Дмитрий Маракулин, Дарья Кильцова Все статьи автора
19 июня 2019, 06:35 348

По чужому разрешению. С "А–Проекта" взыскивают более 70 млн рублей

Качество набережной Обводного канала проверят в арбитражном суде
Качество набережной Обводного канала проверят в арбитражном суде
Фото: Антон Ваганов

Дирекция транспортного строительства (ДТС) взыскивает с "А–Проекта", бывшего крупного игрока рынка транспортной инфраструктуры, более 70 млн рублей. В компании претензии чиновников считают безосновательными.

Повод к судебному разбирательству дал госконтракт на строительство участка набережной Обводного канала по южному берегу (второй этап), заключенный ДТС с "А–Проектом".

Прошу считать меня добросовестным. "А–Проект" добился исключения из реестра недобросовестных поставщиков

Прошу считать меня добросовестным. "А–Проект" добился исключения из реестра недобросовестных поставщиков

571
Дмитрий Маракулин, Дарья Кильцова

В мае этого года договор был расторгнут из–за нарушения его условий. Еще в апреле, как пояснили "ДП" в комитете по развитию транспортной инфраструктуры Смольного (КРТИ), в адрес подрядчика была направлена претензия с требованием выплатить пени в размере 72,6 млн рублей. Такая сумма обусловлена объемом невыполненных работ и временем просрочки. При этом чиновники отмечают, что вынуждены были обратиться в Арбитражный суд Санкт–Петербурга и Ленобласти, поскольку "А–Проект" добровольно отказался расплатиться. Арбитражный суд принял заявление чиновников к производству, разбирательство назначено на 30 июля.

Несколько лет назад, напомним, "А–Проект" был крупным игроком на дорожно–мостовом рынке Петербурга. Компания была задействована в строительстве ЗСД, развязки с КАД, дамбы, регулярно принимала участие в ремонте городских дорог.

Технический директор "А–Проекта" Александр Докторов уточнил, что претензии ДТС касаются тех работ, которые на момент расторжения контракта были не завершены. Он пояснил, что выполнение некоторых видов работ зависело от чиновников. Так, заказчик передал компании разрешение на строительство, которое было выдано "Мостострою № 6". Этот документ чиновники должны были переоформить на "А–Проект", но не сделали. "В старом разрешении были неправильно перечислены участки, отведенные под строительство. Из–за этого мы не смогли получить разрешение на ограничение движения для переустройства участка набережной Обводного канала для перекладки асфальта. Для переустройства канализации нам пришлось выполнять корректировку технических решений, позволяющих реализовать проектное решение. Сделать это по документам, переданным заказчиком, было невозможно, — перечисляет трудности Александр Докторов. — Причины, по которым мы не выполнили в срок те или иные работы, объективны. На каждую претензию (чиновников. — Ред.) у нас есть развернутый ответ, подтверждающий нашу правоту".

По оценке Арины Довженко, советника практики "Недвижимость и строительство" петербургского офиса юридической фирмы "Борениус", на практике госконтракт может превратиться для подрядчика в кабальную сделку, по условиям которой ответственность за неисполнение работ в срок будет всегда нести подрядчик, независимо от того, выполняет заказчик свои обязанности или нет.

"Законодательство из–за специфики бюджетной сферы устанавливает достаточно жесткие условия госконтрактов, на которые подрядчик зачастую не может повлиять", — добавляет юрист.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама