Екатерина Голуб Все статьи автора
13 февраля 2019, 11:35 469

Природа под редакцией. Развитие синтетической биологии в России упирается в нехватку денег

Главный научный сотрудник Mosa Meat профессор Марк Пост демонстрирует гамбургер из говядины, выращенной в лаборатории. За 6 лет сэндвич подешевел в 33 тыс. раз
Главный научный сотрудник Mosa Meat профессор Марк Пост демонстрирует гамбургер из говядины, выращенной в лаборатории. За 6 лет сэндвич подешевел в 33 тыс. раз
Фото: mosameat.com

Некоторые ученые считают, что появление синтетической биологии — достижение даже более важное, чем полет человека в космос или создание компьютеров. Рынку пророчат кратный рост, а по всему миру число стартапов в этой сфере исчисляется тысячами. В Петербурге есть и специалисты, и разработки, нет только денег. Почему — разбирался корреспондент "ДП".

Вскоре мы не будем редактировать геном — мы просто распечатаем его. В этом и состоит ключевое отличие синтетической биологии от ее "матери" — генной инженерии. Новая наука стремится не просто перемещать гены между организмами, но и создавать новые геномы. Таким образом, в современной лаборатории можно "выращивать" как естественные биологические организмы, так и полностью искусственные, не существовавшие в природе раньше.

Год, чтобы изменить мир. 2019 еще больше оторвет мир от реальности

Год, чтобы изменить мир. 2019 еще больше оторвет мир от реальности

1097
Екатерина Голуб, Георгий Вермишев

Синтетическая биология — из тех наук, которые еще даже не вышли из подросткового возраста. Новое направление на стыке естественных и точных наук появилось всего 15 лет назад. Хотя процесс коммерциализации новых разработок уже пошел, эта сфера все еще остается свободной для новых идей. По прогнозам The Insight Partners, рынок будет расти на 28,2% ежегодно и к 2025 году достигнет $56 млрд.

Создано в пробирке

Самый простой пример — это искусственное мясо. Еще в 2013 году нидерландский стартап Mosa Meat приготовил первый в мире гамбургер из говядины, выращенной в лаборатории. По вкусу отличий нет, главный вопрос в цене. Шесть лет назад гамбургер из пробирки обошелся Mosa Meat в $330 тыс. Сейчас же его цена составляет всего 8 фунтов. Прорыв в изменении стоимости производства позволил стартапу рассчитывать на поставки искусственного мяса в рестораны уже в 2021 году.

А вот американская биотехкомпания Amyris попробовала себя в разных областях — от изготовления биотоплива и антималярийных препаратов, прежде чем остановилась на производстве товаров широкого потребления. Сейчас компания с помощью микроорганизмов с измененным геномом производит сквален. Это вещество часто входит в состав косметических средств благодаря омолаживающему свойству. Ранее его получали из акульей печени или в результате обработки особых масел, но теперь производство стало возможно в лабораторных условиях и в большем количестве. Это позволяет производить крем с содержанием сквалена 60%, в то время как обычно доля вещества равна 2–10%.

Еще один яркий пример — бостонский стартап Gingko Bioworks. В прошлом году компания привлекла $122 млн на производство выращиваемого в лаборатории каннабиса. Основатели уверены, что независимость от сельскохозяйственных ограничений позволит найти широкое применение различным соединениям каннабиса в фармацевтике.

Инвестиционный тупик

Ресторанная технократия. Инновации в ресторанной индустрии

Ресторанная технократия. Инновации в ресторанной индустрии

905
Екатерина Голуб

Россия на этом празднике синтетической жизни чувствует себя не слишком уверенно. В 2016 году инвестиции в отрасль по всему миру превысили $1,2 млрд, показав троекратный рост за 5 лет. В то же время для России год не был удачным. По данным совместного отчета РВК и PwC, число инвестиционных сделок по биотеху сократилось на треть, а объем инвестиций упал вдвое: с $18,1 млн до $9,5 млн.

Определенный прогресс есть. По прогнозам исполнительного директора Primer–Capital Елизаветы Рождественской, инвестиции в биотехнологии в России будут расти. "В частности, в связи с реализацией программы "Хэлснет" (программа Национальной технологической инициативы). Помимо того, сохранится интерес крупных кроссоверных фондов к инвестициям в биомедицинские проекты", — считает она.

Однако главный источник инвестиций — государство — вниманием не балует. Даже несмотря на вердикт бывшего главы РоспотребнадзораГеннадия Онищенко, заявившего, что синтетическая биология играет "решающую роль в новом технологическом укладе". Ученые с сожалением отмечают крайне сдержанный рост перспективного направления биологии.

Российская синтетическая биология сейчас нуждается в новых игроках и в повышении финансирования, рассказал "ДП" руководитель одной из профильных лабораторий, пожелавший остаться анонимным. "К сожалению, мы столкнулись с тем, что заявленные изначально субсидии на деле оказываются существенно меньше из–за кризиса. Кроме того, финансовая поддержка нестабильна, об этом знает в том числе министр образования и науки. Если формально финансирование начинается с января, то на деле оно придет ориентировочно в апреле, и то мы не уверены в этих сроках. А если месяцами не выплачивать зарплату сотрудникам, как это скажется на работе, на результате?" — рассказал специалист.

Ситуация усугубляется и тем, что адресные гранты на синтетическую биологию в России пока утвердили только в РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований) — и только с прошлого года. Максимальный размер гранта — 6 млн рублей — выдается на трехлетний проект. По сравнению с инвестициями в зарубежные стартапы эта цифра ничтожно мала.

"Синтетическая биология — направление крайне затратное. Не всегда хватает необходимого оборудования и определенных компетенций. Реальный проект — создание искусственной живой клетки — будет стоить десятки миллионов долларов", — комментирует директор ИХБФМ СО РАН доктор химических наук Дмитрий Пышный. Тем не менее он верит, что и у российских ученых есть будущее. "На Западе новая наука инициировалась как самостоятельное направление значительно раньше. У нас тоже все будет, нужно время и яркие положительные примеры, над чем мы и работаем", — считает ученый.

Еще не время

Как рассказали "ДП" в петербургском бизнес–инкубаторе "Ингрия", на сегодняшний день там нет ни одного стартапа в сфере синтетической биологии. Хотя это не только петербургская проблема — на отсутствие ярких проектов жалуются и на федеральном уровне.

"Когда мы говорим о стартапах, мы подразумеваем фокусное, практическое применение знаний или разработок. Синтетическая биология — это пока что более фундаментальные вещи, для нее основная цель — научные открытия. Как это коммерциализировать, как пиарить?" — говорит директор петербургского бизнес–инкубатора "Ингрия" Полина Лукьянова.

Фактор времени, по словам Полины Лукьяновой, тоже играет не последнюю роль. "Приставка "био" у научного проекта удлиняет срок внедрения раз в пять. Плюс, когда открывается молодое направление с этой же приставкой, возникает вопрос, как регулировать научную деятельность, это усложняет процессы", — рассказала директор "Ингрии" в интервью "ДП".

Отсутствие единых стандартов в инженерной и синтетической биологии подтверждается и участниками Национальной технологической инициативы — государственной программы поддержки "перспективных отраслей". Об этой, равно как и о других проблемах биотеха, говорится в опубликованной правительством РФ "дорожной карте" "Хелснет".

Так что цели, можно сказать, ясны, а задачи определены.

Жалко лишь, что в нашей стране четкий план далеко не всегда означает половину успеха.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама