Иван Хлебов Все статьи автора
30 июня 2019, 13:57 154

Финансист в футляре: история дома на Невском проспекте, 12

Фото: Сергей Ермохин

Дом №12 по Невскому проспекту — своего рода городская легенда. С середины 1930–х тут работало самое фешенебельное ателье женской одежды, получившее у ленинградцев ироничное название "Смерть мужьям". Но построен он был как банковское здание. С 1910 года в нем квартировал коммерческий банк "И. В. Юнкер и К°".

Лавка деликатесов: история дома на Большой Морской, 11

Лавка деликатесов: история дома на Большой Морской, 11

221
Иван Хлебов

Иван Васильевич, а точнее, Иоганн Вильгельм Юнкер по основной профессии своей был совсем не финансист. В Геттингене, откуда он был родом, его знали как отличного переплетчика и большого мастера по изготовлению футляров. Но кому, скажите на милость, нужны футляры и переплеты, когда не только германские княжества, но и вся Европа сотрясается наполеоновскими войнами, а потом страдает от их последствий, как от тяжелого похмелья? Как бы там ни было, а в 1818 году Иоганн Вильгельм бросил все и отправился в Петербург на поиски богатства и счастья. Для начала устроился работать в галантерейный магазин. Потом выкупил его у хозяина и основательно расширил бизнес. Дела у бывшего переплетчика пошли в гору настолько, что вскоре справляться в одиночку стало невмоготу. Пришлось вызывать из Германии младшего брата — Иоганна Христиана Адольфа Фридриха, быстренько ставшего на Руси Федором Васильевичем.

Не в шляпе дело

Вдвоем братья открыли шляпную мастерскую — сперва в столице, потом в Москве, да так развернулись, что и на Макарьевской ярмарке своим товаром торговали, и в Европу его поставлять начали. При таких оборотах пришлось принимать российское гражданство да вступать в купеческую гильдию. Для экономии — в финскую, так что числиться они стали фридрихсгамскими купцами.

А деньги все прибывали. Уж больно добротные шляпы делали братья–переплетчики. В общем, заработали — хоть в долг давай! Как тут было не открыть "учетную контору"? Денежные переводы, кредиты под небольшой, но приятный процент, размен, обмен валюты. Тут шляпное дело как–то и отошло на второй план, настолько прибыльной оказалась эта деятельность. К 1846 году капитал конторы составлял уже более полумиллиона рублей.

Постепенно семья Юнкер перебралась в Петербург в полном составе: к делу подключился третий брат — Христиан Людвиг, звавшийся у нас Львом Васильевичем. Галантереей уже никто не занимался — контора "И. В. Юнкер и К°" окончательно переключилась на финансовые операции, торговлю и страхование облигаций государственного выигрышного займа и в 1869 году стала полноценным банком с центральным офисом в Москве.

Нюрнбергский витраж

Второе поколение Юнкеров, выросшее в России, настолько впитало в себя местные традиции и обыкновения, что, сохраняя немецкие корни и оставаясь в лоне лютеранской церкви, вело себя как подобает российским купцам: тратило серьезные деньги на благотворительность и меценатство.

Ратьков–Рожнов — голова: Миллионная улица, 7

Ратьков–Рожнов — голова: Миллионная улица, 7

249
Иван Хлебов

Поддерживали и старые связи с немецкой общиной Петербурга: на деньги Юнкеров были куплены витражи и орган для Петрикирхе. Причем витражи не простые, а работы знаменитейшего нюрнбергского мастера Штефана Келлнера.

В конце первого десятилетия ХХ века правлением банка было принято решение выстроить в столице новое банковское здание, соответствующее всем современным требованиям, в том числе — в отношении безопасности. И к 1910 году на Невском, 12, вырос дом в стиле северного модерна, облицованный красно–бурыми плитами выборгского гранита. Одно из самых роскошных банковских зданий той поры. Однако самому банку "И. В. Юнкер и К°" работать в нем довелось недолго.

Попали в переплет

Сперва началась Первая мировая и гонения на немцев, так что было принято решение продать контрольный пакет акций. Все равно дело шло к тому, что кредитно–финансовое учреждение придется закрыть: руководство компании чуть ли не в открытую стали обвинять в сотрудничестве с врагом. А потом и революция подоспела, разделив Юнкеров на белых и красных, и лишь немногие из них пережили Гражданскую войну.

Впрочем, наиболее предусмотрительные члены семьи воспользовались своим статусом фридрихсгамских купцов и покинули молодую советскую республику, сказавшись подданными ставшей независимой Финляндии.

Банк же был в декабре 1917–го национализирован и закрыт.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама