Игорь Павловский Все статьи автора
3 декабря 2018, 06:40 633

Азовская кампания. Инцидент с украинскими кораблями как величие маркетинга в международных процессах

Фото: ТАСС

В очень интересное время мы живем. Так получилось, что маркетинг победил не только в торговле товарами и услугами, но и в политике и международных делах. Обертка и соблазнительное описание становятся важнее качеств самого товара, а слова и заявления в СМИ — значительнее реальных событий.

Порошенко рассказал о попытках дозвониться до Путина из-за керченского конфликта

Порошенко рассказал о попытках дозвониться до Путина из-за керченского конфликта

660

История с "прорывом" украинских кораблей в Азовское море еще раз показала все величие маркетинга в международных процессах. Никто не обсуждает само событие, а если речь заходит об этом, то не ради осмысления международно–правового казуса, а ради цитирования заученных фраз пропагандистов с обеих сторон. Зато все более активно освещается обсуждение события в разных интерпретациях. Смысл полностью ушел на задний план. Принципиальнее обсуждение интернет–картинки случившегося. В итоге факт "прорыва" выглядит не как военная операция, а как кампания по продаже залежалого товара потребителю. Можно сколько угодно называть патрульные катера бронированными, а действия своих экипажей — гуманитарной миссией, но ни то ни другое не является таковым.

Конечно же, венцом в этом ярком шоу с кораблями стало заявление о введении военного положения на Украине. То, что в прошлом и позапрошлом веке могло стать casus belli, то есть реальным поводом к войне, окончательно превратилось в словесный балаган.

Военное положение есть — войны нет. Частичная мобилизация есть, а разрыва дипломатических отношений нет. Грозные заявления покарать агрессора есть, а прекращения торговли с "агрессором" нет. И так по всему спектру вопросов, связанных с конфликтом в Керченском проливе.

Впрочем, и международная реакция не менее анекдотична. Согласно законам маркетинга, как и положено, первые громкие заявления должны были сделать самые маловлиятельные игроки. Так, например, новую модель телефона или машины начинают хвалить в первую очередь самые малозначительные СМИ, чтобы на них обратили внимание и подкинули бюджет.

И вот Латвия, Литва, Эстония и Канада, не дожидаясь заявления США, заявили о своей позиции в конфликте. Абсурд состоит в том, что все страны говорили о ситуации в Черном море как об "уникальном случае", напрочь забыв, что как минимум существует Северный Кипр и постоянные конфликты вокруг его территориальных вод.

Эстония вообще пошла дальше всех — глава ее МИДа вызвал российского посла и выдвинул ему условия освободить украинских моряков и корабли, как будто Эстония является стороной конфликта. Хотя по законам грамотного продвижения товара, а не международного права все эти страны, конечно, поступили правильно.

Вопрос — и? Что дальше?

Матвиенко назвала конфликт в Керченском проливе "бессовестной и наглой провокацией"

Матвиенко назвала конфликт в Керченском проливе "бессовестной и наглой провокацией"

145

До какого абсурда в международных реакциях на конфликты можно дойти? В принципе уже сейчас все больше "гибридные войны" напоминают торговые, где захватывают не физические территории, а рынки потребления и рынки влияния. С точки зрения гуманизма это несомненный теоретический плюс, поскольку массовой войны вроде как быть не должно. Но проблема в том, что и торговые войны гуманным разорением партнера никогда не заканчивались и заканчиваться вряд ли будут.

Всегда рядом с торговой война шла и обычная. Иногда локальная, а иногда — мировая.

Так что гуманистам радоваться рано.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама