Любовь Лучко Все статьи автора
1 июля 2019, 10:49 323

Судьба реагента. В петербургских больницах заканчивается срок эксплуатации оборудования

Фото: Коньков Сергей

Срок эксплуатации установленного 10 лет назад в городских медучреждениях оборудования заканчивается. На смену должна прийти новая отечественная техника. Готова ли к этому медицинская промышленность — разбирался "ДП".

В 2021 году будет открыт новый корпус НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе. Строительство начнется в июле 2019 года. Четырехэтажное здание обойдется в сумму 3,4 млрд рублей. В нем предполагается разместить операционный блок, палаты реанимации, кабинеты лучевой диагностики (КТ, МРТ, рентген). Как рассказал "ДП" заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии СПб НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе Вячеслав Афончиков, медицинские учреждения содержат оборудование в рабочем состоянии за собственный счет: "Общая проблема всех государственных медучреждений — деньги на обслуживание оборудования не заложены в тарифы. А это 15% в год от стоимости каждого аппарата. Мы планируем строительство нового корпуса, одних приборов в нем будет примерно на 3,5 млрд рублей. Бюджет больницы составляет 1,8 млрд рублей в год, и 525 млн мы будем тратить на оборудование".

Почти десятилетие прошло с тех пор, как в больницах и поликлиниках Петербурга и других регионов согласно государственной программе была заменена устаревшая аппаратура. Сейчас срок ее жизни постепенно подходит к концу. "Получается, что разом надо менять почти такое же количество техники. Если бы модернизация стартовала раньше и оборудование менялось поэтапно, сейчас мы так же поэтапно заменили бы устаревшие приборы", — добавляет Вячеслав Афончиков.

Не очень щедрая длань импортозамещения коснулась и медицинской сферы. Началось все 4 с лишним года назад — когда правительство придумало список из запрещенных для госзакупок медицинских изделий. Перечень содержал 60 наименований, но буквально через год расширился вдвое. Под запретом оказались предметы, вполне подвластные силе отечественного импортозамещающего производства: медицинская одежда, спиртовые салфетки, микрохирургические пинцеты. Но есть и серьезно звучащие строчки — аппараты искусственной вентиляции легких, вспомогательного кровообращения, искусственные клапаны сердца. Этот ответ агрессивному Западу вызвал в российской медицине самые ожесточенные дискуссии. Врачи обвиняли нашу промышленность в неспособности заменить недостающие изделия, а производители, в свою очередь, потирали руки в предвкушении лавины госзаказов. Тогда же в стране затеяли диверсификацию предприятий ОПК — для усиленного производства гражданской продукции. В том числе для нужд медицины. К 2030 году все заводы, трудившиеся на оборону, должны 50% своих изделий поставлять на гражданку.

Однако в ноябре 2018 года президент подвел первые неутешительные итоги: система пока не заработала. Заветные показатели даже наполовину не отобразятся в отчетных документах — в 2020 году доля производства гражданской продукции на предприятиях ОПК составит 20,7%. "В оборонном комплексе нет понимания потребностей медицинского рынка — какие приборы будут востребованы через 5 лет. Поэтому заводы производят то, что уже устарело, и, когда аппаратура выйдет на рынок, она будет никому не нужна, — уверен заведующий отделом трансфера технологий, инноваций и интеллектуальной собственности НМИЦ им. В. А. Алмазова Алексей Маликов. — Когда предприятия пытаются копировать существующее оборудование, это похоже на попытку догнать вчерашний день".

На образцы горазды

Как известно, нужно бежать вдвое быстрее, чтобы оставаться на месте. В спешке научная сфера порождает изобретения — одно инновационнее другого. Так, в ЛЭТИ придумали рентгеновский аппарат для новорожденных — чтобы снизить лучевую нагрузку на малышей. "Сейчас в рамках данного неонатального проекта мы совместно проводим предклинические испытания, проведение которых одобрено этическим комитетом. Национальным медицинским исследовательским центром им. В. А. Алмазова подана заявка–обоснование, получено госзадание. До конца года мы должны выдать готовый действующий образец. После чего мы совместно начнем процесс его легализации и вывода на серийное производство. По всем оптимистичным прогнозам, по данному проекту мы будем работать еще 2–3 года", — рассказал "ДП" заведующий кафедрой электронных приборов и устройств СПбГЭТУ "ЛЭТИ" Николай Потрахов.

Студент из Политеха написал программу для обнаружения рака легких по томографическим снимкам. Точность электронного диагноста — 90%. В том же Политехе другая группа молодых ученых трудится над созданием анализатора активности участков головного мозга мышей и крыс. Это позволит изучать мозг грызунов без введения наркоза и соотносить результат наблюдений с их поведением. Ученые надеются, что их исследования в этой области в будущем помогут узнать механизмы эпилепсии, болезни Альцгеймера и синдрома Гентингтона. Опытный образец испытают в конце 2019 года.

Не отстают и производители, для которых технология и цифровизация — почва для бизнеса. "Речь идет о программно–аппаратных комплексах для создания и дальнейшей работы с "цифровым случаем пациента". Построение "цифрового случая" осуществляется на Лабораторной информационной системе (ЛИС). С момента поступления образцов в лабораторию вся информация (клинические данные, полученные изображения макро и микро, информация о пробоподготовке) будет отражена в ЛИС, откуда специалисты могут получить к ней доступ при работе над заключением и/ или при консультации. Отдельные этапы работы будут объединены общим информационным полем, что позволит оптимизировать работу в лаборатории, сделает процесс более контролируемым и регулируемым", — поделились в "Биовитруме".

Ни шагу не спросясь

Говоря метафорически, упряжка изобретательско–производственного экипажа должна находиться в руках у врачей. Именно они ясно видят дорогу и каждый камешек на ней. "Деятельность по разработке и внедрению в эксплуатацию новых приборов, предназначенных для медицины, осуществляется нами исключительно в тандеме с врачами. Как говорится, без медиков мы и шагу не делаем. Есть два варианта нашей совместной работы. В первом случае врачи ставят нам задачу, над которой мы работаем. Во втором случае мы сами изобретаем уникальный прибор и советуемся с медиками, насколько наше изобретение поможет им в их работе", — говорит Николай Потрахов.

Однако, несмотря на слаженность, к 2022 году предсказывается дефицит медицинских изделий — из–за новых правил, согласно которым российские производители должны перерегистрировать свои товары для создания единого рынка медицинских изделий в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Пока работает старый режим и не видно грядущих проблем, медицина в Петербурге открыто не жалуется, но явно мечтает о большем. "Имеющееся отечественное и зарубежное оборудование нас устраивает своим качеством, — говорит заместитель главного врача по медицинской работе СПб ГБУЗ "Городская станция скорой медицинской помощи" (ГССМП) Лариса Ельчинская. — Конечно, всегда можно лучше. Например, если бы аппаратов закрытого массажа сердца было больше, медработники были бы только рады. ГССМП время от времени тестирует технические новинки по договорам с производителями и поставщиками медицинского оборудования, дает профессиональную оценку тому или иному медоборудованию после применения на практике".

При подходе к вопросу организации производства надо послушать тех, кто поставит задачу, — медиков, узнать их потребности. Далее, исходя из этого, нужно профилировать разработки. Фактические закупки оборудования — это не показатель реальных нужд медицины в Петербурге, и необязательно, что оно будет востребовано завтра. Пока производитель поставит новые разработки на поток, проходит очень много времени, и они могут устареть. В некоторых медучреждениях есть проблемы с зарубежным оборудованием — к нему нет комплектующих, они дорогие и долго поставляются. Контакт между медицинским сообществом, производителями и учеными очень важен. Медицина, работая с больными, быстрее всех может дать оценку тем или иным новациям и подсказать, над чем нужно работать. В этом участвует довольно большое количество крупных и средних предприятий, которые могут оперативно получать обратную связь — образцы проверять во время опытных испытаний, дорабатывать и затем запускать в производство.
Елена Кириленко
Елена Кириленко
генеральный директор ООО "КЕЛЕАНЗ Медикал"
Контакт между медицинским сообществом, производителями и учеными очень важен. Медицина, работая с больными, быстрее всех может дать оценку тем или иным новациям и подсказать, над чем нужно работать. В этом участвует довольно большое количество крупных и средних предприятий, которые могут оперативно получать обратную связь — образцы проверять во время опытных испытаний, дорабатывать и затем запускать в производство.
Сергей Ашкинази
Сергей Ашкинази
проректор по научно–исследовательской работе НГУ им. П.Ф. Лесгафта
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама