Антон Мухин Все статьи автора
7 октября 2018, 23:32 22

Правило взятки. Почему не нужно спешить бороться скоррупцией

Если посадить всех коррупционеров, некем будет даже укомплектовать штат охранников лагерей.

По делу полковника Захарченко, у которого дома нашли 9 млрд рублей, арестован новый фигурант. Который вроде бы дал ему взятку 2 млрд рублей. Рекордная сумма. Не дай бог, она спровоцирует войну с коррупцией.

Коррупция — главная беда России. Понимание этого факта объединяет всех. По поводу других способов обустройства России в обществе существуют разногласия: одни считают, что для счастья родины необходимо помириться с буржуями, другие думают, что лучше превратить их в радиоактивную пыль. Но в том, что для спасения отечества надо бороться с коррупцией, едины все.

И Кремль действительно начал войну с коррупцией. На этой войне уже полегли полковник Захарченко, множество губернаторов, целый министр экономики и множество чиновников помельче. Давайте вместе молиться, чтобы это была война показушная. Потому что она настоящая, живым не уйдет никто.

Дело даже не в том, что в России взятки дают все и, если посадить всех взяточников, не смогут даже полностью укомплектовать штат охранников лагерей. Этот вывод, во–первых, слишком очевидный, во–вторых, слишком мелкий.

Дело, во–первых, в том, что все отечественное законодательство написано с учетом коррупционного фактора. Почти в каждом техническом регламенте, нормативе или стандарте обязательно заложен какой–нибудь маленький, но практически невыполнимый пункт. Он заложен изначально ведомством, составляющим этот регламент, — потому что его сотрудники, выходящие с проверками, тоже хотят есть. И если в результате войны с коррупцией они перестанут закрывать глаза на эти пункты, отечественная экономика начнет останавливаться целыми отраслями.

Очевидно, надо переписать регламенты. Но переписывать их не будут: ведомства затаятся и станут ждать, пока у начальства пройдет антикоррупционный зуд. Таким образом, или зуд пройдет, и борцы с коррупцией капитулируют, или экономика умрет окончательно.

А ведь есть еще чиновники, принимающие решения, подписывающие акты выполненных работ и так далее. Не надо объяснять, что с момента начала войны с коррупцией и вплоть до ее окончания не найдется ни одного дурака, который рискнет поставить свою подпись под таким документом. Паралич системы госзаказа гарантирован, а ведь в российской экономике государство — главный потребитель.

Во–вторых, коррупция чем–то похожа на инфляцию. Все знают, что инфляция — зло, но, когда ее нет совсем, экономика тоже страдает. Цены должны немного расти, чтобы предприятия могли увеличивать прибыль (не все ведь такие умные, чтобы внедрять новые технологии или сокращать лишних сотрудников). В гомеопатических дозах взятки, стимулирующие чиновников делать больше того, за что они получают зарплату, тоже могут приносить пользу.

Но главное — у нас плохой анамнез. И общество, и власть в России имеют тенденцию при каждом удобном случае скатываться в людоедство. "Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?" Это из Довлатова. А из писем римскому другу Постуму, отправленных с берегов Черного моря Иосифом Бродским, известно, что, конечно, все наместники — ворюги. Но ворюги милее кровопийц.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама