Маргарита Фещенко Все статьи автора
12 сентября 2019, 23:51 7369

Катятся в artтарары. Куда научные исследования заведут современных художников

Фото: futureartfest.ru

Мир вверх дном: традиционно эмоциональная сфера — искусство — теперь способствует рациональному познанию. Событием–ликбезом становятся выставки в сравнительно новом для России направлении — Art&Science. "ДП" разбирался, как лица прохожих становятся арт–высказыванием, этично ли художнику "влезать" в генетический код человека и зачем все это нужно ученым.

Нарисуем и продадим. Бизнес стал чаще прибегать к услугам художников и иллюстраторов

Нарисуем и продадим. Бизнес стал чаще прибегать к услугам художников и иллюстраторов

2952
Маргарита Фещенко

Лица на улице

С противопоставлениями жить как–то проще: вот есть черное, вот белое. Тут свои, а здесь чужие. Так и с полярными, как кажется, наукой и искусством: за первой — торжество рациональности, за вторым — эмоциональная составляющая. Но, разумеется, все не так очевидно: острые грани мнимой конфронтации скругляются, дисциплинарное оборачивается междисциплинарным, а познание становится симбиотическим. Именно так появляется направление Art&Science, или ScienceArt: буквально — "научное искусство" (иногда его также называют "технологичным").

Но почему совмещение искусства и науки принципиально? Какие задачи призвано решать это новейшее (по крайней мере для России) объединение? "Глобальные вызовы современности сегодня напрямую связаны с экстремально быстрым развитием науки. Общество не всегда успевает осознавать суть изменений, а тонкая и восприимчивая область искусства откликается на контексты, предлагает сценарии развития в будущем. Направление Art&Science создает актуальное поле коммуникации. Художники и ученые в совместных проектах затрагивают проблемы нынешнего дня — экологические катастрофы, биохакинг, перенаселение", — объясняет Анастасия Ярмош, директор центра искусства и науки Университета ИТМО.

Итак, наука помогает искусству говорить — формировать высказывания, адекватные современности. Но не все ArtScience, что под него маскируется. Если в выставочное пространство просто поставить экраны вместо, скажем, табличек с описаниями произведений, то никаким "научным искусством" это считаться не сможет.

Art&Science легче всего "раскусить", изучая реальные проекты из мира современного искусства. Один из ярких примеров последнего времени — "Образы незнакомцев" Хетер Дьюи–Хагборг. В Нью–Йорке художница несколько месяцев собирала жвачки и волосы, окурки и ногти — нет, не для того, чтобы сделать из них арт–объект, а ради получения ДНК случайных прохожих. После этого Дьюи–Хагборг удалось "реконструировать" лица незнакомцев, распечатать их модели на 3D–принтере и выставить на всеобщее обозрение. Идея в том, что никому из нас, даже при большом желании, не скрыться: вот так, через жвачки и окурки, ежедневно мы оставляем на улицах свои личные оттиски.

По этичному пути

Но неужели ScienceArt — только зарубежный? Где обитает местное "научное искусство"? Ответ проще, чем кажется: оно целиком и во всем разнообразии — на фестивалях. Например, на Future Art Fest, который уже второй год школа Masters проводит совместно с биотехнологической компанией BIOCAD. Организаторы решают амбициозную задачу: говорят об искусстве будущего и в частности — о BioArt (представители направления работают с органическими процессами и живыми материалами). В этом сезоне площадкой для фестиваля станет Государственный Эрмитаж.

Гений–виртуал. NOVA ART покажет молодых художников в Новой Голландии

Гений–виртуал. NOVA ART покажет молодых художников в Новой Голландии

319
Анастасия Жигач

"Мы — образовательный проект, поэтому нам интересно узнавать все тенденции в сфере искусства, а тема ScienceArt сейчас насущная. Вот почему решили создать Future Art Fest, который состоит из двух частей — образовательной программы, где будут проводиться лекции, и лабораторий, где ученые BIOCAD и известные художники будут совместно делать проект. Тема этого года — "Геном человека будущего", — представляет краткое досье фестиваля Полина Бондарева, основательница школы Masters и победительница Рейтинга малого бизнеса "ДП".

"Внедряться" в геном художники и ученые собираются без стеснения, хотя понимают: не всем BioArt покажется этичным. "Реакция у людей на проекты бывает разная, и во многом присутствует непонимание. В одной из лабораторий прошлого года встал этический вопрос: можем ли включать в проект планшеты с больными клетками. Но здесь важно понимать, что для ученого это такой же рабочий материал, как для художника его холст и краски. Симбиоз науки и искусства — всегда открытый вопрос этики и эстетики", — объясняет Елена Юшина, куратор Future Art Fest.

В свою очередь, по словам представителей компании BIOCAD, для них участие в фестивале — часть приоритетного направления, которое включает и популяризацию науки, и продвижение разработок российских ученых. "Это уникальный проект, который подчеркивает, какой поистине творческой дорогой идут ученые. Мы сможем рассказать зрителю о пути от канонической структуры ДНК к сверхновому человеку", — говорит Александра Глазкова, вице–президент по HR и корпоративному маркетингу BIOCAD.

Грибы — тоже искусство

Справедливости ради: в нашей стране художников для проектов в Art&Science еле–еле хватает. И раз специалистов почти нет, а нужда в них есть, какой путь развития будет оптимальным? Правильно: обучить пока неопытных, но жаждущих. Эту задачу решают в Университете ИТМО: здесь открылась первая в России магистерская программа Art&Science. Студентам обещают "преодолеть границы дисциплинарных ограничений". В будущем такие специалисты–энтузиасты смогут найти себя хоть в сфере 3D–моделирования, хоть в арт–предпринимательстве — веер будущих профессий раскрывается обширный.

"Для развития проектов в области Art&Science сейчас складывается благополучная ситуация. Интерес возникает у ученых: они готовы к коллаборациям. Бизнес–среда видит в проектах инновационный потенциал, форму диалога с обществом и потребителем. Вот почему создание образовательных программ Art&Science — это одновременно и вызов нашей системе высшего образования, и острая необходимость", — считает Анастасия Ярмош, директор центра искусства и науки Университета ИТМО.

Другой способ найти таланты — это хорошенько их поискать. Так поступили, например, организаторы конкурса NOVA ART: предложили художникам представить на суд жюри свои инновационные проекты. И не прогадали — отозвались сразу 350 потенциальных участников, 12 из которых попали на выставку финалистов "Это начало, или Виртуальный гений" в Новой Голландии.

Чего только стоит выставочный проект Екатерины Брыскиной "ЛИФОРМ": в нем точно заданные автором параметры влияют на форму мицелия — вегетативного тела гриба. Получаются причудливые, но контролируемые объекты. Один из них "прорастал" прямо во время выставки в затемненном коробе. Чтобы увидеть его форму, приходилось отодвигать предусмотренную для этого створку, вглядываться в темноту и до смерти испугаться, вдруг увидев глаза напротив (о том, что с противоположной стороны тоже есть окно, догадываешься не сразу).

И если даже наше современное искусство, по мнению стихийных зрителей, "катится в тартарары", то делает это по образу и подобию работы Дмитрия Морозова все с той же выставки по мотивам конкурса NOVA ART. В инсталляции художника "Гость" бесконечно долго падает метеорит. Впрочем, как и искусство — поговаривают, "катится" куда–то и вечно угасает, а на деле движется с космической скоростью и не думает останавливаться. Речь уже не о "сохранении остатков былого", а о том, чтобы нам, зрителям, хотя бы попытаться успеть за этим движением. Пара лет — и догонялки станут еще более изматывающими, но страшно занятными.

Art&Science у нас в стране активно развивается. Я тоже стараюсь делиться знаниями, которые получаю за границей: например, провожу воркшопы по строительству роботами биокомпозитов и представляю проект "ЛИФОРМ". Так идеи получается транслировать в Россию. Вообще проект "ЛИФОРМ" на основе мицелия грибов функционирует уже около 2 лет. Изначально он возник, когда я ставила эксперименты по разработке новых материалов. Сперва исследование было скорее техническим — тогда сформировалась задача: пересмотреть материалы, из которых мы строим. Понять, что они могут быть гораздо более экологичными. Задать себе вопрос: могут ли дома расти? Потом проект перерос в гораздо более творческую историю. Новый вопрос — какую геометрию может создать этот уникальный материал? Чем может стать растущий полимер? Как сделать из него скульптуру? Можно ли наблюдать за тем, как он растет? Получится ли с ним в это время взаимодействовать? Так и появился "ЛИФОРМ". Центром стал не конечный результат, а процесс.
Екатерина Брыскина
Екатерина Брыскина
художница, участница выставки "Это начало, или Виртуальный гений"
Насколько в наше время возможна ситуация, когда искусство и новейшие технологии могут оставаться по разные стороны границы? Мы знаем, что на многих этапах истории в качестве новых технологий фигурировали разные материалы и подходы: и уголь, и краски, и скульптурные инструменты, и печатные машинки. Позднее им на смену пришли фотографии, видео, телевидение и компьютерная графика. Все это — элементы технологического искусства. Мы много раз видели, когда теоретики испытывали большие концептуальные проблемы, поскольку при таком подходе технологическим искусством оказывалось буквально все. Традиционные историки искусства с удивлением видят, что художники оказали влияние на все научные открытия. При этом очень интересно смотреть на лица ученых, которые слышат, что вся наука выстроена художниками. Все это здорово. Потому что этот осиновый кол всегда нужно успеть воткнуть в своих коллег по цеху. Он никогда никому не вредит. Это бодрит, по–позитивному злит и по большому счету настраивает коммуникацию между представителями различных областей культурного производства.
Дмитрий Булатов
Дмитрий Булатов
художник, куратор Государственного центра современного искусства (Балтийский филиал)
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама