Юрий Брюквин Все статьи автора
8 апреля 2019, 07:17 515

Интернет ограниченных вещей. Государство озаботилось регулированием интернета вещей

Фото: Сергей Коньков

Российский рынок пока лишь начал осваивать технологии интернета вещей. Тем не менее его объем уже составляет порядка 180 млрд рублей в год, а среднегодовые темпы роста сохраняются на уровне 20–21%. Государственные ведомства спешно озаботились вопросами регулирования этого сектора, развивающегося без административной опеки.

Петербургская связная аномалия. Рост телеком-рынка обеспечен последним кварталом года

Петербургская связная аномалия. Рост телеком-рынка обеспечен последним кварталом года

960
Юрий Брюквин

Интернет вещей (IoT) становится одним из самых привлекательных высокотехнологичных рынков. А в обозримом будущем может стать и одним из самых важных и объемных. Количество подключенных к интернету устройств непрерывно растет. Также увеличивается количество успешных проектов применения интернета вещей в различных секторах экономики: энергетика, промышленность, транспорт, жилищно–коммунальное хозяйство, сельское хозяйство, здравоохранение и т. д. Столь впечатляющие результаты не ускользнули от государственного ока.

В феврале Владимир Путин в послании Федеральному собранию поручил правительству создать комфортные условия для частных инвестиций в такие сферы, как искусственный интеллект, обработка больших данных, интернет вещей, робототехника. Результат не заставил себя ждать — различные ведомства тут же выдали целый ворох проектов, концепций и инициатив, направленных главным образом на создание административных барьеров.

Так, например, Минкомсвязи и Минтранс подготовили проект концепции построения и развития сетей интернета вещей. В частности, министерства предложили создать в России замкнутую сеть IoT; подключить ее к системе "СОРМ"; ограничить применение IoT–устройств без идентификаторов; ввести отдельную лицензию для услуг в сфере IoT. Однако очевидно, что сети связи для интернета вещей не обладают никаким особым статусом. А существующие регуляторные требования к ним уже предполагают лицензирование, использование сертифицированного оборудования, подключение к пресловутой СОРМ и т. п.

Отдельного упоминания заслуживают попытки законодательно закрепить в качестве стандартов в сфере интернета вещей технологии и протоколы, принадлежащие вполне конкретным хозяйствующим субъектам. Вписать в тендерную документацию вряд ли получится: можно получить нагоняй от ФАС. Зато если сначала протолкнуть в качестве ГОСТа, то такая ссылка на государственный стандарт будет вполне законной. И поди докажи, что поставщик–то один–единственный.

Искусственную монополию чиновники пытаются создать и в стандарте мобильной связи пятого поколения 5G, который крайне эффективен для развития IoT–проектов. Минкомсвязи настаивает на создании единого инфраструктурного оператора 5G. При этом главным преимуществом такого подхода называется "возможность [для операторов] сэкономить денежные средства". Не так давно был принят пакет законов Яровой, на реализацию которых операторам (сиречь — абонентам операторов) придется потратить десятки миллиардов рублей. Тогда вопросы экономии денежных средств почему–то не беспокоили министерство.

Подобные ограничительные меры ставят крест на надежде сформировать в России большой открытый рынок IoT. А без него невозможно развитие тех самых стартапов в сфере интернета вещей, о которых в своем послании говорил Владимир Путин.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама