
Фото: vostock– photo

В России ежегодно производится более 60 млн т твердых коммунальных отходов (ТКО). По данным Росприроднадзора, отечественные свалки занимают территорию площадью 4 млн га — это сравнимо с площадью Нидерландов. За 20 лет объем производимых ТКО в России вырос вдвое. Москва и Московская область оказались буквально на грани мусорного коллапса и ищут возможности по вывозу собственных ТКО в другие регионы. Очевидно, что система с простым захоронением отходов на свалках уже не работает. Одной из новых технологий является получение электрической и тепловой энергии на мусоросжигающих электростанциях.

Опыт из корзины. У операторов не останется выбора, кроме как приучать людей к сортировке мусора

Опыт из корзины. У операторов не останется выбора, кроме как приучать людей к сортировке мусора

632
Георгий Вермишев

Принцип работы такой электростанции ничем не отличается от традиционной паросиловой установки: топливо (в данном случае ТКО) сжигается в котлах при температуре свыше 1200 градусов, образовавшиеся при сжигании дымовые газы поступают в энергетические котлы и затем на паровую турбину для производства электроэнергии. Эти же дымовые газы можно подавать в водогрейные котлы для выработки тепловой энергии с дальнейшим использованием ее предприятиями коммунального комплекса. На сегодня в мире действует более 2200 таких электростанций. В Европе лидером по их численности является Франция, а по эффективности — Швеция: скандинавы перерабатывают практически 100% собственных ТКО и вынуждены закупать мусор в соседних странах, чтобы обеспечить сырьем собственные мусоросжигающие ТЭС.

В России пионером строительства мусоросжигающих ТЭС выступил фонд "РТ–Инвест", бенефициарами которого являются "Ростех" и "Роснано". В 2017 году он (на безальтернативной основе) выиграл конкурс на строительство четырех мусоросжигающих ТЭС в Московской области и одной в Татарстане. Общая мощность этих электростанций составит 335 МВт, выработка электроэнергии — более 2,5 млрд кВт•ч в год. Подмосковные ТЭС, как ожидается, смогут перерабатывать 2,8 млн т ТКО в год — это почти 25% от всего объема, вырабатываемого в Москве и Московской области.

Ввод электростанций в эксплуатацию ожидается в 2021–2022 годах. Проект будет реализован по программе поддержки генерации на возобновляемых источниках энергии. Она предусматривает возврат инвестиций с гарантированной базовой доходностью 12% через традиционный на российском энергорынке механизм повышенных платежей промышленных потребителей электроэнергии. Некоммерческое партнерство "Совет рынка" оценило нагрузку на энергорынок в европейской части РФ и на Урале по оплате строительства мусоросжигающих ТЭС "РТ–Инвеста" в 290 млрд рублей. При этом "РТ–Инвест" заявлял о том, что готов расширить программу по строительству мусоросжигающих ТЭС и построить еще семь объектов: четыре в Подмосковье, по одному — в Сочи, Тамани и Пятигорске. О своем интересе к этому направлению объявлял и финский "Фортум".

Казалось бы, у данного направления в России большое будущее. Ведь оно позволяет не просто решить проблему перегруженности мусорных полигонов, но и получить электроэнергию и тепло. Но это в идеале. А на практике?

Во–первых, сжигание мусора на электростанции требует полноценной системы обращения с отходами. Начинается она с первичной сортировки мусора на уровне домохозяйств и позволяет выделить стекло, бумагу, металл и пластик — то есть те фракции, которые могут быть направлены на вторичную переработку. Потом отходы должны быть разделены на мусор с высокой удельной теплотой сгорания (теплотворностью) и низкой. Из второй категории можно получить компост, а первая служит топливом для ТЭС.

Сложно сказать, когда может появиться такая система. В любом случае мусор требует сортировки, а значит, строительства еще и мусоросортировочных заводов при ТЭС. Сжечь мусор просто так, не систематизируя, тоже можно. Но объем вредных выбросов будет таким, что не помогут никакие современные технологии.

Во–вторых, против строительства мусоросжигающих ТЭС выступают жители тех населенных пунктов, возле которых они расположены. И никакие аргументы о трехступенчатых системах очистки и колоссальном опыте проектировщика ТЭС "РТ–Инвеста" — швейцарско–японской Hitachi Zosen Inova — в данном случае не работают. Точки строительства будущих мусоросжигающих ТЭС еще до проведения общественных слушаний стали очагами постоянной социальной напряженности.

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

515
Кира Чуракова

В–третьих, против включения затрат на строительство мусоросжигающих ТЭС в цену на мощность резко выступил "Совет рынка". CAPEX этих проектов составляет 378,7 тыс. рублей за 1 кВт, это в 4 раза выше средних капитальных затрат на строительство традиционной генерации. По мнению регулятора энергорынка, в условиях отсутствия энергодефицита в Московской области и Татарстане платить за сжигание мусора должно население, которое этот мусор производит, а не промышленные потребители, у которых нерыночная составляющая в цене на мощность превысила уже 80%.

Есть ли перспективы у технологий получения энергии из отходов в России — покажет только время. Ясно одно — для того чтобы достичь шведских показателей, государство должно проделать колоссальную работу по выстраиванию действительно работающей системы обращения с отходами.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама