Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
23 августа 2019, 07:44 12771

Кто последний в ФНБ? Относительно честные способы обналичивания национального благосостояния

Фото: Верещагина Лидия

Несколько относительно честных способов обналичивания национального благосостояния.

В то время как благосостояние большинства граждан, проживающих в России, уменьшается, Фонд национального благосостояния (ФНБ) растет. На прошлой неделе Минфин сообщил, что средства на счетах ФНБ достигли суммы $124,14 млрд и его ликвидная часть составляет 5,7% ВВП России.

Консенсус неплательщиков. Дефолт–1998 как фундамент внутреннего согласия правящей элиты

Консенсус неплательщиков. Дефолт–1998 как фундамент внутреннего согласия правящей элиты

10543
Дмитрий Прокофьев

Ведомство прогнозирует, что уже к концу текущего года эта самая ликвидная часть превысит 7% ВВП. Это значит, что живые деньги из фонда можно начинать тратить. В 2020 году речь может идти о сумме 1,8 трлн рублей, а в 2021–м уже 4,2 трлн будут ждать своих инвестиционных проектов. Критерии этих проектов министр финансов обещал установить до конца 2019 года. В правительство уже выстроилась очередь из фигурантов разнообразных рейтингов Forbes, предлагающих свои варианты обналичивания национального благосостояния.

Благоустройство все спишет

Варианты эти не блещут оригинальностью. Большинство из них включают в себя тотемное слово "инфраструктура". Например, глава ВнешэкономбанкаИгорь Шувалов предлагает вложиться в развитие и благоустройство полусотни городов. Проекты очистки воды, обновления транспорта, строительства современного жилья, повышения качества услуг есть в Архангельске, Владивостоке, Калининграде, Махачкале, Нижнем Новгороде, Челябинске, Сергиевом Посаде. Здравое зерно в этих предложениях можно найти с той точки зрения, что у регионов и муниципалитетов часто нет денег на мало–мальски значительные проекты — даже на городской трамвай. Никакой конкретики в предложениях ВЭБа, правда, нет — речь идет о принципиальном отношении к вопросу. И хотя предложения пока только готовятся, деньги ФНБ уже размещаются на счетах ВЭБа.

В отличие от государственного банкира, нефтегазовые олигархи имеют более ясные представления об использовании средств ФНБ. Владелец "Новатэка"Леонид Михельсон обращался к главе правительства с просьбой поддержать строительство 15 танкеров для СПГ с целью экспорта продукции из месторождений проекта "Арктик СПГ — 2" по Северному морю, а глава "Газпрома" Алексей Миллер просил премьер–министра поддержать проект по строительству комплекса по переработке и сжижению природного газа в Усть–Луге.

Сервис и его посредники

Свое видение светлого будущего, построенного на деньги ФНБ, имеет и министерство экономического развития. Там предлагают вложиться в экспорт — кредитовать зарубежных покупателей российской продукции, а также предоставлять льготное финансирование для создания производств российских компаний и сервисных центров за границей.

Определенная логика в этом есть. Слабость сервисной поддержки — одна из главных претензий покупателей российской продукции, не относящейся к нефти, газу, лесу и тому подобным товарам. С начала 2019 года реализуется нацпроект "Международная кооперация и экспорт", его основная цель — удвоить ежегодный объем российского экспорта несырьевых товаров к 2024 году. За 6 лет правительство планирует потратить на эту благую цель без малого триллион рублей, оказав поддержку более чем тысяче предприятий — экспортеров несырьевых товаров и услуг.

Кончаются даже углеводороды. Почему бизнес не торопится инвестировать в разведку и добычу нефти

Кончаются даже углеводороды. Почему бизнес не торопится инвестировать в разведку и добычу нефти

10320
Дмитрий Прокофьев

Правда, ученые из РАНХиГС, специально изучавшие перспективы господдержки такого экспорта, пришли к выводу, что либерализация валютного законодательства помогла бы экспортерам не меньше, чем миллиардные субсидии, на которые в первую очередь претендуют корпорации, а никакой не малый и средний бизнес. По оценке экспертов РАНХиГС, в экспортную деятельность вовлечено 1,3% малых и средних предприятий. Кроме того, мировой опыт поддержки экспорта показывает, что наилучший результат приносит субсидирование не производителей, а посредников, продвигающих национальную продукцию на мировые рынки. Малому бизнесу проще (и эффективнее) продавать свои товары не напрямую зарубежному покупателю, а структурам, которые могут предлагать клиентам разнообразный ассортимент.

Скромнее, товарищи

В свою очередь, министерство финансов, не отрицая возможности вложения средств ФНБ в российские инвестиционные проекты, предлагает делать ставку на более традиционное развитие российского экспорта, не ожидая прорывов и инноваций. Самое разумное, намекают в Минфине, это использовать средства ФНБ для покрытия выпадающих доходов бюджета в случае снижения цен на нефть. Если цена бочки Urals снизится до $30 — это может обернуться потерей десятой части ВВП. Заткнуть бюджетную брешь можно будет только деньгами фонда. Да и без падения цен Минфин ожидает сокращения нефтегазовых доходов с 7,6% ВВП в 2019 году до 6% в 2022–м. Запасы истощаются, а льготы нефтегазовому сектору растут — за 7 лет они увеличились втрое, достигнув в 2018 году 1,2 трлн рублей.

Среди идей по использованию ФНБ совсем отсутствуют планы по передаче каких–либо денег непосредственно в руки народа. Предполагается, что построенная инфраструктура каким–то образом улучшит жизнь граждан, но сделает это опосредованно. Например, начальники свято верят, что бизнес развивается там, где создается инфраструктура. Ведь в странах, где они держат собственные деньги, много и инфраструктуры, и бизнеса. Но экономисты знают, что связь тут обратная — это инфраструктура развивается там, где много бизнеса и денег у покупателей.

Делить бессмысленно

А с деньгами у покупателей в России все больше проблем. Согласно последним данным Росстата, ситуация в потребительском секторе продолжает ухудшаться — розничная торговля в июле прибавила только 1%, это худший результат за 2 года. По данным ВЦИОМ, половина российских семей имеет непогашенный кредит, с начала года банки выдали 1,4 трлн рублей новых займов физлицам, но увеличению потребительского спроса это не помогает.

Разумеется, если просто разделить ФНБ между всеми россиянами, на каждого придется без малого по $900 — две медианные зарплаты — не та сумма, которая помогла бы радикально изменить жизнь. Но почему бы не профинансировать дополнительные выплаты пенсионерам старше 70 лет? Или помочь закрыть кредиты молодым семьям? Или оплачивать из этого фонда экстренные операции детям — те самые, на которые собирают деньги эсэмэсками. Кстати, весь объем средств в распоряжении российских благотворительных фондов не превышает 15 млрд рублей в год.

Придумать вариантов распределения хотя бы части ФНБ непосредственно тем гражданам, в интересах которых он вроде бы и создан, можно много. Так же как и оценить эффективность таких мер. Но пока что фонд существует исключительно как страховка на случай непредвиденных для начальства обстоятельств. Или для решения каких–то других задач, о которых нам не говорят.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама