Евгений Петров Все статьи автора
31 июля 2019, 00:17 7119

Суд под прикрытием. Экс-владелец МБСП намерен вернуть бизнес-центр "Глобус" через суд

Бывший владелец Международного банка Санкт-Петербурга Сергей Бажанов хочет вернуть свою недвижимость
Бывший владелец Международного банка Санкт-Петербурга Сергей Бажанов хочет вернуть свою недвижимость
Фото: Интерпресс

Бывший владелец Международного банка "Санкт–Петербург" (МБСП) Сергей Бажанов хочет вернуть свою недвижимость, которую он продал спустя всего 3 недели после отзыва у банка лицензии 31 октября прошлого года. Судебный спор, инициированный им этим летом, идет за активы, рыночная стоимость которых превышает 1,5 млрд рублей. Проигрыш тяжбы может сыграть экс–банкиру на руку.

В июне текущего года Сергей Бажанов подал иски в Арбитражный и Петроградский городской суды. Ответчиками являются покупатели его личного имущества — соучредители адвокатского бюро "Дювернуа" Егор Носков и Игорь Гущев.

Суды Бажанова. Арбитражный суд отложил рассмотрение иска о банкротстве МБСП

Суды Бажанова. Арбитражный суд отложил рассмотрение иска о банкротстве МБСП

1362
Евгений Петров

Банкир просит суд отменить продажу 100%–ной доли в ООО "Бизнес–центр "Глобус", взыскать с этого же юрлица 19 млн рублей недополученных дивидендов (таким способом учредители выплачивают себе прибыль организации), а также отменить продажу личного дома на Каменном острове. Дом этот вместе с земельным участком экс–сенатор от Ульяновской области Бажанов приобрел в 2010 году у экс–сенатора от Ленинградской области Андрея Молчанова.

У банка "МБСП" лицензия отозвана 31 октября 2018 года. И уже 23 ноября собственником 100%–ной доли в ООО "Бизнес–центр "Глобус" вместо Сергея Бажанова стал Егор Носков, о чем свидетельствует выписка из ЕГРЮЛ. Согласно договору купли–продажи (есть в распоряжении редакции "ДП"), адвокат приобрел ООО у экс–банкира за 120 млн рублей.

Это юрлицо является собственником земельного участка площадью 4,6 тыс. м2 и помещения бизнес–центра площадью 10,5 тыс. м2 в Крапивном пер., 5.

По данным Росреестра, кадастровая стоимость земли — 184,6 млн рублей, здания — 160,8 млн рублей. "Стоимость подобных объектов в среднем составляет около 60 тыс. рублей за 1 м2", — полагает Николай Пашков, генеральный директор Knight Frank St Petersburg.

Росреестр 27 ноября зарегистрировал переход прав собственности от Бажанова к Игорю Гущеву на участок 1,7 тыс. м2 и дом площадью 1,4 тыс. м2 на набережной Малой Невки, 35. Кадастровая стоимость земли и здания составляет 162 млн рублей.

"Дом приобретен мной у Бажанова по рыночной цене, что подтверждено независимой экспертной оценкой. После между нами был заключен договор обратного выкупа, но денег Бажановы не вернули и продолжают пользоваться домом", — сообщил "ДП" свою позицию Игорь Гущев. Стороны не раскрывают условия договора.

Наследство МБСП. Парк-отель "Потемкин" в Пушкине сменит собственников за 550 млн рублей

Наследство МБСП. Парк-отель "Потемкин" в Пушкине сменит собственников за 550 млн рублей

52215
Антон Тарануха

Как правило, подобные сделки проводятся для кредитования: продавец получает деньги и гарантии, что при выполнении определенных условий он выкупит недвижимость обратно. Также сделки могут применяться для того, чтобы скрыть фактического собственника.

"Локация и объекты на Каменном острове уникальные, уровень цен — около 1 млн рублей за 1 м2", — говорит Андрей Косарев, генеральный директор Colliers International в Петербурге. "Cтоимость зависит от дальнейшего использования. При аренде и доходности меньше чем 7–8% годовых его вряд ли купят. Если для проживания, то это эмоциональная покупка с непрогнозируемой стоимостью", — считает Ольга Шарыгина, управляющий директор центра развития недвижимости Becar Asset Management.

Как полагают опрошенные "ДП" юристы, конечной целью исков Бажанова может быть попытка получить судебное решение о легитимности распродажи активов, а юристы из "Дювернуа" таким образом могут обрести охранную грамоту от притязаний кредиторов банка на данные объекты.

Тайные связи

Сегодня стороны публично обвиняют друг друга. "Дювернуа" разработали стратегию "спасения" недвижимости, принадлежащей лично мне, чтобы не допустить ее продажу за бесценок, как на практике происходит на торгах АСВ, — рассказал "ДП" Сергей Бажанов. — Но если Гущев подписал договор обратного выкупа через месяц после так называемой продажи, то считаю, что Носков нарушил договоренность и собственную стратегию. Я до сих пор в шоке от того, насколько цинично воспользовались моим доверием". "Бажанов выставил все свои активы на продажу, так как планировал уехать из России, опасаясь возбуждения уголовного дела. Продавал срочно, интересантов было немного, так как покупатели опасались последующего обжалования сделок в случае личного банкротства, — поясняет Егор Носков из адвокатского бюро "Дювернуа". — Мне не пришло в голову, что Бажановы будут оспаривать свои же сделки, потенциальные риски я видел только со стороны АСВ".

Носков должен был расплатиться до конца декабря 2018 года. Окончательный расчет он произвел в мае. Нарушение условий договора стороны в течение полугода не оспаривали.

"В судебной практике часты случаи, когда подачей иска пытаются достичь эффекта в отношении других споров или интересов. Возможно, преследуется цель создания преюдиции в отношении обстоятельств по легальности отчуждения объекта", — считает Александр Почуев, адвокат, президент международной коллегии адвокатов города Москвы "Почуев, Зельгин и партнеры".

"Наиболее вероятно, что подобный иск — попытка получить охранную грамоту, однако для банкротных дел это практически не работает, — говорит Станислав Солнцев, управляющий партнер юридической фирмы "Солнцев и партнеры". — Также это может быть и их совместной стратегией, чтобы защитить проданный актив по мотивам аффилированности покупателя и вывода активов в преддверии крупного иска от АСВ", — полагает эксперт.

Цена вопроса

"Можно предположить, что продажа и последовавшее оспаривание как раз и есть создание видимости и желание получить судебные акты о законности сделок. Об этом говорит и единая стратегия поведения в сделках с Носковым и Гущевым, — делится своими предположениями Павел Герасимов, партнер, генеральный директор юридического бюро "Падва и Эпштейн". — В практике встречаются случаи продажи личного имущества, чтобы вывести его из–под притязаний кредиторов, в том числе когда покупателями становятся юристы". По его мнению, разница между ценой продажи и реальной рыночной стоимостью может стать основанием для оспаривания сделок при личном банкротстве продавца. "Судебные акты, которые стороны пытаются получить по сделкам, могут не застраховать от риска оспаривания и возврата актива в конкурсную массу", — считает эксперт.

У экс–банкира остается другое имущество. По данным Росреестра, он владеет квартирой площадью 190 м2 на Таврической улице.

Его супруга Татьяна Бажанова, не являвшаяся владельцем МБСП, сохраняет контроль над ЗАО "Радиокомпания "Культура", юридическим лицом радиостанции "Эрмитаж". На минувшей неделе компания продлила лицензию на радиовещание до апреля 2024 года.

Осенний ископад

Слушания по оспариванию Бажановым собственных сделок назначены на 12 августа по дому на Каменном острове и 21 августа — по бизнес–центру. Одновременно продолжаются баталии между ЦБ и акционерами МБСП: регулятор пытается признать банк банкротом и приступить к реализации его активов, а акционеры оспаривают приказ об отзыве лицензии.

На одном из последних заседаний суд отказался признать недействительной сделку между МБСП и ООО "Интерлизингстрой" об установлении ставки по кредиту на 626,5 млн рублей в размере 0,1% годовых.

В мае АО "Триумф", собственник 6% МБСП, конечным бенефициаром которого, по данным СПАРК, является родственник Татьяны Бажановой Александр Зуев, подало иск об оспаривании сентябрьского предписания ЦБ.

"Приказы выдавались с требованием доначислить резервы по ценным бумагам нерезидентов", — сказал "ДП" бывший сотрудник банка. Доначисления и привели к утрате банком капитала и отзыву лицензии.

На сегодня "дыра" в капитале составляет 12,9 млрд рублей. По данным временной администрации МБСП, с момента отзыва лицензии по 15 июля 2019 года в счет погашения кредитов в банк поступило 4 млрд рублей.

Пока процедуры, вводимые в отношении банка, не могут повлечь каких–либо претензий к личному имуществу господина Бажанова. Претензии могут возникнуть только на стадии привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности, что является одной из последних процедур конкурсного производства. Конкурсное производство в отношении банка на данном этапе не введено. На данной стадии можно предполагать все что угодно, даже то, что судебный спор затеян ради ареста доли в компании и может являться искусственным. Заявление о том, что сам продавец исполнил эту сделку как мнимую, противоречит его предыдущему поведению. Источник финансирования сделки в данном случае не имеет значения. Отмечу, что последствия разрешения этого спора не коснутся тех, кто в нем не участвует.
Осип Румянцев
Осип Румянцев
Управляющий партнер адвокатского бюро "Румянцев Лигал"
С горечью и разочарованием смотрю на крах российской многовекторной банковской системы. Закрыто около 500 банков, и этот процесс продолжается. Реалии таковы, что Банк России в своей деятельности в основном применяет ограничительные меры и отзыв лицензий, а не конструктивные решения, как это делалось ранее и как это делается сейчас во всем цивилизованном мире. Основными пострадавшими в этих историях оказываются клиенты банков и государство, не считая банкиров.
Сергей Бажанов
Сергей Бажанов
экс–совладелец банка "МБСП"

В контексте

Сам Бажанов, когда–то один из самых уважаемых в городе банкиров, вынужден теперь судиться с покупателями своей недвижимости, которые якобы каким–то образом склонили его к сделке по заниженной цене. Трудно поверить, что бизнесмен с таким опытом вдруг потерял хватку и с испугу продал что–то ценное в несколько раз дешевле рыночной стоимости. Поэтому и напрашиваются предположения, что эти сделки могут быть частью какой–нибудь многоходовой схемы по выводу имущества из–под риска быть отнятым и поделенным между кредиторами.

Риск этот не надуманный. АСВ уже набило руку на выжимании долгов у бывших владельцев и топ–менеджеров банков. На сайте агентства есть файл с информацией о привлечении к гражданско–правовой ответственности лиц, контролировавших обанкротившиеся банки, за период с 2005 года — он занимает 87 страниц, там сотни фамилий. Аналогичный список лиц, привлеченных к уголовной ответственности, поменьше — всего 32 страницы. Но и он оптимизма банкирам не внушает. В отчете АСВ за 2018 год сказано, что за этот период в суды направлено 80 заявлений агентства о привлечении к имущественной ответственности бывших руководителей банков на общую сумму 786,8 млрд рублей, $10 млн и 5 млн евро. В 2017 году показатели были ниже — 58 заявлений на сумму 216,7 млрд рублей.

В списках тех, кто подвергается сейчас преследованию АСВ, наверняка присутствуют циничные дельцы, сознательно разорявшие свои банки ради личного обогащения. Возможно, их там даже немало. Но говорить о том, что они там такие все без исключения, было бы преувеличением. Многим просто не повезло оказаться банкирами в период резкого падения доверия к частным банкам. Недоверие стало следствием расчистки банковского сектора, начатой Банком России в 2013 году. Паники вкладчиков–физлиц удалось избежать благодаря системе страхования вкладов, а вот компании, увидев, как регулятор десятками отзывает лицензии, стали массово переводить счета в банки, подконтрольные государству.

С другой стороны, репутация тех, кто призван противостоять недобросовестным банкирам, тоже небезупречна. Участники рынка уверяют, что рассылка "черных меток" банкам носит непредсказуемый характер. Некоторых из тех, кто все еще с лицензией, стоило лишить ее еще несколько лет назад. А те, кто покинул рынок, могли бы сохранять платежеспособность еще многие годы.

Александр Пирожков

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама