Светлана Белогубцева Все статьи автора
9 ноября 2018, 12:31 26231

Вызовы для скорой. Рынок частной медпомощи ищет новые направления развития

Фото: Сергей Коньков

На сегодняшний день в Петербурге три крупнейших игрока рынка частной скорой помощи: Coris, "Петербургская неотложка" и "Приоритет". Это те, для кого скорая помощь — основной вид деятельности.

"ДП" составил рейтинг крупнейших частных клиник Петербурга по итогам 2017 года

"ДП" составил рейтинг крупнейших частных клиник Петербурга по итогам 2017 года

42206
Маргарита Арановская

Внешне эта ниша кажется этаким островком безопасности: при сравнительно небольшом объеме — около 1 млрд рублей, по оценке участников рынка, — она достаточно стабильна. Чуть меньше половины приходится на трех основных игроков, а остальное — доходы многопрофильных клиник с собственными машинами.

Ключевым фактором, который определяет развитие этого направления, участники рынка называют формирование нормативно–правовой базы. Притом что первая частная скорая появилась в Петербурге еще 30 лет назад, законодательное поле для нее формируется только сейчас. 2013–2015 годы стали пиком активности — была инициирована работа по формированию протоколов, стандартов и регламентов.

"Приказы стоят денег", — говорит генеральный директор компании Coris Лев Авербах, имея в виду, что каждый такой закон или акт заставляет бизнесменов инвестировать в изменение порядка работы. По его словам, для Coris количество вызовов к больным не является ключевым критерием успеха.

Основная ставка делается на развитие сервисной составляющей. При этом доля частных клиентов составляет всего 30%. Основная часть приходится на контракты по ДМС, и динамика бизнеса скорой помощи находится в зависимости от страхового рынка.

По словам гендиректора компании "Приоритет" Романа Топольскова, ежегодное количество вызовов последние годы более–менее стабильно. Перепады носят сезонный характер, что, в общем, закономерно: летом вызовов меньше, ближе к зиме их количество растет. Но нынешняя осень претендует на роль исключения — ожидаемого всплеска активности на рынке еще не было — компания получает стабильные 2 тыс. вызовов в месяц. По оценке "Петербургской неотложки", в среднем за сутки все частные скорые города получают около 120–150 вызовов от страховых компаний и 30–50 — частных.

Медицинское такси

Обеспечить баланс интересов. Как в Петербурге уживаются федеральные, муниципальные и частные медучреждения

Обеспечить баланс интересов. Как в Петербурге уживаются федеральные, муниципальные и частные медучреждения

625
Борис Мазо

"Приоритет" — компания, которая одной из первых применила в своей работе ставшую популярной модель Uber: в сотрудничестве со страховыми компаниями они переводят систему контроля и организации вызовов на цифровые рельсы. При совместном доступе к приложению и клиника, и страховая компания могут отследить движение машины, оценить время в пути до нужного адреса.

"Мы внедрили эту систему 4 года назад и уже успели оценить экономический эффект от ее работы. Сократились трудозатраты, время подачи машин, а значит, высвободился определенный объем финансовых средств, который мы можем направить на развитие и модернизацию", — рассказывает Роман Топольсков.

На слуху история с доставкой пациента из Швеции, которую провела компания "Петербургская неотложка" в 2017 году, когда скорая добиралась до Стокгольма на круизном пароме. Совсем недавно из той же Швеции пациента эвакуировал "Приоритет". Медицинская эвакуация постепенно выделяется в отдельный сегмент рынка.

"Я думаю, можно говорить о зарождающемся перспективном направлении развития для нас", — комментирует Роман Топольсков. По его словам, предпосылок для развития здесь две: с одной стороны — растущие туристические потоки. Граждане России путешествуют за границу все больше. А с другой стороны — у этой категории клиентов четко сформированы требования к сервису.

"И, если случается, что пациенту нужна серьезная медицинская помощь, услуги медицинской эвакуации — первое, что приходит на ум", — говорит Роман Топольсков.

Вторым серьезным направлением для развития бизнесмен называет освоение новых территорий. Доля присутствия скорой помощи в ОМС сравнительно невелика. Скажем, у той же поликлинической помощи, ЭКО или лучевой диагностики она значительно больше. Основная причина, почему государство очень осторожно впускает частников в эту нишу, — опять же ее предельно высокая социальная значимость.

А между тем сами частники не просто видят для себя в этом направлении большие перспективы, но и готовы делиться с государством компетенциями, забрав на себя при этом существенную долю трудозатрат. Например, в новых районах Петербурга — там, где новые жилые массивы появляются, а социальная инфраструктура для них до конца не отлажена, — бизнес с его мобильностью и наработанной практикой вполне мог бы предложить оптимальное решение проблемы доступности неотложной медпомощи.

Непочатый край

Среди основных проблем негосударственной скорой помощи все участники рынка единогласно называют кадровый голод. Высокая квалификация, вовлеченность — качества, жизненно необходимые для сотрудника частной скорой. Система оплаты труда в компаниях схожа: она складывается из нескольких частей и в определенной степени зависит от показателей эффективности сотрудника.

"Многие наши врачи в стремлении заработать больше трудятся в нескольких клиниках. Это закономерно ведет к быстрому выгоранию", — констатирует Роман Топольсков. Что с этим делать, владельцы бизнеса пока не знают, ведь скорая помощь и так не слишком прибыльный бизнес. Он требует больших инвестиций, которые при этом постоянно растут. Средний возраст сотрудников частной скорой сегодня — 40–45 лет.

"Теперь вот пенсионная реформа ставит нас перед серьезными вопросами, которые мы пока не очень понимаем, как решать", — говорит Лев Авербах. По его словам, водитель скорой помощи после 60 лет уже серьезно теряет в компетенциях. Ведь работа в экстренной службе требует и повышенной ответственности, и быстроты реакции, и физической силы, что достаточно проблематично требовать от возрастного человека.

"И уволить я его не смогу: законом запрещено", — констатирует Лев Авербах. Роман Топольсков согласен — проблема есть. И как ее решать сегодня, не очень понятно. Единственное — перестраховать себя заранее и не брать на работу людей после определенного возрастного порога. "Но и это проблема, для нашей службы слишком молодой водитель — тоже неоднозначное благо", — сетует Роман Топольсков. По словам экспертов, оптимальным решением здесь была бы корректировка в законе с поправкой на сотрудников экстренных служб.

Новости партнеров
Реклама