Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
18 января 2019, 06:48 1405

За долги наши тяжкие. Россияне должны банкам почти 16 трлн рублей

Фото: Коньков Сергей

Как заметил на днях министр труда, чтобы победить бедность в России, достаточно 800 млрд рублей. В такую сумму он оценил годовой дефицит доходов населения (при прожиточном минимуме 11 тыс. рублей в месяц).

Петербуржцы к Новому году взяли кредиты на бытовую технику, гаджеты и погашение других займов

Петербуржцы к Новому году взяли кредиты на бытовую технику, гаджеты и погашение других займов

2044
Карашаш Ногаева

Хотя вообще начальники знают, что на прожиточный минимум существовать нельзя. А если граждане и живут — значит, находят способы выкрутиться из сложной ситуации в обход начальственных решений. Эти выкрутасы начальство старается пресекать — повышением НДС, налогами на самозанятых, да и повышением пенсионного возраста. Граждане, правда, не ждут милостей от начальства. В последние годы рост доходов бюджета, рост госзаказа, рост экспорта углеводородов перестали трансформироваться в рост их доходов. Начиная с 2014 года эти доходы только снижались, суммарно потеряв за 4 года 11%. А за первые 11 месяцев 2018 года они выросли на 0,4%, как говорит Росстат. В пределах статпогрешности.

Но жить как–то надо, и отсутствие роста доходов превратилось в рост долгов. По оценкам ЦБ РФ, домохозяйства задолжали кредитным организациям без малого 16 трлн рублей, зафиксировав исторический рекорд. Это почти двукратный рост по сравнению с 2013 годом, когда аналогичная задолженность достигла 8,5 трлн.

Не верьте, что российский финансовый сектор переживает трудные времена. Во всяком случае, в плане выдачи потребкредитов здесь царит настоящий ажиотаж. По данным Объединенного кредитного бюро, только за первые 11 месяцев ушедшего года общий объем кредитования составил 7,67 трлн рублей — рост почти на 50% по сравнению с 2017 годом. Ну и что, скажет начальник, чем вам не нравятся кредиты? Эти деньги так или иначе возвращаются в экономику, иначе откуда бы, например, в прошлом году в России мог взяться 12%–ный рост продаж автомобилей? Да и учебник по экономике говорит, что граждане делают покупки (и берут кредиты) в расчете на свои будущие, а не текущие доходы. Так что рост долговой нагрузки вполне можно засчитать за признак позитивного настроя населения.

Не совсем так, скажет экономист. Конечно, часть кредитных денег возвращается в экономику, и мы действительно видим рост продаж бытовой техники и машин. Но в предыдущие годы на этом рынке была стагнация, и неизвестно, как поведут себя покупатели в наступившем году. Росстат, например, считает, что индекс потребительской уверенности россиян снижается. А всплеск потребительской активности проще объяснить реализацией отложенного спроса. Да и Центробанк дал понять, что кредиты стоит брать сейчас, не дожидаясь роста базовой ставки.

Постарались и банки, обещая рефинансирование кредитов на сравнительно приемлемых условиях — под 12–13% годовых. Банкиры рассудили, что лучше попытаться получить деньги с заемщиков, чем продавать долги коллекторам.

По итогам первого полугодия 2018 года официальный уровень просрочки по долгам домохозяйств составил 6,1%. Думаю, что в реальности этот показатель вдвое больше. К такому выводу прийти несложно, глядя на динамику роста "среднего чека" по кредитам наличными. Сейчас он составляет без малого 300 тыс. рублей, а темпы его роста раз в пятьдесят превышают темпы "официального" роста доходов.

Новые кредиты берут для того, чтобы закрыть ими кредиты старые. Можно сказать, что и в этом случае кредит стимулирует экономику, но "не с того конца" — граждане цепляются за рабочее место, лишь бы не потерять возможность обслуживать кредит.

Начальство чувствует, что с кредитами ситуация идет куда–то не туда, и готово поставить перед заемщиками новый барьер — "предельные коэффициенты долговой нагрузки". Если доля ежемесячных платежей превысит определенный уровень по отношению к семейным доходам, то новые кредиты вам не дадут.

Но, если роста доходов не произойдет, такому барьеру обрадуются ростовщики.

Только кредитовать граждан они будут под совсем другие проценты.

Дмитрий Прокофьев, экономист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама