Георгий Вермишев Все статьи автора
11 июля 2019, 07:22 407

Сошествие бизнес–ангелов, или Кому оживлять российский венчурный рынок

Фото: pb.hse.ru

Итог фестиваля университетских стартапов ВШЭ СПб, в котором все призовые места разобрали иностранцы, стал хорошим поводом задуматься, что происходит с российским венчурным рынком.

Бизнес вступает в игру. "БестЪ" откроет венчурный фонд, инвестирующий в стартапы

Бизнес вступает в игру. "БестЪ" откроет венчурный фонд, инвестирующий в стартапы

680
Анастасия Жигач

Смысл проекта Высшей школы экономики — объединить на одной площадке активных студентов, способных предлагать рынку интересные идеи. Более чем из сотни стартапов отобрали 22, причем только 10 были российские. Целую неделю студентам читали лекции, а в конце провели питч–сессию перед статусным жюри, которое возглавлял глава "Ростелекома"Михаил Осеевский (он, кстати, приехал, пусть даже всего на 20 минут). Среди партнеров значились также "ВымпелКом" и "Лаборатория Касперского".

Эмбрион будущего проекта

Победили проекты, которые для спонсоров можно было бы посчитать непрофильными. Например, первое место (и 650 тыс. рублей) получил эстонский Timey. Студенты предложили недорогой химический индикатор, который показывает, соблюдался ли температурный режим при хранении продуктов. Разработчики признались, что намерены потратить призовые деньги на продвижение на российском рынке. Второе место — у стартапа uFraction из Шотландии, разрабатывающего системы фильтрации в биотехнологическом производстве. Третье — у итальянцев из Artiness, предложивших технологию создания голографического изображениях тела для медицинской диагностики.

"Я здесь присмотрела как минимум три проекта, которые изучу более подробно на предмет пилотирования совместно с "Ростелекомом", — рассказала Любовь Симонова, директор проектного офиса "Развитие технологий" в ПАО "Ростелеком". — И для меня это очень неплохой результат". Этот фестиваль — по сути, "эмбрион" будущего большого проекта, уверен генеральный директор компании Martal SPb Игорь Рождественский. "В России много похожих конкурсов. Но у ВШЭ есть шанс сделать это системно, а потом подтянется и венчурное сообщество. Самым главным является не шоу, а traction. Было бы здорово, если бы мы не закончили общение с ребятами, а попробовали что–то для них найти: фонды, инвестиции. Да, наша страна небольшая, но для многих проектов здесь есть рынок. Если вы что–то сделали для нефтяной трубы — труб у нас 46 тыс. км", — указывает эксперт.

При этом члены жюри сошлись на том, что ключевой проблемой российских проектов оказалась ориентация на собственный продукт, в то время как западные были ориентированы на решение конкретной проблемы. Поэтому они и победили.

Кладбище стартапов

Фестиваль ВШЭ проходит на фоне глубокого кризиса в венчуре. Если еще 5 лет назад объем рынка оценивался в $3 млрд, то в 2018 году он составил всего лишь $400 млн. "Рынок мертв, о чем вы говорите", — сетовала в кулуарах представительница венчурного сообщества. В перспективу "импорта мозгов" из Кремниевой долины в Россию анонимные собеседники тоже не верили. "Кто к нам поедет, — возражал другой эксперт. — Это как поиграть в сборной Бразилии, а потом перейти в команду второго дивизиона".

Помощь согражданам. Основатель сервиса Badoo проинвестирует 10 российских стартапов

Помощь согражданам. Основатель сервиса Badoo проинвестирует 10 российских стартапов

4992
Анастасия Жигач

Зато "экспорт мозгов" процветает. Россия невероятно богата научными и инженерными талантами, но здесь не очень хорошая инфраструктура для стартапов, считает Роберт Найверт, партнер венчурного фонда 500 Startups. "Очень часто мы собираем здесь сильные команды и отвозим их в США, чтобы уже там они получали фондирование и запускали продукт", — говорит он. "Там проще найти инвестиции, там гораздо проще повысить стоимость проекта. Там сумасшедший ценник, и это важно для хорошего выхода из инвестиций. Но при этом девелоперов, R&D можно держать в России", — подтверждает Вэл Джердеш, руководитель The Yellow Door в Москве.

"Инфраструктура развита в России достаточно неплохо, но есть проблема с ранними инвестициями, — не согласен Сергей Мельченко, директор центра инновационного предпринимательства НИУ ВШЭ в СПб. — Сейчас, чтобы запустить свой проект, молодому специалисту нужно не есть и не пить, а только работать. Собственно, это всем стартапам и предлагают. Второй вариант — получить ранние инвестиции. У нас в стране это можно сделать только по программе "Старт" Фонда Бортника. Да и то там со страшной силой заставляют отчитываться о НИОКР, а не о том, как развивается бизнес". (Кстати, буквально на днях "ДП" писал о планах группы "Бестъ" запустить свой венчурный фонд, ориентированный на ранние инвестиции.)

У вузов есть значительный потенциал, но, например, в США число выпущенных стартапов так же важно, как число научных публикаций и индекс цитирования. В России такой практики нет, поэтому у вузов и преподавателей нет стимулов, говорит Карина Сотник, директор программы бизнес–инкубирования Science Center (Филадельфия). Хотя денег больших это не стоит — корпорации могут почти ничего не потратить. "В США есть гигант Comcast, владеющий NBC. Они создали международный акселератор, денег особо не дают, но зато дают мощь своего бренда и позволяют заключать контракты со своими подразделениями, — рассказывает эксперт. — На мой взгляд, "Ростелеком" мог бы делать то же самое — у них такая расширенная сеть внутри России, — просто пообещав стартапу контракт в будущем. Одно дело вкладываться как инвестиции, а другое — позиционировать стартапы как потенциальных партнеров".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама